Culture and art

Культура и искусство

Армянские форзацы

Армянские форзацы

Персидская лицевая ткань.

Армянские форзацы

Мы берём в руки средневековую рукопись в серебряном или кожаном переплёте, с минуту держим закрытой, любуясь художественной чеканкой или тиснением, и затем открываем её. И после спокойного тона переплёта неожиданным кажется яркое пятно заклеенного кусочком ткани форзаца. Между тем выбор подобного форзаца не был случайным: включая в художественную систему рукописной книги звучную по тону ткань, средневековый мастер учитывал то цветовое оживление, которое она внесёт, эффектно контрастируя и с монохромным переплётом и с белым (или чуть желтоватым) пергаменом.

Армянские форзацы

Ткань на форзаце рукописи XII века.

Но форзацы интересны не только как элемент ансамбля средневековой книги. Благодаря распространённому в древности обычаю заклеивать форзацы кусочками ткани (а иногда и делать переплёты из остатков дорогих материалов) до наших дней дошли образцы очень редких и прекрасных тканей, которые, не будь этого, были бы безвозвратно утеряны, так как в ином виде они почти не сохранились (за исключением тех, которые были связаны с церковным обиходом: алтарные завесы, епископские мантии и т. д.).
Средневековые ткани являлись не только предметом ремесла, но и областью искусства, находящейся в тесном контакте со всеми остальными его видами. Более того, мастера, рисовавшие орнаменты, а иногда и целые сцены для тканей, были художниками, быть может, даже совмещавшими работу по текстилю с каким-либо иным видом искусства. Не удивительно поэтому, что подбор узоров средневекового армянского ткачества перекликался с орнаментальными мотивами книжных миниатюр и скульптурной резьбы, ковров, керамики и ювелирных изделий.

Армянские форзацы

Персидская лицевая ткань. XVI в.

Среди форзацев армянских рукописей встречаются образцы самых различных материй. Это и дорогая парча с золотой и серебряной нитью, и бархаты, гладкие или с тиснёными цветами, и шелка различных цветов и рисунков, и вышитые ткани с орнаментальными или фигурными изображениями, и лицевые ткани с целыми сценами. Это, наконец, и простая набойка, поражающая при всём своем утилитарном назначении и демократическом круге потребителей красотой, порой даже изысканностью цветовых сочетаний и рисунка, которые свидетельствуют о большом художественном вкусе и высоком уровне народного искусства в средневековой Армении. Употребление ткани в качестве форзаца рукописи не случайно в Армении и объясняется широким развитием ткачества, которое наряду с ковроделием было одним из древнейших ремёсел, процветавших здесь с незапамятных времён. Природа поставляла для этого богатое сырьё: шерсть, хлопок, шёлк и естественные красители. Упоминания о различных дорогих тканях, изготовлявшихся в стране, мы встречаем у многих армянских историков. Неоднократно говорят они о златотканой парче и богатых одеяниях, шитых золотом и шелками, о роскошных материях для диванов с узорами и фигурами. Особенно интересно в этом смысле сообщение историка X — XI веков Асохика, который, повествуя о благоденствии Багратидского царства в период его высшего расцвета, пишет: «.так что пастухи стали появляться в шёлковых платьях». Конечно, это явное преувеличение, но примечательно, что шёлк выступает здесь мерилом благоденствия, и это говорит о том, сколь широко было развито текстильное производство в Армении X века.
Сведения об армянских тканях мы встречаем и у иностранных авторов. По данным арабских источников, текстильное производство Армении развивалось с необыкновенной быстротой и не только обслуживало внутренний рынок, но продукция его экспортировалась и в другие страны, даже в Византию (которая и сама славилась прекрасной мануфактурой). О высоком уровне ткацкого производства в Армении свидетельствуют и памятники изобразительного искусства — рельефы и книжная миниатюра, порой довольно определённо передающие царскую парчу и другие ткани. Но всё это лишь косвенные доказательства. Обратимся же к самим тканям.

Армянские форзацы

Персидская лицевая ткань. XVI в.

Орнаментальные мотивы их разнообразны. Это всевозможные геометрические и растительные узоры, иногда совмещающиеся с фигурами птиц и животных. Есть среди этих тканей и лицевые, а среди них — и с евангельскими сценами.
Высоким техническим качеством, мастерски сгармонированными пропорциями рисунка и тонким колоритом отличается ткань, подшитая к рукописи XII века . Нежные светло-розовые и жёлтые тона оттенены тёмно-коричневым. Рисунок состоит из соединённых между собой кругов, в центре которых помещены две птицы в геральдической композиции по сторонам от стилизованного растения. Подобный узор из соединённых кругов был чрезвычайно распространён по всему миру во все времена. Мы встречаем его на иранских тканях Сасанидской эпохи, на византийской, армянской и сицилийской мануфактуре.
Среди редких образцов с евангельскими мотивами, созданных, очевидно, в более позднее время, надо отметить интересную пурпурно-красную парчу с золотом на рукописи XIV века. К сожалению, она плохо сохранилась, к тому же обрезана, и поэтому всю композицию можно восстановить, лишь совместив две половины, подклеенные к передней и задней сторонам оклада. Композиция представляет богоматерь с младенцем на коленях и парящими по бокам ангелами. Над богоматерью — крест, окружённый растительным узором, напоминающим мотивы армянских миниатюр. Характер этого узора даёт возможность отнести ткань к XIV веку. Значительно чаще среди форзацев встречаются материи, украшенные только орнаментами — растительными или геометрическими; это красивые полосатые «джеджимы» (ткани, украшенные разноцветными яркими полосами) из шёлка с небольшими цветочками по гладкому полю. Но подавляющее большинство рукописей оклеено простыми набивными тканями.

Армянские форзацы

Набойка XVIII — XIX вв.

Форзацы рукописей Матенадарана составляют уникальную по полноте коллекцию набоек, которая даёт исключительно ценный материал для изучения армянской орнаментики. Производство набоек было известно ещё в глубокой древности. В армянских источниках упоминания о них встречаются уже в X веке.
Техника набойки довольно проста. В известном смысле она явилась прародительницей ксилографии — гравюры на дереве, а в конечном счёте и книгопечатания. Деревянная доска с вырезанным на ней рельефным рисунком смазывалась краской и оттискивалась на гладкой светлой ткани, чаще всего холщовой, реже шерстяной.
В зависимости от количества цветов той или иной ткани — одного, двух или более — варьировалось соответственно и число досок. Сравнительная простота техники делала набойку дешёвой и доступной: отсюда и её широкое распространение.
Мотивы набоек большей частью орнаментальные — геометрические и растительные. Но встречаются также и изображения птиц и зверей (обычно в клеймах) и даже евангельские сцены. Так, в одной из рукописей Матенадарана форзац заклеен набивной тканью с изображением «Благовещения».
Подбор декоративно-орнаментальных мотивов довольно обширный: крутая спираль в круге, шестиконечные звёзды, вязь из чередующихся цветков и листьев, стилизованные птицы, застывшие в геральдической композиции по бокам от овала с цветком, звери и животные среди зарослей деревьев и т. д.

Армянские форзацы

Набойка XIV — XVI вв.

Понятно, что декор этот не был раз навсегда данным, неизменным. Каждый век создавал свои темы, выявлял свои излюбленные мотивы. Но в целом орнаменты набоек отличаются ясной и чёткой структурой, выразительностью лаконичных цветовых сочетаний, ритмичностью рисунка. Сближаясь как по мотивам, так и по самому строю с орнаментами других видов армянского изобразительного искусства, узоры набоек отличаются от них большей строгостью и сдержанностью. На характер орнаментов в текстиле вообще и в набойке в частности влияла также и специфика производства — он зависел от чисто технических возможностей перевода рисунка на ткань. Эта специфика связывала художника и диктовала ему стремление к простоте и чёткости форм, к лаконичным и скупым цветовым сочетаниям: слишком дорогой была бы набойка, для которой пришлось бы делать много досок.
Среди форзацев армянских рукописей мы встречаем не только местные, но и привозные ткани, чему способствовало географическое положение страны на стыке торговых путей.
Всевозможные товары, как из ближайших, так и из отдалённейших стран проходили через Армению, а частично и оседали здесь.
К числу наиболее интересных образцов привозных тканей надо отнести персидские лицевые шелка, индийскую лицевую набойку и китайскую шёлковую ткань.
Являясь одним из видов декоративно-прикладного искусства, украшенные ткани выражали те общие художественные традиции, на основе которых развивалось и всё средневековое изобразительное искусство Армении.