Culture and art

Культура и искусство

Вышивка северной Эстонии

Женский костюм из Вяйке-Маарья Северная Эстония

Женский костюм из Вяйке-Маарья Северная Эстония

Вышивка северной Эстонии

Несмотря на то, что геометрический орнамент в эстонской народной вышивке более древний, растительный орнамент с течением времени завоевал большую часть территории Эстонии. Растительный орнамент имел широкое распространение не только на территории Северной Эстонии, по и в западных районах страны — в районах Лихула, Пярну-Язгупи и Пярну. Растительный орнамент здесь применялся больше всего при украшении головных уборов «тану», а на острове Кихну и блузок «кяй­сед» (kaised). Большинство растительных орнаментов западных районов имеют локальное своеобразие и потому легко отличимы от растительного орнамента Северной Эстонии.

Вяйке-Маарья

Вяйке-Маарья

Женщины Северной Эстонии (фото 1—2) украшали вышивкой блузки «кяйсед» (kaised), головные уборы «тану» (tanu) и «линук» (linuk), наплечные платки, а впоследствии и передники. Иногда украшались гео­метрическим орнаментом и мужские рубахи. Женские рубахи не вышивали, так как поверх них носили другую одежду и поэтому украшение их вышивкой считалось бесполезным.
Блузка «кяйсед» являлась в Северной Эстонии неотъемлемой, специ­фически местной частью женского костюма. Иногда соответствующей вышивкой украшались также разрез на груди и наплечники (фото 1), но более распространено было украшение наплечников, вышивкой в технике «шовисильм» — «перевитого козлика» и строчками. Узкие обшлаги были окаймлены вышивкой узелковым швом «тагид» (tagid).
Однородного характера вышивка имелась и на своеобразном чепце «тану» (tanu), которая по подбору цветовых тонов должна была гармо­нировать с вышивкой «кяйсед».
Вышивка по мотивам растительного орнамента украшала также головной убор, распространенный в Вяйке-Маарья и носивший название «отсиктану» (otsiktanu —см. фото 9). По материалам Этнографического музея такие «отсик-тану» молодые женщины носили еще в 1865 году. Изготовлялись они из полосы ткани, которая искусно сшивалась в похожий на шапочку головной убор, один конец которого свешивался на затылок. Конец этот расшивался галуном и заканчивался шел­ковой бахромой.

Вайвара ЭМ

Вайвара ЭМ

Частью праздничного наряда являлся особый вид старинного голов­ного убора — «линук» (linuk) или «сабага тану» (sabaga tanu — чепец с хвостом — фото 10). Имеются данные о распространении этого голов­ного убора в конце XVIII и в первой половине XIX века и даже позднее в местностях от Вигала до Алутагусе. Сохранилось много свидетельств
о том, что в конце прошлого столетия «линук» был широко распростра­нен в районах Пайде, Тюри, Сууре-Яани и Пылтсамаа. «Линук» пред­ставляет собой продолговатый чепец, выкроенный из четырехугольного куска ткани. Расшитый конец «линука» свешивался на спину. Ткань на месте вышивки была сложена вдвое и обычно сшита так, что шов приходился посередине украшенной вышивкой части «линука». Место шва маскировалось галуном, по обе стороны которого располагался один и тот же узор вышивки. Иногда «хвост» чепца не имел шва посередине, тогда отсутствовал разделяющий его на две равные части галун, и вышивка размещалась более крупным прямоугольником по всей поверхности. «Хвост» чепца отделан внизу галуном и густой цветной шелковой бахромой.
В Виру-Ягупи четырехугольные льняные головные платки были по углам также украшены цветочным узором, вышитым нитками различных тонов. Два завязывающихся спереди угла платка были расшиты скромно, а свешивающийся на спину угол украшался богатым узором. Четвертый угол, который при ношении платка не был виден, оставался нерасшитым.
Северо-эстонский цветочный узор представляет собой продольно раз­вивающуюся лозу, нередко с очень пышными цветами, листьями и бутонами. По своей композиции рисунок вышивки в большинстве случаев представляет собой горизонтальный бордюр. Такая композиция соответ­ствует форме и покрою украшаемых предметов. Вышитая кайма (бор­дюр) была скомпонована из отдельных мотивов, повторяющихся в опре­деленном порядке. Некоторая часть узоров была задумана композицией, обычно в форме прямоугольника. Цветочный узор Северной Эстонии построен по традиционному принципу симметрии. Часть бордюрных композиций представлена в виде крупного основного узора и расположенной над ним узкой каймы; другая часть бордюрных узоров этой узкой каймы не имеет.

Женский костюм из Амбла Северная Эстония

Женский костюм из Амбла Северная Эстония

Основной узор представляет собой стебель в виде волнистой линии (синусоида) с ответвляющимися от него цветами, листьями, бутонами и ростками. Цветы или другие ответвления от стебля иногда покрывают его, а иногда располагаются отдельно от него. Стебель на протяжении всего бордюрного узора может быть непрерывным. В этом случае в каждой извилине волнистой линии находится цветочный мотив, в верхней части узора имеющий форму колокольчика, в нижней —- форму розетки. Иногда стебель исходит из центрального или какого-либо другого мотива. Но чаще всего встречаются узоры, в которых цветочные мотивы прерывают линию стебля, хотя волнистый характер стебля сохраняется.
Цветы, листья и другие дополнительные элементы рисунка в своих деталях часто бывают различными и создают впечатление полной симметрии только в общей картине. В этом случае в бордюрном узоре отражается противолежащая сторона рисунка: вертикальная ось централь­ного мотива рисунка разделяет бордюр на две части.
Среди вышивок мы встречаем также и такие, в которых основной мотив рисунка — часть лозы с ее различными деталями — повторяется на протяжении всего бордюра, сохраняя при этом характер волнистой линии.
В некоторых рисунках стебель образует волнистую линию с остро­верхими гребнями, па которых расположен цветочный мотив; из углублений волнистой линии вертикально поднимаются ветки.

Вайвара

Вайвара

Мы встречаем и такие узоры, в которых стебель совершенно отсутствует, однако сохранена оптическая связь между мотивами и даже вол­нообразное движение, что достигается с помощью соответствующего размещения листьев. В некоторых бордюрных узорах этого не чувствуется; в этих узорах обычно два мотива переносятся по оси бордюра.
Ширина каймы, расположенной над основным узором, колеблется от 1 до 5 см. Композиция рисунка каймы проще композиции узора. Она слагается либо из отдельно стоящих асимметричных мотивов, либо из мотивов с осью, либо из комбинированного чередования обоих мотивов. Значительная часть этих окаймляющих узоров построена на волнистой или же на зигзагообразной линии, причем в композицию узора входят либо осевые мотивы, либо асимметричные мотивы. Встречаются и комбинации из мотивов обоих названных типов. При повторении мотивов использован также прием скользящего отражения— асимметричный мотив.

Хагери платочек

Хагери платочек

Многие узоры каймы также представляют собой волнистую линию с островерхими гребнями, на которых расположен мотив; нередко в углублениях волнистой линии помещен второй мотив.
Встречаются и такие построенные на волнистой линии узоры, в которых все детали различны и только отражаются на противоположной стороне, то есть такие, в которых ось центрального мотива рисунка разделяет вышивку на две части.
Перечисленные выше основные схемы встречаются в орнаментальной композиции узоров женских блузок «кяйсед» и головных уборов «тану» как богатой праздничной, так и скромной повседневной одежды, то есть легли в основу всех украшающих народную одежду растительных у зоров.
Совершенно отличными от бордюрных узоров являются узоры «сабакири» (sabakiri -— «рисунок хвоста»), предназначенные для украшения конца женского головного убора «линук», и поэтому ограниченные в своей композиции на один или два прямоугольника. Узоры эти, четкие по своему построению, имеют одну или две оси; обычно в центре композиции находится главный, доминирующий по размерам, мотив — чаще всего розетка. Розетка расположена в центре даже в том случае, если основной мотив не является исходной точкой движения.
В тематику цветочных узоров вышивки женской одежды Северной Эстонии входит богатый выбор растений, причем наиболее типичными являются мотивы, изображающие вид цветка сбоку или сверху. Первый мотив обычно имеет форму колокольчика, второй — форму розетки, почему в дальнейшем они и именуются нами колокольчиком и розеткой. Отмеченные выше два мотива имеют огромное число вариантов.

Эстонская вышивка

Колокольчик встречается почти в 80% изученных нами узоров. Отметим, что в большинстве случаев колокольчик изображен в вертикальном положении, но встречаются и узоры, в которых колокольчик имеет наклон.
Число лепестков розетки обычно варьирует от 4 до 8; большее количество лепестков встречается реже.
Особого внимания заслуживает розетка с четырьмя лепестками, то есть цветок с виднеющимися между его лепестками листочками — мотив, особенно часто применявшийся в вышивке.
Кроме указанных выше мотивов мы в богатом растительном орнаменте народной вышивки встречаем мотивы, напоминающие цветы розовых, гвоздиках и мотыльковых растений, а также различные формы фантастиче­ских цветов.
Мотив розы был распространен по всей Северной Эстонии. Мотив гвоздики применялся преимущественно в восточных частях Северной Эстонии (в бывших уездах Вирумаа и Ярвамаа); в западной ее части (бывш. уезд Харыомаа) мотив гвоздики встречался редко. Мотивы мотыльковых растений встречаются только в Пайдеском районе и местами в Вяйке-Маарьяском и Тапаском районах (то есть в бывш. уезде Виру­маа) .
В большом узоре мотивы соединены между собой вышитым плотным стеблем. В местностях, расположенных к востоку от г. Раквере, этот плотный стебель в узоре заменен тонкой графической чертой. Из стебля вырастают листья, имеющие разветвления или просто продолговатые. Фон вышивки между регулярно повторяющимися цветами заполнен листьями, небольшими цветочками, бутонами и тонкими лозами.

Вигала ЭМ

Вигала ЭМ

В композиции рисунка узкой каймы, расположенной над основным узором, встречаются небольшие колокольчики, бутоны и листики, ответв­ляющиеся от вьющейся лозы. Узоры без лозы встречаются значительно реже. Нередко узор узкой каймы образован рядом треугольников. Часто он представляет собой ряд вышивки каким-либо швом.
Цветочный орнамент Северной Эстонии отличается большим разно­бразием; однако в некоторых местностях он носит четко ограниченный, специфически местный характер. Таковы, например, вышивки Люганусе, выполненные черным шелком и серебром. Основным элементом узора является расположенный между двумя розетками вверх растущий сильно стилизованный колокольчик. В таком узоре отсутствует свойственная колокольчику гибкость, он какой-то особенно плотный. Вторая особенность этого мотива — наличие двух вертикальных линий, выходящих из чашечки цветка и напоминающих отсутствующий тонкий средний лепесток. Узкая кайма бордюра состоит из лозы, изображенной в виде волнистой линии с островерхими гребнями, па которых размещены мотивы колокольчика и трехлистника. В углублениях волнистой линии располагается по листку. Одним из отличительных признаков верхнего узора, характерного для женских головных уборов Люганусе, является то, что колокольчики, расположенные над розетками большого узора, по своим размерам превосходят все остальные колокольчики узора, нередко даже в полтора раза. Эта особенность удерживается и в позднейших узорах этого типа, когда первоначальный центральный мотив — плотный колокольчик сменяется обыкновенным колокольчиком, в чашечке которого, однако, сохраняются две вертикальные линии. Подобный окаймляющий узор использован в Люганусе и в цветной вышивке.

Юри ЭМ 11762 наплечник рубахи

Юри ЭМ 11762 наплечник рубахи

Распространенный в Вайвара (сельсовет Аувере) и окрестностях узор вышивки состоит из колокольчиков и розетки, иногда и другого мотива, повторяющихся на волнистой линии. Лоза, проходящая через узор, иногда толстая, иногда тонкая. Из лозы обычно вырастают группы трехлистников, иногда заменяются волосками — отдельными стежками, нередко объединенными в группы по три. В своем дальнейшем развитии вайварский узор суживается. Исчезает верхний узор, остается только тонкая и легкая вышивка, используемая для украшения «кяйсед» и чепцов.
В Раквереском районе колокольчик, входящий в композицию основного узора, имеет совершенно своеобразный характер. Ширина этого мотива превышает в 3—4 раза высоту его. От тонких лоз и краев листьев исходят расположенные попарно волоски, Иногда в этих узорах встречается мотив розетки, имеющий овальную форму.
Харыоские вышивки отличаются от вышивок восточных районов более пышным рисунком. То же самое можно сказать и про часть узоров из Рапла и Тюри, хотя последние, в своем большинстве, сходны с вышивками Пайдеского района. Своеобразны и вышивки из Ристи, Кейлаского района, которые отличаются пышностью и плотностью узора, а также близким расположением отдельных мотивов.

вышивка эстонии

Среди хранящихся в Этнографическом музее чепцов «тану» — семь из Вайвара (сельсовет Аувере). Все они расшиты золотом, серебром и разноцветным шелком одним и тем же узором: по обе стороны централь­ного мотива — в данном случае это уже не колокольчик, а другой цветок (вид сбоку) — располагаются полу розетки, соединенные между собой толстым стеблем. От цветов и листьев исходят тонкие лозы и ростки, от которых в свою очередь ответвляются группы волосков.
Цветочные узоры вышивались обычно на белой льняной ткани. Наиболее древние вышивки выполнены шелком или белыми льняными нитками. В вышивку шелком вводились также золотые и серебряные нити. Нередко для вышивания применялись и бумажные нитки. Но наиболее доступным материалом были все же окрашенные шерстяные нитки домашнего производства. Цветочные узоры искрятся медными и серебристыми блестками, обильно разбросанными по всей украшаемой поверхности. Судя по некоторым сохранившимся более древним вышивкам, в способе нашивки блесток существовала известная традиция — так, на черную вышивку блестки прикреплялись красной нитью, на белую вышивку — синей. При расположении блесток соблюдалась известная система: они закреплялись либо чередующимися рядами, либо в соответ­ствии с рисунком мотива.
При выполнении цветочного орнамента использовались различные вышивальные техники: наиболее распространена была гладь, а затем стебельчатый шов. Контур узора обычно выполнялся одним из этих швов, а при заполнении поверхности узора применялись различные приемы, благодаря чему до нас дошел богатый набор декоративных сеток. Гео­метрические узоры выполнялись по отсчитанной нитке ткани, а вышивка цветочного узора производилась по рисунку, то есть без счета ниток ткани. Возможно, что именно эта независимость от счета ниток ткани и способствовала применению столь различных техник при выполнении цветочных узоров. Одновременно это свидетельствует и о высоком техническом мастерстве вышивальщиц, и о хорошем владении ими художест­венными приемами вышивки.
В Северной Эстонии мы встречаем некоторые геометрические узоры, главным образом в вышивке наплечников «кяйсед», платочков и мужских рубах. Выполнены они техникой глади, «перевитого козлика» или строчкой. Узоры этих вышивок имеют свои особые народные названия.

Вышивка Северной Эстонии

Шелк для вышивки приобретался уже в окрашенном виде, а шерстяные нитки для вышивания красились домашним способом. Льняные нитки употреблялись преимущественно натурального цвета, но иногда их окрашивали в красный или синий цвет. 50% изученных нами вышивок Северной Эстонии были одноцветными — черные, белые или синие; 10% — двухцветные — черный с бежевым, красный с синим; остальные 40% — разноцветные. Красный и синий цвета применялись преимуще­ственно в вышивках восточных частей Северной Эстонии.
Общий колорит цветной вышивки в Северной Эстонии неоднороден, т. е. не имеет доминирующего цветового тона. Вышивка обычно тонально насыщенная, переливчатая, но при этом она никогда не бывает резкой или кричащей, а содержит богатую гамму цветов, тонко и гармонично подобранную. Каждая вышивка имеет свой особый доминирующий цвет, определяющий основной тон вышивки, который дополняется богатой шкалой нюансов и вариантов. Следует указать, что гармония цветов не всегда зависит исключительно от тонкости вкуса вышивальщицы, а в значи­тельной мере обусловлена техническими приемами выполнения (например, многоцветные комбинации декоративных сеток и др.).
Стиль национальной вышивки проявляется не только в своеобразии орнамента, но и в использованном для вышивки материале: для общего вида вышивки немалое значение имеет материал. В народном вышивальном искусстве Северной Эстонии имеются вышивки шелком, льняными, шерстяными и бумажными нитками.
Наиболее древними и наиболее сложными по своим мотивам являются цветочные узоры, вышитые шелком. Одновременно с шелком обычно применялось и золотое шитье. Узоры, выполненные металлической (золотой или серебряной) нитью были частично рельефными. Для этого узор предварительно покрывался настилом из толстых льняных ниток, после чего приступали к золотому шитью. Стягивая сильно шелковую нитку, закрепляющую золотую нить, добивались требуемой рельефности узора. Вышивка шелком выполнялась в технике глади или другими швами, сплошь заполняю­щими поверхность узора. К числу вышивок шелком относятся и декоративиые сетки. При выполнении узоров шелковыми и метал­лическими нитками комбинации декоративных сеток применялись реже или вообще отсутствовали.
Среди вышивок шелком имеется часть одноцветных вышивок — черные и черновато-коричневые. Последние назывались «тулитануд» (tulitanud). Среди экспонатов Этнографиче­ского музея наиболее старые вышитые шелком «кяйсед» приобретены в йыэляхтме и датированы концом XVIII века.

Симуна блузка кяйсед

Симуна блузка кяйсед

По качеству выработки и характеру вышивок головных уборов и «кяйсед», украшенных вышивкой шелком, можно определить степень опытности вышивальщицы. Чаще всего эти вышивки выполнялись опыт­ными профессиональными вышивальщицами, работающими на заказ. В каталоге Этнографического музея есть, например, прямое указание па то, что чепец «тану» ЭМ 17532 выполнен сельской портнихой. Часть вышивок выполнена менее опытными рукодельницами, которые, используя известные им узоры, создавали более простые рисунки для вышивки своих чепцов и «кяйсед», хотя и среди непрофессиональных вышивальщиц были искусные мастера.
В коллекциях Этнографического музея имеется несколько вышивок «кяйсед», выполненных во второй четверти прошлого столетия крестьян­ками Май Вингу и Леэну Микита из Виру-Яагупи. Так как вышивок этих сохранилось несколько, то можно предположить, что искусные выши­вальщицы выполняли их не только для себя, но и по заказу других. По видимому, на заказ выполнена и вышивка, воспроизведенная на таблице. В Этнографическом музее сохранился точный дубликат ее.
Белые вышивки льняной ниткой по своей композиции очень близки к узорам для шитья шелком: комплекс мотивов в них обычно весьма сложный. Белая вышивка отличается от других вышивок тонкостью своей отделки, богатым швом, разнообразием заполнения мотивов узора. Изобилие технических приемов и уровень их выполнения заставляют предполагать, что и белая вышивка выполнялась мастерами — специалистами. Однако сохранилось также много вышивок, выполненных крестьянками для себя лично. Одна из таких вышивок показана на табл. Большинство вышивок этого рода также принадлежат к числу более древних.

Харью-Яапи наплечник блузки «кяйсед»

Харью-Яапи наплечник блузки «кяйсед»

В вышивках шерстью чаще всего встречаются колокольчики и розетки, хотя распространены и другие мотивы. Преобладающая техника выполнения — гладь, но встречаются и несложные деко­ративные сетки, которые, в зависимости от качества применяемой домашней шерсти, иногда кажутся несколько толстыми и грубыми. Среди вышивок шерстью имеются и работы, выполненные тонкой шерстяной ниткой и отличающиеся богатой гаммой цветов. Преимущество этого рода вышивок состояло в том, что шерстяные нитки были для вышивальщиц более доступные, чем шелковые. Как общее положение можно отметить, что вышивка шерстью выполнялась менее опытными рукодельницами, но и среди этих вышивок можно найти работы профессиональных вышивальщиц.
На фото показаны узоры, выполненные цветными льняными и бумажными нитками. Льняные нитки чаще всего красили дома, а бумажные нитки покупали уже окрашенными. Вышивки цветными льняными и бумажными нитками были распространены в восточной части Северной Эстонии, начиная примерно от гор. Раквере. Льняными и бумажными нитками вышивались местные узоры в технике глади и де­коративных сеток. Цветная вышивка этого рода выполнена преимущест­венно в двух тонах — красном и синем.
В Северной Эстонии мы наряду с «кяйсед», расшитыми цветочным узором, встречаем также и «кяйсед», украшенные геометрическим орнаментом. Местом их происхождения являются Виру-Нигула Раквереского района, йыхви, Куусалу и Харыо-Яани Харыоского района. В качестве образца геометрической орнаментации одежды мы приводим вирунигулаский узор для «кяйсед». Общей схемой построения всех этих узоров является ряд ромбов или зигзагов, причем в ромбы вкомпонован мотив восьмиконечной звезды. Выполнен этот узор техникой глади и строчкой. В основу узора «кяйсед» из Симуна Вяйке-Маарьяского района положены ромбики с косыми крестиками, верхние и нижние треугольники которых сплошь вышиты; в некоторых ромбиках принцип этот не всегда тщательно выдержан. Техника выполнения — так называемый шов набором.
Вышивки геометрического характера, встречающиеся в Северной Эстонии на «кяйсед» и рубахах, повторяют старинные традиционные узоры. Некоторые элементы геометрических узоров встречаются там повсеместно. В прошлом, до появления растительного орнамента, геомет­рические узоры имели всеобщее распространение. Впоследствии распро­странился растительный орнамент, занявший в XIX веке основное место в вышивке. В настоящее время растительный орнамент Северной Эстонии находит широкое применение в прикладном искусстве.