Culture and art

Культура и искусство

Адриан ван Остаде

26. Школа. 1662 г. Дерево, масло. 40x33. Париж. Лувр

Школа. 1662 г. Дерево, масло. 40×33. Париж. Лувр

Адриан ван Остаде, выдающийся живописец Голландии XVII века

Это был первый мирный год в истории Голландской республики. Около полувека маленькую страну потрясали бурные события буржуазнодемократической революции и национально-освободительной войны. В результате этих событий родилась свободная Голландия, навсегда покончившая с феодализмом и господством испанских Габсбургов. Здесь, подобно многим фламандским и брабантским беженцам-протестантам, нашли себе приют и родители художника. Его отец был мелкий ремесленник — первоначально пекарь, а затем — ткач. По его стопам пошел средний сын, Ян, наследовавший ткацкую мастерскую. Старший же — Адриан и младший — Изак избрали себе ремесло живописца. Семнадцатилетним юношей Адриан фан Остаде поступает в мастерскую крупнейшего живописца Голландии — харлемского портретиста Франса Хальса (ок. 1580—1666), создавшего, кроме выдающихся реалистических портретов, ряд ярких жанровых образов. В мастерской Хальса, Остаде знакомится с одним из талантливейших фламандских художников-жанристов, Адрианом Браувером (1606—1638). Это подило его выбрать направление творчества живописца: он стал писателем простого народа. В 1634 году Остаде вступает в харлемскую гильдию живописцев и стал отличным мастером.

Тысяча шестьсот тридцатые годы — первое десятилетие самостоятельной деятельности Остаде. В этот период возникли наиболее беспокойные и экспрессивные произведения художника, отмеченные сильным влиянием необузданного фламандского темперамента Браувера. Если в ранней, относящейся к началу 1630-х годов «Сцене из крестьянской жизни» Остаде только пытается приблизиться к выразительности движения и жеста персонажей Браувера, то в написанной в 1637 году «Драке» экспрессивная динамика фигур с чисто брауверовским драматизмом захватывает зрителя.
В начале XVII века голландские художники изображали крестьян проводящими время за драками, попойками или неуклюжими танцами, с грубыми, угловатыми, одетыми в лохмотья фигурами.
В начале 1640-х годов влияние Браувера ослабевает — Остаде становится на путь самостоятельных поисков. В этом отношении показательна серия «Пять чувств», тематически продолжающая брауверовский период, но несущая и черты нового стиля. Можно ли нагляднее, чем это сделал художник, представить зрение, доходчивее — слух и более общедоступно пониманию — обоняние или вкус?!
На базаре его привлекает сценка с бродячим шарлатаном и скептически оценивающими его товар крестьянами («Шарлатан», 1648); с большой любовью воплощает художник близкую ему с детства тему — быт .ткачей («Мастерская ткача»); он заглядывает на крестьянское гумно, которое вдохновляет его на один из лучших офортов, созданных Остаде-графиком («Гумно»,, 1647); в эти же годы он пробует свои силы и в пейзаже, изображая пригорок с мощным дубом. Однако хотя круг его интересов — крестьянин его жизнь, быт и окружение — установился окончательно, Остаде еще не нашел себя. Особняком стоят в его творчестве названный «Пейзаж» и «Гумно»; не получили значительного развития изображения массовых сцен.
Позже художник написал серию однофигурных картин, изображающих крестьян и представителей простого народа. Некоторые из них являются почти портретами. К ним можно отнести, например, «Старушку» (1646), «Пекарь», с фиксацией внимания на их внутреннем мире утверждают в крестьянском жанре новый положительный образ простолюдина.
В этом ряде произведений Остаде подходит к проблеме, которая заполнило все реалистическое искусство Голландии: передать с возможной жизненной правдивостью облик нового человека, гражданина первой буржуазной республики в Западной Европе. Эта задача требовала прежде всего раскрытия внутреннего, духовного мира. Медленным и трудным был путь проникновения в неизведанную область, неудачами сопровождались первые попытки. Его портреты раскрывают целую жизнь, превращаясь в портреты-биографии.
Искусство Рембрандта дало мощный толчок дальнейшему развитию бытового жанра. Особенно плодотворным влияние гениального реалиста было для творчества Адриана фан Остаде. Следуя за Рембрандтом, художник начинает рассказывать о переживаниях, заботах и счастье своих маленьких людей. Отдельные типы, создан-» ные в 1640-х годах, поднимаются уже до значения юбраза. Такова, например, «Старушка», лицо которой по-рембрандтовски светится сдержанной внутренней радостью.
«Крестьяне-конькобежцы, греющиеся у камина» — картина, датированная 1650 годом, была одной из первых, которые открыли период полной творческой зрелости Остаде. Удивительное искусство светотени и теплый золотисто-коричневый колорит становятся главным выразительным средством, передающим настроение сердечности и уюта. Художник внимательно всматривается в лица своих героев, стараясь отметить в них не только индивидуальное своеобразие характера, но и проявление душевных движений.
Картина «Деревенские музыканты» (1655) особенно показательна в этом отношении.
В приготовлении к концерту «Артисты» и «зрители» заняли свои места. В центре, с достоинством хозяйки, восседает молодая певица. Едва ли не по ее прихоти затевается этот концерт. Увлечение сквозит в ее движениях, смущение и взволнованность — в чертах лица. Ее партнер, настраивающий виолончель, изображен также за непривычным для него делом. Только старый скрипач чувствует себя в своей стихии. Его черный берет с петушиными перьями и кружевной воротник выдают «артиста», то есть бродячего музыканта, который объясняет урок хозяевам дома, увлекающимся музыкой. На стене висят музыкальные инструменты: скрипка и мандолина; рядом — неизменная клетка с птичкой. В остальном убранстве комнаты поразительная сдержанность. Только застекленная оконная рама, на которой играют скользящие лучи света, вносит уют и нарядность. В открытое окно врывается виноградная лоза, как бы украшенная гроздью детских головок.
Главной удачей «Деревенских музыкантов» следует признать удивительную многогранность и глубину образа странствующего музыканта, судьба которого неоднократно привлекала внимание Остаде. Но за любимым делом, в уютной горнице с приветливыми хозяевами, когда затронуты давно не звучавшие струны души. То же желание показать внутренний мир своих героев руководит художником и при создании других образов.
Такая цельность замысла, стройность и последовательность его воплощения заставляют нас считать картину «Деревенские музыканты» шедевром, а период, в который она возникла, — вершиной в творческой эволюции Остаде. С точки зрения реалистического искусства именно в эти годы (конец 1640-х — начало 1660-х) создаются им наивысшие художественные ценности.
Картины «Рылейщик в кабачке» (1653), «Крестьянское общество» (1661) и «Крестьяне в шинке» (1662) можно отнести к лучшим вещам Остаде, посвященным излюбленной им теме мирного времяпрепровождения крестьянином своего досуга. Они довольно близки между собой как по общности господствующего в них настроения благодушного покоя, так и по сходному решению образов, композиции и освещения. В эти годы художник нашел приемы, которым остается верен до последних дней своей деятельности. Изображая многолюдную компанию крестьян, он подразделяет ее обычно на две четкие группы, освещая находящуюся на переднем плане падающим слева ярким светом и помещая в глубине дополнительный, более слабый источник освещения, выявляющий группу заднего плана. Этим приемом подчеркивается глубина помещения и достигается органическая связь человеческих фигур с окружающим пространством.
Сходным же образом решены произведения и на менее типичные для Остаде темы, такие как «Алхимик» (1661) — картина, высмейвающая маниака, напрасно переводящего добро и время, когда его семья голодает; «Школа» (1662), в которой с мягким юмором изображен строгий учитель и шалуны-ученики, и подлинный шедевр мастера — «Художник в мастерской» (1663).
Последнее из названных произведений рисует типичную обстановку ателье голландского жанриста. Сам мастер изображен сидящим за мольбертом с палитрой, кистью и муштабелем в руках; в глубине, на помосте его ученик, занятый приготовлением красок. Вокруг художника разбросаны этюды, наброски и альбомы, в углу стоит манекен, на полу валяются гипсовые маски. Голландские жанристы были приверженцами тщательного, миниатюрного письма, поэтому под потоком, над рабочим местом натянута парусина, чтобы ни одна пылинка не упала на создающуюся картину. Тончайшие переходы светотени и единая свето-воздушная среда объединяют это множество деталей в цельный, законченный образ творческой лаборатории голландского живописца.
К необычным для творчества Остаде произведениям следует отнести и «Семейный портрет», написанный художником около 1650 года. Он выделяется не только по жанру — Остаде почти не писал портретов, — но и выбором моделей: перед нами представители высшего общества, которые также почти не встречаются в произведениях мастера. Мужчина небрежно сидящий около столика, — управитель крупного поместья, Хендрик де Гойер, рядом с ним —- его жена Мария и ее сестра Катарина Квестирс — довольно известная поэтесса Голландии. На заднем плане изображен сам художник, занижающий явно второстепенное место. Неопределенность его позы долгое время давала повод к неверному толкованию всей картины, как «Брачное предложение». Тогда как в действительности жест художника должен выражать, по-видимому, преклонение перед талантом поэтессы. Малоудачным и неглубоким следует считать решение женских образов, только острота характеристики Хендрика де Гойера достойна Остаде и несколько напоминает здесь его учителя — Хальса.
Изображение жизни высокопоставленных горожан было не в характере Остаде. Выходец из мелких ремесленников и сам по социальному положению ремесленник, художник только в последние годы добился известного материального благосостояния. Вместе с тем, обладая прямым и принципиальным характером, как это следует из его биографии, он вряд ли мог потакать капризам богатого заказчика. Представители простого народа были ему ближе и понятнее. Поэтому и в свой последний период деятельности — конец 1660-х — начало 1680-х годов, когда демократические основы и реализм голландского искусства идут на убыль, художник остается верен своей теме. Но и в его творчестве наблюдается определенный поворот в сторону приукрашивания окружающей действительности и воспевания сереньких буржуазных будней. Возникшая в этот период картина «Фламандское трио» носит оттенок излишне слезливой сентиментальности, тогда как раньше даже действительно сентиментальный сюжет («Молитва перед обедом», 1653) изображался с суровой, подлинно жизненной правдой. Другое произведение—«Мужчины и женщины в трактире» (1679) — имеет привкус слащавой идеализации. Только в отдельных картинах, таких, как, например, «Завтрак путешественников» (1671), художник сохраняет уровень лучшей поры. Однако и они не способны внести ничего существенно нового в его искусство. Круг наблюдений художника сужается. Несколько ранее найденных типов крестьян, настолько близких между собой, что все они кажутся членами одного большого семейства, продолжая появляться в различных сочетаниях на картинах Остаде, уже не способны вызвать у зрителя искренний интерес к себе.
В этих произведениях художник еще раз меняет свою живописную манеру. Он переходит к высветленному, более холодному колориту, в котором оживают локальные цвета. Иногда это новшество ведет к такой цветистости и пестроте, что картины Остаде начинают напоминать его тщательно законченные акварели, которые в большом количестве создаются им в эти последние годы для продажи.
За свою долгую и исключительно плодотворную деятельность Остаде создал около тысячи картин, сотни рисунков и акварелей и пятьдесят офортов. Его произведения еще при жизни мастера пользовались большим спросом и сравнительно высоко ценились. Несомненным талантом обладали Корнелис Бега (1620—1664) и Корнелис Дюсарт (1660—1704), наиболее близко усвоивший манеру учителя.
Адриан фан Остаде умер в 1685 году, намного пережив большинство своих современников и учеников.
Творческий путь Остаде был типичен для голландского художника XVII века. Ни у кого ярче не проявились все достоинства и недостатки этой, по словам одного поэта, «кроткой, опрятной, чувственной и мещанской страны». Жизнь воспринималась им ровно и спокойно, без повышенной трагичности Рембрандта и без его гениальной прозорливости. Художник не знал волнующих порывов и полета фантазии, он был чужд всему мощному и возвышенному. Но в свои лучшие годы он выступил подлинным поэтом домашнего очага и маленьких людей.

Репродукции

Адриан ван Остаде

Драка. 1637 г. Дерево, масло. 25×33,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

34. Беседа у огня. Дерево, масло. 39,5x34,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж На суперобложке: Пекарь. Дерево, масло. 27,5X22. Ленинград. Государственный

Беседа у огня. Дерево, масло. 39,5×34,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж
На суперобложке: Пекарь. Дерево, масло. 27,5X22. Ленинград. Государственный

33. Мужчины и женщины в трактире. 1679 \ги Дерево, масло. 49,5x62,5. Дрезден. Картинная галерея

Мужчины и женщины в трактире. 1679 \ги Дерево, масло. 49,5×62,5. Дрезден. Картинная галерея

29. Два пирующих крестьянина. 1662 г. Дерево, масло. 30,5x26, Дрезден. Картинная галерея

Два пирующих крестьянина. 1662 г. Дерево, масло. 30,5×26, Дрезден. Картинная галерея

27. Крестьяне в шинке. 1662 г. Дерево, масло. 47,5x39. Гаага. Маурицхейс

Крестьяне в шинке. 1662 г. Дерево, масло. 47,5×39. Гаага. Маурицхейс

22. Крестьяне-конькобежцы, греющиеся у камина. 1650 г. Дерево, масло. 44X33,5. Амстердам. Государственный музей

Крестьяне-конькобежцы, греющиеся у камина. 1650 г. Дерево, масло. 44X33,5. Амстердам. Государственный музей

Семейный портрет. Дерево, масло. 63X51. Гаага. Музей Бредиуса

Семейный портрет. Дерево, масло. 63X51. Гаага. Музей Бредиуса

17. Рылейщик. 1648 г. Дерево, масло. 27X21. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Рылейщик. 1648 г. Дерево, масло. 27X21. Ленинград. Государственный Эрмитаж

16. Странствующий музыкант. 1648 г. Дерево, масло'. 26,5X21,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Странствующий музыкант. 1648 г. Дерево, масло’. 26,5X21,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

14. Старуха в окне. Дерево, масло. 2^,5x20,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Старуха в окне. Дерево, масло. 2^,5×20,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

13. Мастерская ткача. Дерево, масло. 44x55. Брюссель. Королевский музей

Мастерская ткача. Дерево, масло. 44×55. Брюссель. Королевский музей

12. Пейзаж с пастухами и стадом. 1645 г. Дерево, масло. 25,5x33. Ленинград. Г осу дарственный Эрмитаж

Пейзаж с пастухами и стадом. 1645 г. Дерево, масло. 25,5×33. Ленинград. Г осу дарственный Эрмитаж

11. Сельский праздник. Холст, масло. 102x137. Москва. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Сельский праздник. Холст, масло. 102×137. Москва. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

9. Вкус. Из серии «Пять чувств». Дерево, масло. 20x25. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Вкус. Из серии «Пять чувств». Дерево, масло. 20×25. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Адриан ван Остаде

Обоняние. Из серии «Пять чувств». Дерево, масло. 20,Х24,5. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Адриан ван Остаде

Зрение. Из серии «Пять чувств». Дерево, масло. 20X25. Ленинград. Государственный Эрмитаж

Адриан ван Остаде

В кабаке. Дерево, масло. 41,4X55,5. Москва. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина