Culture and art

Культура и искусство

Армянские художественные рукописи

Армянские художественные рукописи и их украшение

Лишь в позднее время, да и то сравнительно редко, встречаем мы украшенные живописью светские книги.
Можно было бы думать, что такой ограниченный круг изобразительных сюжетов обусловит известное художественное однообразие миниатюр. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить одну и ту же сцену, изображённую разными художниками в разные эпохи.

Прежде чем обратиться к конкретным памятникам армянской книжной живописи, представляющим её последовательное развитие в различных школах и стилистических направлениях, остановимся на внешнем виде армянской художественной рукописи, сходной по основным принципам оформления с христианской рукописной книгой вообще.
Само Евангелие начинается с так называемых хоранов — канонов согласия. Художественный образ этих хоранов навеян архитектурными формами триумфальной арки или колонного портика с архитравом и получает соответствующие элементы: колонны с базами и капителями, антаблемент или арку с тимпаном. Не только своей архитектоничностью и общей композицией, но и деталями орнамента, заполняющего тимпан, хораны ранних рукописей часто напоминают памятники зодчества; и даже само название «хоран» идёт от названия церковного придела.
Однако начиная с XIII века хораны постепенно теряют былую монументальность и строгость, которые сменяются камерностью и декоративностью. Они становятся более лёгкими, плоскостными и заполняются разнообразными мелкими деталями: фигурками птиц и животных, деревьями различных форм, даже целыми сценами — от евангельских до охотничьих и цирковых.
Вслед за хоранами (обычно их десять) в рукописях раннего периода помещались одна за другой лицевые миниатюры, то есть миниатюры во весь лист, изображающие основные евангельские сцены. В XII — XIV веках в книжной живописи Киликийского армянского государства — не без влияния греческих манускриптов — миниатюры стали вшивать среди текста в том месте, где идёт речь об изображённом событии. Эта практика распространилась затем и в коренной Армении, но не стала прочной традицией; в XIV — XV веках художники вновь возвращаются к старому расположению миниатюр в начале Евангелия.
Помимо миниатюр во всю страницу рукописи украшались и более мелкими иллюстрациями среди текста и на полях. Среди миниатюр на полях, или так называемых маргинальных миниатюр, особенно часто встречается крест на постаменте.
Заглавная буква, расположенная обычно во всю длину страницы, образуется то из различных орнаментальных мотивов, то из причудливо извивающейся фигуры, символизирующей того или иного евангелиста (Матфея — ангел, Луку — бык, Марка — лев, Иоанна — орёл). Главы евангелий отмечены на полях цифровыми знаками, заключёнными в орнаментированную рамочку.
Такое оформление первого разворота Евангелия практиковалось в рукописях, начиная с конца XII — начала XIII века. В ранний же период евангелистов обычно изображали стоящими во весь рост на одном листе в начале рукописи, а первые страницы Евангелия не выделялись сколько-нибудь богатым орнаментальным украшением.
Так в общих чертах выглядела художественная рукопись средневековой Армении. При всех хронологических, территориальных и прочих отличиях она повторяет эту основную схему украшения, завещанную веками. Навыки и традиции бережно передавались из поколения в поколение.
Армянские миниатюристы, так же как и византийские и западноевропейские средневековые художники, широко применяли образцы.
В крупных монастырях были богатые коллекции иллюстрированных рукописей, которые могли служить образцами для художников, в более же скромных обителях прибегали к помощи прорисей. Это были специальные сборники, которые должны были служить ориентиром для иконографии изображаемого сюжета. Понятно, что эти образцы, имевшие чисто технический, подсобный характер, не представляли большой ценности для современников и об их сохранности вряд ли особенно заботились. Но один подобный сборник, датируемый концом XV — началом XVI века, дошёл до нас. Он содержит контурные рисунки зооморфных и антропоморфных инициалов, маргинальных орнаментов, аркад канонов согласия, а также изображений фигур.
В создании рукописи участвовали люди различных профессий: писцы и миниатюристы, позолотчики и переплётчики, изготовители пергамента, красок и чернил, ювелиры и даже корректоры. Интересно, что среди этих мастеров были и женщины — писцы и миниатюристки, женщины, растиравшие краски и лощившие пергамент, и уж, конечно, чисто женской работой было создание вышитых чехлов для манускриптов.
Украшенные рукописи писались, как правило, на пергаменте. И хотя в Армении уже с X века появились книги и на бумаге, однако для художественных рукописей она употреблялась очень редко, так как пергамент обладал большей прочностью, красивой фактурой, да и краска лучше ложилась на его поверхность.
Прочные, яркие и богатые по количеству тонов краски средневековых армянских миниатюр стойко выдержали испытание временем и поражают в наши дни своей свежестью и чистотой.
Этим мы обязаны искусству их приготовления, которое достигло очень высокого уровня в средневековой Армении. Краски производились в основном из местного, реже из привозного сырья. Особенно славилась знаменитая красная краска, так называемая «вортан кармир», широко известная на Западе и на Востоке как «армянская красная» . И краски, и чернила растирали сами писцы и миниатюристы. Секрет их приготовления передавался изустно на практике от отца к сыну, от учителя к ученику. Некоторые рецепты сохранились на страницах рукописей; так, мы узнаём, например, что чернила настаивались на кожице молодого грецкого ореха и на железной ржавчине.
Долгий, сложный и трудоёмкий технический процесс создания книги выработал у средневековых мастеров бережное отношение к ней и заботу о старых рукописных памятниках. В этом смысле характерна памятная запись, в которой говорится: «.возобновление рукописей, восстановление их из ветхости и оживление из тлена — дело более великое, чем построение церквей». Фраза эта, конечно, не обладает абсолютной убедительностью, но для нас она интересна опять-таки как проявление исключительной любви к рукописной книге и заботы о ней.