Culture and art

Культура и искусство

Гжельский фарфор

Гжельский фарфор

З. Окулова Космонавты. мир 1969

Гжельский фарфор

Производственное объединение «Гжель» расположено на территории Раменского района Московской области.
Квасник и кумган — сосуды, в которых подавали напитки на праздничный стол. У квасника дисковидный корпус с круглым отверстием в центре. Кумган отличается длинным S-образным носиком.

Кумган для двух напитков. Майолика. Последняя треть XVIII века.

Кумган для двух напитков. Майолика. Последняя треть XVIII века.

Чтобы гармонично объединить все это, нужен был тонкий вкус и незаурядное мастерство. К тому же роспись майолики требовала от художника верного глаза и твердой руки. Исправлять ничего нельзя: краски наносятся на сырую эмаль и быстро впитываются. Потом при обжиге они сплавятся с поливой и уже никогда не сотрутся.
Майоликовые скульптуры, несмотря на большую обобщенность формы, метко передают облик людей. Вот мать, везущая на санках ребенка, вот потешная потасовка старика со старухой, вот женщина, снимающая с мужа сапог… Полные доброго юмора, фигурки эти просто и бесхитростно рассказывают о жизни.

Л. Азарова Квасник Чаепитие 1969

Л. Азарова Квасник Чаепитие 1969

Особенно хороша их плоскостная роспись, опоясывающая нарядными художников и более шестисот мастеров-исполнителей. Художники выполняют от начала до конца только уникальные произведения, да еще изделия, которые служат потом эталоном при тиражировании.
Когда заготовка подсыхает, к ней приклеивают отдельно отлитые части, например, ручку и носик чайника, и снова сушат. Потом поверхность зачищается резачком, и влажной губкой заглаживаются все неровности. Наступает пора первого — «утильного» — обжига. Фарфор становится более прочным, но еще сохраняет пористость.
Следующая операция — подглазурная роспись. Она исполняется от руки, жидко разведенной окисью кобальта, круглыми беличьими кистями. Чашку или бокал держат в руке, опираясь на подлокотник, а при нанесении каемок — «отводок» — ставят на вращающийся круг. Расписанные изделия покрывают тонким слоем глазури. Настает время самой ответственной операции — горнового, или «политого», обжига.

Кувшин. Полуфаянс. 1858.

Кувшин. Полуфаянс. 1858.

В первой половине прошлого столетия в Гжели активно развивалось производство фарфора. Многочисленные фабрики, среди которых много было совсем мелких, выпускали фарфоровый лубок — фигурки, родственные народной игрушке. Но вот что интересно: почти на каждом предприятии работали опытные гжельские мастера. Без них, похоже, дело на лад не шло.
В советское время многое сделано для восстановления знаменитого промысла. Еще до войны мастера собираются в артели, за основе которых и было впоследствии создано объединение «Гжель».
Возрождением Гжели мы обязаны прежде всего известному исследователю русской керамики Александру Борисовичу Салтыкову. Он внимательно изучил историю промысла, художественные особенности гжельских изделий. Творческое содружество ученого с художницей Н. Бессарабовой позволило органично соединить давние традиции с требованиями современного производства.

Л. Азарова. Шкатулка «Рыба-кит». 1971.

Л. Азарова. Шкатулка «Рыба-кит». 1971.

Гжельский фарфор создают сегодня несколько непоправимо испорчены или потребуют повторного обжига.
Творческие успехи гжельских мастеров удостоены высокой награды Родины. В прошлом году Л. Азаровой, Н. Бессарабовой, Т. Дунапювой, 3. Окуловой присуждена Государственная премия РСФСР имени И. Е. Репина.
Н. Бессарабова начинала в 1944—1945 годах возрождение художественных традиций Гжели. Она автор сочных по пластике ваз, кувшинов, кружек. Создавая как формы, так и роспись посуды, художница тактично, с тонким чувством меры обращается к наследию гжельского полуфаянса. Роспись орнаментальна, ритмична в каждом мотиве, строго одноцветна. Одно из любимых изображений — «гжельская роза».

Слепой с поводырем. Майолика. Последняя треть XVIII века.

Слепой с поводырем. Майолика. Последняя треть XVIII века.

Л. Азаровой ближе традиции майолики XVIII века. Она активно вводит скульптуру, сочетая ее с формами бытовых изделий, создает и самостоятельные скульптурные композиции. Часто обращается к русскому лубку, любит сложные, многосоставные формы предметов и свободную тональную роспись с ясивописными переходами от темного к светлому.
Т. Дунашова больше известна как мастер росписи. Создавая формы отдельных предметов — конфетниц, коробочек, наборов чайной посуды, она развивает традиции гжельского фарфора и фаянса. Причем каждый раз находит особенный характер, пропорции, объемы изделий — некрупных, с мягкими очертаниями.

Т. Дунашова. Чайный набор. 1975.

Т. Дунашова. Чайный набор. 1975.

3. Окулова в своем творчестве опирается уже на новые достижения промысла, обогащая их собственной фантазией. Создавая необычные формы сосудов, она решает их проще, лаконичнее, чем Азарова. Художница часто создает то очень большие вазы, то совсем маленькие. Ей принадлежат и своеобразные скульптуры на темы революции, космоса, спорта — монолитные группы из нескольких фигур. Роспись Окуловой часто напоминает раскрашенный рисунок с четкой линией контура.
В работах каждого автора находят выражение его вкус, фантазия, характер. Но приглядитесь: их объединяют общие черты, по которым всегда можно отличить изделия этого старого промысла. Русская Гжель жива.

Л. Азарова. Квасник «Чаепитие». 1969.

Л. Азарова. Квасник «Чаепитие». 1969.