Culture and art

Культура и искусство

Бартоломе Эстебан Мурильо

Бартоломе Эстебан Мурильо. Девочка продавщица фруктов

Бартоломе Эстебан Мурильо. Девочка продавщица фруктов

1617—1682 Бартоломе Эстебан Мурильо картина Девочка продавщица фруктов

Последний из плеяды замечательных художников Испании XVII века, Мурильо завершает своим творчеством блестящую эпоху расцвета национального искусства. Мурильо учился и работал в Севилье, был одним из основателей Севильской Академии художеств. Художник считал себя прямым продолжателем традиций реалистического и демократического искусства, принципы которого он открыто провозглашал.

Бартоломе Эстебан Мурильо. Девочка продавщица фруктов. Фрагмент

Бартоломе Эстебан Мурильо. Девочка продавщица фруктов. Фрагмент

Однако искусство Мурильо в значительной мере теряет суровую прямоту и беспощадную правдивость его предшественников, обретая в свою очередь большую мягкость, лиризм, чувствительность и легкую подкупающую идеализацию. Наряду с религиозными картинами Мурильо охотно писал жанровые сцены, в которых изображал бедных севильских ребятишек, занятых своими несложными делами и играми. Картина «Девочка — продавщица фруктов» создана художником в пятидесятые годы и относится к любимому им жанру. Мурильо сознательно подчеркивает народность образа. Девочка одета в национальный костюм. Черты большеротого лица просты и некрасивы, но, озаренные радостной приветливой улыбкой, они кажутся милыми и приятными. Своим простодушием и доверчивым обращением к зрителю девочка невольно вызывает чувство симпатии. Ее фигура искусно вписана в прямоугольник холста, фоном ей служит изображение природы. Пушистые кроны деревьев, легкие облака на фоне неба как бы вторят несколько умиленному лирическому настроению, создаваемому художником. Поза девочки, застенчивый жест ее руки исполнены естественности. Очевидно, художник работал с увлечением, любуясь простотой и искренностью маленькой крестьянки. Серебристый тон объединяет все краски живописной гаммы произведения, смягчает их силу и вызывает ощущение воздушности. Картина поступила в музей в 1930 году из Государственного Эрмитажа.