Culture and art

Культура и искусство

Алессандро Маньяско Вакханалия

Алессандро Маньяско Вакханалия 1667—1749. Холст, масло. 1,12 х 1,76

Алессандро Маньяско Вакханалия 1667—1749. Холст, масло. 1,12 х 1,76

Алессандро Маньяско Вакханалия 1667—1749

Само создание картины на сюжет вакханалии, к тому же истолкованной в духе античной пасторали, может показаться неожиданным для Маньяско — остродраматического, можно сказать, демонического таланта. Тем не менее обращение к аркадским мотивам характерно для некоторых этапов его творчества и, очевидно, навеяно еще в юношеские годы генуэзскими художниками, в среде которых он получил первые уроки художественного воспитания.

Алессандро Маньяско Вакханалия. Фрагмент

Алессандро Маньяско Вакханалия. Фрагмент

Впрочем, античный сюжет у Маньяско только еще сильнее оттеняет принципиально «антиклассический» характер его творчества, сложившегося на основе неприятия художественных принципов официального итальянского искусства второй половины XVII века, утверждаемых как мастерами академически-классицистического толка, так и представителями позднего барокко. Маньяско чужды холодная виртуозность и апологетический тон помпезных композиций этих художников, он противопоставляет им романтический взгляд на мир, окрашенный иронией и острой меланхолией. Элегическому величию природы и античных руин в «Вакханалии» противостоят безудержные, неистовые движения извивающихся в танце фигур. Контраст мира «вечной» красоты и этих существ, охваченных странным волнением, более похожим на отчаяние, чем на радость, разрушает миф об идиллической Аркадии. Основным выразительным началом в картинах Маньяско является его неповторимая живописная манера энергичными ударами кисти, так называемая pittura di tocco. Архитектурный пейзаж в картине исполнен миланским художником-перспективистом Клименте Сперо, нередко работавшим вместе с Маньяско. «Вакханалия» создана была, вероятно, во втором десятилетии XVIII века, в период второго пребывания Маньяско в Милане.
В 1757—1758 годах московское полотно было воспроизведено Ф. С. Рокотовым в его картине, изображающей кабинет И. И. Шувалова, который передал в числе других четыре картины Маньяско в Академию художеств в Петербурге, откуда полотно в 1922 году поступило в Государственный Эрмитаж, а в 1925 году в ГМИИ имени А. С. Пушкина.