Culture and art

Культура и искусство

Государственная оружейная палата

Государственная оружейная палата

Предметы из чайного сервиза. Начало XIX века. Мастера Одео и Ноден. Чайник и молочник. Мастер Неппель чашка Париж.

Государственная оружейная палата

Самое раннее, известное нам упоминание об Оружейной палате относится в летописях к 1547 году, однако из текста явствует, что и до этого времени она уже существовала. Вся история ее теснейшим образом связана с историей Русского государства, с историей Кремля.

Никиту Давыдова нередко называют отцом русских оружейников, ибо проработал он старшим мастером палаты пятьдесят лет, был человеком незаурядного таланта и весь свой опыт и знания передал многочисленным своим ученикам. Оружие и доспехи, создаваемые им и другими мастерами, были совершенством технического мастерства и одновременно замечательными произведениями искусства. Представлены в Оружейной палате и изделия других русских центров оружейного производства — Тулы, Петербурга, Златоуста, относящиеся к XVII—XIX векам. Коллекция русского оружия вызывает неподдельное чувство восхищения у посетителей Оружейной палаты и служит серьезной школой мастерства для советских оружейников, продолжающих лучшие традиции своих замечательных предшественников. Кроме произведений русских мастеров, в музее хранится много предметов вооружения иностранной работы. Частично — это вещи, созданные мастерами-иноземцами, работавшими в палате, частично — произведения, привозимые иностранными посольствами в дар московским государям, или просто ценные экземпляры, купленные у иноземных купцов.

Всего в настоящее время в Оружейной палате сберегается около восьми тысяч предметов вооружения.
В семнадцатом столетии, когда Оружейная палата была центром оружейного производства, она располагалась в другом, нежели сейчас, месте Кремля — неподалеку от Троицких ворот. Там же находились и некоторые другие палаты—каменные здания, где были мастерские Московского Кремля.
С 1640-х годов в ведение Оружейной палаты после упразднения Иконного приказа передаются царские иконописцы, а позднее в ее штате появляются и царские живописцы. Работавшие здесь талантливейшие художники Симон Ушаков, Степан Резанец, Никита Павловец придерживались реалистического направления в изобразительном искусстве и во многом способствовали его развитию. К сожалению, из их работ мало что оставалось в хранилище, большинство же произведений уходило к заказчикам.
На рубеже семнадцатого и восемнадцатого столетий в 1700 году в Оружейную палату влились Золотая и Серебряная. С этих пор здесь начинают оседать ювелирные изделия и драгоценная посуда, различная по форме, совершенная по мастерству и художественности исполнения. Произведений XVI века сохранилось относительно немного. Они сдержаннее по форме, более строги, выполнены с необыкновенным изяществом. XVII век, напротив, поражает своей пышностью и богатством, вполне соответствующим духу времени, утверждению сильной единодержавной власти в России. Драгоценной посуды, ювелирных изделий, так же, как и оружия этого периода, дошло до нас несравнимо больше, нежели произведений предшествовавших веков.
Рассмотрев предложение директора Университета, Сенат согласился с необходимостью постройки нового здания и составления подробной описи вещей. Проект здания велено было подготовить архитектору Д. Ухтомскому. Строительство началось осенью 1756 года около Благовещенского собора на месте бывшего Казенного двора. После нескольких лет труда здание, наконец, было возведено, но вещи перенести туда не успели. К этому времени Аргамаков умер. Некому было поддерживать мечту о создании общедоступного музея.
В конце 1768 года Екатерина II повелела снести только что отстроенное новое здание палаты, так как оно мешало созданию одобренного царицей Большого Кремлевского дворца. Плачевное же состояние кремлевских сокровищ не волновало власть имущих. Старое помещение мастерской Оружейной палаты уже обветшало и пострадало от пожара. Уникальные произведения прикладного искусства хранились в сырых нижних этажах дворцовых зданий. Кроме того, практиковалась отсылка некоторых особо красивых и дорогих произведений в Петербург. Только в 1792 году часть наиболее значительных ценностей Мастерской и Оружейной палаты перенесли в Грановитую палату.
В указе утверждается штат, правила, изложенные в проекте Валуева, приказывается напечатать «историческое описание с рисунками». Таким образом, государственная власть признает, наконец, Оружейную палату, как хранилище, доступное для посещения желающих, то есть как официальный музей. С этой даты и следует вести «музейное» летосчисление Оружейной палаты. К сожалению, в период этой ломки в жизни палаты было распродано много ветхих произведений, которые Валуев считал, очевидно, выражаясь современным языком, неэкспозиционными.
В 1807 году вышло в свет первое «Историческое описание древностей Российского музея» А. Ф. Малиновского. В 1808 году журнал «Русский вестник» опубликовал статью «Государственное хранилище древностей в Москве», где были следующие примечательные строки: «Древний Московский Кремль, гордо возносящийся из недр столицы, представляющий в себе средоточие ее подобно тому, как сама она есть средоточие целого Государства, может весь сделаться великим Музеем государственным: почтенным во веки хранилищем Российских древностей». Мысль о превращении всего Кремля в музей-заповедник не нашла поддержки, но высказывалась она и обсуждалась не единожды, в разное время. Но снова сокровищам Оружейной палаты не суждено было разместиться в новом помещении. Пока шли все приготовления, наступил 1812 год, и из Кремля потянулись бесчисленные подводы, груженные драгоценными вещами. Их отправляли в Нижний Новгород. Только в 1814 году сокровища были возвращены с берегов Волги и заняли, наконец, семь залов еготовского строения.
История Оружейной палаты как музея чрезвычайно интересна, но, к сожалению, краткая вступительная статья не дает возможности вести подробный рассказ. Основные же дальнейшие вехи этой истории таковы. Известность музея росла год от года. Выходили все новые путеводители. В 1851 году было закончено сооружение нового большого здания у Боровицких ворот по проекту архитектора К. А. Тона. Здесь Оружейная палата размещается и по сей день. Вторая половина XIX и начало XX столетий в истории музея отмечены активной научной деятельностью. Этот период связан с именами таких виднейших русских историков и искусствоведов, как Г. Д. Филимонов, отдавший музею более сорока лет жизни и явившийся составителем первой научной описи коллекции музея, С. М. Соловьев, И. Е. Забелин, А. Е. Викторов, В. К. Трутовский, Ю. В. Арсеньев и другие. Однако до октября 1917 года Оружейная палата являлась, скорее, фамильным музеем династии Романовых, нежели широкодоступным учреждением. Допуск в нее был во многом ограничен. В «Правилах для управления Московской Оружейной палатой» специально подчеркивалось, что служители должны наблюдать, «благопристойно ли посетители одеты».
Перед работниками музея встал целый ряд серьезнейших задач. Одной из первых было создание совершенно новой научной экспозиции. Ученый совет музея, созданный в 1922 году, приступил к разработке новых принципов показа коллекций. И вот в 1924 году Музей декоративного искусства, как называлась тогда Оружейная палата, после ряда временных выставок открыл для всеобщего обозрения первую в советское время постоянную экспозицию. Параллельно велась реставрация произведений, их систематизация. Великая Отечественная война прервала эту работу. В 1945 году сокровища, полностью сохраненные в эвакуации, вернулись в Москву, и музей вновь представил их посетителям.
Среди них несколько мемориальных вещей, например, сабли героев освободительной борьбы русского народа (в 1612 году) против иностранной интервенции — Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского.
Самыми древними произведениями, хранимыми в Оружейной палате, являются ювелирные изделия и мелкая пластика Византии V—XV веков.
На примере их произведений можно проследить смену различных тенденций в прикладном искусстве, составить представление об эстетических идеалах каждой эпохи, об использовании народных традиций.
Обширней всего собрание произведений немецких центров серебряного дела XV—XVI веков — Нюрнберга, Аугсбурга и Гамбурга. Памятники этого времени исполнены в традициях готики и Ренессанса. Кроме одежд, в коллекции имеются замечательные произведения лицевого шитья и гобелены русской и иностранной работы.
Государственные регалии представляют один из следующих интереснейших разделов музея. В большинстве случаев это произведения крупных мастеров своего времени. В создании карет иногда принимали участие знаменитые художники. Одно перечисление произведений заняло бы многие страницы.
Поэтому нам кажется более целесообразным перейти к показу отдельных наиболее примечательных памятников, и на их примере глубже проникнуть в тайны прикладного искусства, коснуться истории создания этих вещей, рассказать о времени их рождения, о мастерах и владельцах.

ШЛЕМ. КОНЕЦ XII — НАЧАЛО XIII В. РОССИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Шлем. Конец XII начало XIII века. Россия

Этот старейший в собрании Оружейной палаты боевой шлем был передан в музей в 1843 году президентом Академии художеств А. Н. Олениным.
Шлем вместе со спекшейся в ком кольчугой найден в августе 1808 года около реки Колокши близ города Юрьева-Польского.
Понизу он украшен серебряной чеканной лентой с изображением птиц, грифонов и растений. На лобовой части шлема чеканная накладка с архангелом Михаилом, предводителем небесного воинства и покровителем воевод и военачальников. К сожалению, шлем очень пострадал, многих частей его уже недостает— они поржавели и выкрошились.
Вокруг заостренного навершия шлема — четыре серебряные пластины с рельефными изображениями Христа и святых Федора, Георгия и Василия. Именно этот подбор святых, по существовавшей тогда традиции, связанных с именем владельца вещи, позволил ученым высказать ряд интересных предположений. Вплоть до последнего времени считалось, что шлем принадлежал князю Ярославу Всеволодовичу, отцу Александра Невского. Он участвовал в междоусобной битве, происходившей в начале XIII века в этих местах, потерпел поражение и, отступая, очевидно, вынужден был бросить доспехи. Недавно было высказано новое предположение, что владельцем шлема был младший сын Юрия Долгорукого—князь Мстислав Юрьевич. Вопрос о принадлежности этого шлема продолжает оставаться открытым.

МАСТЕР МУХАММЕД МУММИН ЗЕРНЕГШАН ЩИТ. XVI В. ИРАН. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Мухаммед Муммин Зернегшан. Щит XVI века. Иран.

Одним из редчайших памятников древнего вооружения является персидский щит, выкованный из булатной стали и инкрустированный золотом. Украшен щит искусно и щедро. По поверхности его проходят спиралевидные полосы, в которых золотой растительный узор перемежается с изображениями животных и сценами охоты. Рисунок выполнен исключительно тонко, животные (а их более двадцати разновидностей — леопарды, тигры, дикие козы, зайцы и пр.) даны художником в разных позах, изящно, четко, в манере классической персидской миниатюры.
Отличный по своим боевым качествам, щит не случайно и отделан так богато. Ведь щиты являлись одним из важнейших и почетных предметов вооружения. С древних времен потеря щита в бою расценивалась как бесчестие. Не случайно до нашего времени дошел наказ одной из спартанских матерей своему сыну: «Вернись со щитом или на щите».
Уникальный иранский щит вряд ли участвовал в бою. Скорее он был парадным вооружением. Принадлежал он богатому роду князей Мстиславских, современников Ивана Грозного. В 1622 году после смерти последнего представителя этого рода щит поступил в царскую казну и сберегался в Оружейной палате. Это исключительное по своей художественной ценности произведение древнего Востока сохранило нам имя мастера, подписанное им па вещи.

КОЛЧАН ИЗ СААДАКА. 1656 КОНСТАНТИНОПОЛЬ Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Колчан из Саадака. 1656. Константинополь.

В 1656 году из Константинополя царю Алексею Михайловичу были привезены вещи, «относящиеся к царскому чину и вооружению». Среди них — сабля и саадак (прибор, состоящий из колчана и налуча) прекрасной восточной работы, выполненные в едином стиле. Они сверкают яркими красками эмалей и драгоценных камней — алмазов, изумрудов, яхонтов, радуют нарядными, характерными для константинопольских ювелиров сочетаниями зеленого н красного. Финифть богато покрывает прорезное золото и образует вместе с драгоценностями красивый растительный узор. Он свободно расходится по всему полю налуча и колчана и удачно вписывается в их очертания. В кругу под короной изображен российский герб, также расцвеченный эмалью. Вокруг него греческая надпись. Саадак обшит красивой тканью — серебряным алтабасом, оторочен по швам волоченым золотом. Алтабасный пояс колчана подшит ремнем и украшен четырехугольными прорезными накладками с фипифтыо и каменьями. В три нити пущена на колчане золотая сканая цепочка. На ободке обозначена дата.
Известно, что к саадаку прикасались и руки московских мастеров. Так, в делах архива Московской Оружейной палаты есть запись о том, что в сентябре 1680 года по указу царя «строчного дела мастеру Прокофию Андрееву» выдано золото и «велено ему тем золотом починить у золотого саадака греческого пояс с запопы».

МАСТЕР НИКИТА ДАВЫДОВ ШЛЕМ. 1621 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Никита Давыдов. Шлем. 1621. Москва.

Этот шлем или, как Называли его, «шапка ерихонская» царя Михаила Федоровича — великолепное произведение одного из самых прославленных русских мастеров бронного дела — Никиты Давыдова. Н. Давыдов пятьдесят лет работал в Оружейной палате Московского Кремля, создавая воинские доспехи, и обучил целую плеяду мастеров-бронников.
Очевидно, Никита Давыдов лишь переделал более древний восточный шлем, а не создал новый, по точно это не установлено. В любом случае шлем — прекрасный высокохудожественный образец воинского доспеха XVII века.
Колпак — конической формы, сделан из красного железа. На нем наведены золотом короны и топкий узор. По нижнему краю в золотых расцвеченных финифтью гнездах вставлены красные яхонты и алмазы. Шлем имеет длинный пластинчатый назатыльник, науши, покрытые тончайшим золотым травным узором, и булатную носовую стрелку, к которой прикреплен золотой «плащ» с вычеканенным образом ангела-хранителя.
Изделие украшено жемчугом и драгоценными камнями. Навершие шлема до наших дней не сохранилось.

ПИСТОЛЕТЫ. 80-е ГОДЫ XVII ВЕКА МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Пистолеты. 80-ые годы XVII века. Москва.

В XVII веке в России наблюдается значительный расцвет оружейного мастерства. Особо широкое распространение получает в это время огнестрельное оружие. Основным центром его производства по-прежнему остается Оружейная палата. Сейчас коллекция ее насчитывает около 300 произведений русского «самопального» дела. В основном это работы кремлевских мастеров. Они создавали великолепные образцы оружия, сложного по конструкциям, украшенного с большим вкусом.
Их фантазия и искусство превращали части замка, курок, даже обыкновенные пружины в причудливо извивающихся драконов, сказочных чудовищ, различных зверей. Металлические части украшались золотой насечкой, деревянные — искусно инкрустировались костью, перламутром, дорогими породами деревьев. Первоклассное по своим техническим свойствам и превосходно оформленное огнестрельное оружие, выполненное кремлевскими мастерами, ценилось очень высоко. Представленная здесь пара пистолетов также сделана мастерами Оружейной палаты.
Отделка этих пистолетов очень характерна для последней четверти XVII века. Подобная декорировка часто варьируется в работах московских оружейников. Как обычно, пистолеты сделаны парными. Держали их в ольстрах — специальных кобурах. Стволы и замки пистолетов — чеканные с позолотой. Деревянные части инкрустированы перламутром.

КОВЧЕГ. XI В. ВИЗАНТИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Ковчег. XI век. Византия.

Небольшой серебряный восьмигранный храм с куполом— одно из наиболее древних произведений, хранящихся в Оружейной палате. Он служил вместилищем церковных реликвий — ковчегом и воспроизводил сень над погребением Дмитрия Солунского в Салониках. Высота этого изящного архитектурного сооружения — всего 16 см. Но далекий византийский мастер постарался, чтобы ковчежец в миниатюре доподлинно повторил оригинал. Грани храма, одни более узкие, другие пошире, отделяются друг от друга колонками, вверху над ними сделаны сквозные арочки, в арках помещены потиры — церковные сосуды. Четыре узкие грани-стенки украшены чеканным орнаментом, две широкие имеют стихотворные греческие надписи, на третьей и четвертой широких стенках — человеческие фигуры. Повернутая к нам грань состоит из двух дверей, на которых чеканены изображения святых; на противоположной, скрытой от нашего взгляда стороне — византийский император Константин Дукан и его жена Евдокия.
Предполагается, что ковчег сделан в 1059—1061 годах.
На стенках его заметны следы позолоты. Над куполом, очевидно, должен был находиться крест, но он не дошел до нашего времени. В Оружейную палату ковчег поступил из Патриаршей ризницы. Это миниатюрное сооружение из серебра поражает строгостью и простотой, благородством линий, мастерством исполнения.

БАРМЫ. XII В. РЯЗАНЬ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Бармы. XII век. Рязань.

Некоторые считали бармы творением древнего Киева.
Но наиболее тщательные исследования дали ученым право рассматривать бармы как произведения местных рязанских художников XII века. Подтверждением этой версии является и своеобразие предметов клада, их художественное решение, форма, колорит эмалей. Аналогии бармам пока не известны в прикладном искусстве.
Создавая свое творение, мастер превосходно использовал разнообразные технические и художественные приемы — тончайшую скань, перегородчатую эмаль, сочетание золота с жемчугом и драгоценными камнями, придав, тем самым, произведению исключительное обаяние. На снимке представлена часть барм «Рязанского клада». Это несколько средних по величине запон (всего их найдено 11). На центральной запоне — изображение богоматери, на соседних — святые Ирина и Варвара. Живописны и две крайние запоны без эмалевых изображений, украшенные лишь сканью и драгоценными камнями. Ажурные бусины, очевидно, соединяли запоны в единое ожерелье. Всего в кладе было найдено сорок пять предметов, являвшихся украшением женского парадного костюма.

ПОТИР. XII в. ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗЛЛЕССКИИ Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Потир. XII век. Переславль-Залесский.

Потир Юрия Долгорукого имеет характерную для подобных сосудов форму: широкую чашу, стоян с яблоком и такой же широкий, как чаша, устойчивый поддон. По краю чаши тонким резцом мастер вывел литургическую надпись. В двойных кругах он поместил вырезанные погрудные изображения святых, а поддон украсил широкими листьями, как бы собирающимися в стебель-стоян. Древнее изделие отличается строгостью. Потир несколько тяжеловат и приземист, так же как его ровесник и хранитель — Спасо-Преображенский собор. Интересно, что оба эти произведения таких разных видов искусств, как архитектура и прикладное, имеют много общего и несут на себе печать своей трудной эпохи, эпохи зарождения великого Владимиро-Суздальского княжества и его культуры. Красота этих произведений не в богатом убранстве и замысловатой форме, а в четких сдержанных линиях и пропорциях. Здесь не найти ничего лишнего, оба творения просты и одновременно значительны. Они дают возможность судить о благородстве вкусов далеких русских мастеров, об эстетических воззрениях художников XII века.

БЛЮДО. 1561 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Блюдо. 1561. Москва.

В России XVI века на пирах и званых обедах при подаче разнообразных кушаний обычно употреблялись серебряные блюда. В великокняжеской и царской казне их хранилось множество. Золотые же блюда были редкостью. Исследователи предполагают, что изготовлялись они для особо торжественных случаев. Золотое блюдо того времени, хранящееся в Оружейной палате, имеет точную датировку. Оно было сделано, очевидно, к свадьбе царя Ивана IV и княжны Кученей, дочери кабардинского князя Темрюка, получившей в крещении имя Мария. Это была вторая женитьба Ивана Грозного, состоявшаяся в августе 1561 года. По древнерусскому обычаю на роскошном золотом блюде невесте из богатого рода подносили свадебный головной убор и весь наряд.
Блюдо Марии Темрюковны весит около 3 кг золота. Но для нас оно интересно не материальной, а своей художественной ценностью. Это одно из замечательных произведений русского прикладного искусства XVI века, поражающее лаконичностью, строгостью, благородством исполнения. На дне блюда — круглая золотая дробница с черневым изображением государственного герба. От нее к борту красиво прочеканены изогнутые «ложки».
Создал это произведение мастер высокого класса. Не случайно оно долгое время служило образцом для подражания, и серебряники Оружейной палаты неоднократно выполняли потом изогнутые плоские «ложки» при создании других изделий. В музее хранится несколько подобных блюд XVII века.

ОКЛАД ЕВАНГЕЛИЯ. 1571 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Оклад Евангелия. 1571. Москва

В музее имеется много старинных богослужебных книг с роскошными золотыми и серебряными переплетами — окладами, украшенными чеканкой, сканью, драгоценными камнями. Такие книги делались по специальному заказу царя или знатных людей для вклада в соборы и церкви. Евангелие 1571 года было выполнено мастерами Оружейной палаты по распоряжению Ивана Грозного и вложено им в Благовещенский собор Московского Кремля. Это одно из первых произведений кремлевских мастеров, в котором вновь было применено удивительное искусство эмали, долгое время остававшееся на Руси забытым и начавшее возрождаться во второй половине XVI века. Главную роль в оформлении оклада играют пять круглых дробниц. В четырех из них, симметрично расположенных по углам, мастер вычеканил фигуры евангелистов, в центральной, самой большой, изобразил сцену вознесения. Рельефные фигуры мастерски означены плавными, мягкими линиями, видна каждая складка спокойно облегающих их одежд. Изображения четко выделяются на золотом фоне, покрытом сканым растительным узором. Его листочки и цветы заполнены эмалью приятных для глаз, неброских тонов. Позднее на окладах XVII века эмаль вольется ярким, красочным многоцветьем и, соперничая с переливами каменьев, часто затмевая их, будет служить, пожалуй, главным элементом декора.
На Евангелии Грозного эмаль только робко пробивает себе путь, а довлеющими красочными пятнами являются драгоценные камни — сапфиры, рубины и др. Мастер красиво расположил их вокруг центральной дробницы и по краям оклада.

КАДИЛО. 1598 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Кадило. 1598. Москва.

К лучшим образцам чернового искусства конца XVI столетия относится золотое кадило царицы Ирины Годуновой. После смерти мужа царица заказала для вклада в Архангельский собор Московского Кремля к гробу умершего царя Федора Ивановича несколько драгоценных вещей. Среди них — кадило, которое и было сделано мастерами Оружейной палаты в 1598 году. Оно как бы представляет собой небольшой одноглавый, типично русский храм с двумя рядами кокошников и луковичной главкой на барабане, увенчанной крестом.
В «храме» прорезаны оконца. Кокошники, купол, поддон украшены тончайшим черневым растительным орнаментом, красиво выступающим па гладкой, мерцающей золотой поверхности. На одной из стенок кадила — выразительные, полные грации и легкости движений, фигуры апостолов. Рисунок их совершенен: свободен, эмоционален, технически чист. Мало найдется произведений этого вида искусства, которые могли бы соперничать с уникальной древней гравюрой на драгоценном металле. Другая стенка кадила, невидимая на этой фотографии, украшена изображенными в фас статичными фигурами святых, соименных членам царской семьи. Умело подобранные крупные изумруды, лалы, сапфиры в высоких гнездах дополняют декоративное убранство вещи. Очень удачны пропорции кадила. На поддоне чернью сделана дарственная надпись.
Перед нами удивительно цельное и завершенное творение, где во всем строго соблюдена та самая необходимая мера художественного вкуса, которая делает вещь неповторимым произведением искусства. Это поняли еще и современники мастеров.

МАСТЕР ГАВРИЛА ОВДОКИМОВ «С ТОВАРИЩИ». КРЫШКА РАКИ. 1630 МОСКВА

Государственная оружейная палата

Мастер Гаврила Овдокимов С Товарищи. Крышка раки. 1630. Москва

Заказ этот поручили одному из лучших кремлевских серебряников «жалованному мастеру первой статьи» Гавриле Овдокнмову. Делал он раку «с товарищи», другими мастерами — Павлом Власьевым, Дмитрием Алексеевым, Василием Коровпиковым, Тимофеем Ивановым и Василием Молосольцем.
Прекрасная серебряная чеканная рака не дошла до нашего времени, она была похищена в 1812 году. Но уцелела наиболее интересная часть раки —серебряная позолоченная крышка с чеканным изображением царевича. Размер крышки 152X60 см. Искусная чеканка фигуры сделана высоким рельефом. Царевич лежит во весь рост со сложенными па груди руками. Мастер несомненно пытался добиться «портретного» сходства. Создавая лицо погибшего царевича, он, очевидно, следовал тем описаниям его внешности, которые сохранились в письменных источниках и иных рассказах. На этом же внешнем сходстве пытался потом построить свою «карьеру» Лжедмитрий I. Даже родинка па лице царевича была вычеканена искусным мастером. На голове царевича надет венец с «городками». Он украшен драгоценными камнями и прорезными эмалевыми травами. Не менее прекрасен узор одежды царевича. Фон и края крышки чеканены изысканным растительным орнамент ом m красиво извивающихся стеблей и листьев. На полях мастер поместил круглые накладные дробницы с изображениями соименных царскому дому святых. Всю работу отмечают высочайшая техника исполнения и совершенство художественного вкуса русских сребреников.

МАСТЕР ТРЕТЬЯК ПЕСТРИКОВ КОВШ. 1624 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Третьяк Пестриков. Ковш. 1624. Москва.

На пирах из золотых и серебряных ковшей обычно пили мед. Во второй половине XVII века ковши еще использовались во время застолий, но постепенно, вытесняемые другими формами питьевой посуды — братинами, чарками, стаканами, обрели иное предназначение. Ими стали награждать за заслуги. На рукояти ковша и на носике наложены пластины, покрытые черневым растительным орнаментом и обведенные жемчужной обнизью. Изящно выведенная черневая надпись, идущая снаружи по борту, оповещает о принадлежности сосуда царю Михаилу Федоровичу. По строгой, со вкусом выдержанной манере декорировки, по характеру графичного черневого орнамента мастер выполнил свое произведение в лучших традициях XVI столетия.

ЧАША. 1653 МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Чаша. 1653. Москва.

Издревле существовал на Руси обычай провозглашения на пиру заздравной чаши. Обычай этот сохранился еще в XVII столетии и носил название «чин чаши». Для пего употреблялись, как правило, сосуды шарообразной формы, на невысоком поддоне, иногда с крышкой, носившие название братин.
Золотая братина, или чаша царя Алексея Михайловича выполнена в мастерских Кремля московскими мастерами и представляет собой один из лучших высокохудожественных образцов их искусства. Как большинство парадных изделий XVII века, царская чаша украшена необычайно нарядно. Особую красоту и праздничность придает ей сочная изумрудная эмаль.
Сосуд расчеканен крупными «ложками», в каждой из которых заключен пышный многоцветный эмалевый букет.
Таким образом, она представляет интерес не только как произведение искусства, но и как памятник политических событий XVII века

БРАТИНКА ВТОРАЯ ЧЕТВЕРТЬ XVII ВЕКА МОСКВА. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Братика. Вторая четверть XVII века. Москва.

Трудно найти произведение, более совершенное по пропорциям и форме. Конусообразная крышечка прекрасно завершает весь облик удивительной, почти игрушечной чаши. Многоцветный эмалевый узор, украшающий ее, веселит глаз. Изумрудно-зеленая, синяя, белая, золотисто- коричневая финифть прекрасно сочетаются друг с другом на золотом фоне. И при взгляде па это миниатюрное произведение вас не покидает радостное ощущение, которое возникает только при встрече с подлинно прекрасным. По венцу братинки в трех продолговатых клеймах выведена черной вязыо надпись: «Братина государыни-царицы и великой княгини Евдокии Лукяновпы». Такие надписи, сообщающие о принадлежности вещи тому или иному владельцу, имеются на венце большинства чаш. В делах государева двора про размер братинки было записано: «Меры в вышину — полтора вершка, в верхнем диаметре — полвершка, в ширину по выпуклости — один с четвертью вершок». Напомним, что один вершок равен 4,44 см.

ЧАША. КОНЕЦ XVII ВЕКА СОЛЬВЫЧЕГОДСК. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Чаша. Конец XVII века. Сольвычегодск.

В последней четверш XVII века большое развитие приобретает декоративная роспись по эмали. Этот вид эмальерного искусства был особенно распространен в Сольвычегодске Архангельской области. Там в художественных мастерских богатых промышленников н купцов Строгановых создавались красочные, разнообразные, оригинальные по стилю произведения. Оружейная палата обладает большой коллекцией «усольскнх», как их назвали в старину, эмалей.
По краю живописной гирляндой тянутся крупные пестрые цветы, похожие на тюльпаны. Свобода, с которой расположена роспись, умело составленная композиция, высокая техника исполнения — все говорит о большом мастерстве художника-эмальера. На дне чаши он поместил портрет юноши в обрамлении гирлянды мелких цветов, органично сочетающихся с остальным декором и дополняющих пышную красочную одежду. Возможно, при изображении юноши художник пользовался какой-то западной гравюрой пли иллюстрацией из книги. Такие случаи известны. Детали одеяния напоминают иностранные образцы. Но весь рисунок и его раскраска так органично пропущены через миросозерцание русского мастера, так богато одарены его фантазией, что произведение выглядит совершенно самобытным и очень национальным.

МАСТЕР ОСИП ДУДИН КРУЖКА. 1774 ПЕТЕРБУРГ

Государственная оружейная палата

Мастер Осип Дудин. Кружка. 1774. Петербург.

С середины XVIII века в России начинается период панвысшего расцвета искусства резьбы по кости. Особенно процветало оно па Севере — в Архангельске, Холмогорах и прилегающих к ним деревнях — Курострове, Ухтосгрове п других вошедших в историю косторезного искусе 1ва. Уроженцем Курострова был замечательный мастер-резчик, крестьянин по происхождению, Осип Христофорович Дудин. Им было создано множество великолепных произведений из кости: шкатулы, шахматы, табакерки, трости и пр. В семидесятых годах XVIII века он выполнил две уникальные кружки, одна из которых хранится в Эрмитаже, другая являлась первоначально достоянием ризницы Соловецкого монастыря, а в 1923 году была передана в Оружейную палату.
Эта кружка, созданная, но словам самого Дудииа, «будхщпм родам на посмотренье», имеет высокую цилиндрическую форму, фигурную крышку и ручку.
Резная костяная оболочка тончайшего кружевного узора как бы обтягивает темную черепаховую основу. В овальных прорезных медальонах — изображения шести русских императоров и императриц от Петра I до Екатерины II. Портреты, прототипами для которых послужили изображения на медалях, тщательно проработаны и прекрасно композиционно размещены. Дудин обладал удивительным чувством материала. Своими изделиями он заставлял и других высоко оцепить красоту и своеобразие кости. Кружка Дудииа свидетельствует о его исключительном мастерстве и занимает достойное место среди экспонатов Оружейной палаты.

ПАНАГИЯ. 1776 ПЕТЕРБУРГ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Панагия. 1776. Петербург.

Панагии — нагрудные знаки высшего духовенства—обычно вырезали па полудрагоценных камнях, чеканили па золоте и серебре и вставляли в богатую оправу, усыпанную драгоценными камнями. В музее собрано множество этих интересных произведений искусства XII—XVIII веков Вид их со временем менялся. Форма ковчежца уступила место круглой или овальной иконке. Менялось и их художественное оформление. Ранние панагии строже и сдержаннее. Изделия XVII века поражают более богатством п пышностью, нежели изысканностью.
В XVIII веке, подчиняясь духу эпохи, папагпи приобретают вид красивых ювелирных украшений Яркий пример тому — панагия русской работы 1776 года. Она сделана по заказу* кпязя Потемкина для архиепископа Платона, о чем свидетельствует резная надпись па ее оборотной стороне. Изделие необычайно красиво. Оно создано из позолоченного серебра, имеет овальную форму. На лицевой стороне—чеканное золотое изображение «Воскресения». Панагия окаймлена драгоценными камнями: бриллиантами, топазами .. Крупные топазы чудного золотистого оттенка доминируют в убранстве вещи. Особенно хороши два больших топаза в подвеске п в яблоке, окруженные бриллиантами и множеством мелких цветных камней. Панагия имеет серебряную позолоченную цепь. Тонкая и технически совершенная работа, умение удачно использовать декоративные достоинства камня творят о большом вкусе мастера.

СУПОВАЯ ЧАША И БЛЮДО. 1797 ПЕТЕРБУРГ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Суповая чаша и блюдо. 1797. Петербург.

Среди работ русских серебряников XVIII века есть большая суповая чаша с блюдом, сделанная петербургским мастером. Однако мастер не сам придумал эту броскую, вычурную декорировку. Он лишь повторил оригинал, созданный в середине XVIII века. Очевидно, первая суповая чаша, входившая в «Петровский» сервис императрицы Елизаветы и Пефа III, была сломана либо утрачена, поэтому потребовалось воспроизвести вещь вновь.
Форма чаши, весь ее декор характеризуются яркими особенностями стиля рококо, господствовавшего в то время в прикладном искусстве. Чаша эта — серебряная круглая, с ручками и высокой крышкой, увенчанной горкой фруктов, стоит па четырех волютообразпых ножках. Широкое блюдо-поддоп посередине гладкое, а по бокам расчеканено крупным рельефом, хорошо сочетающимся с декоративным оформлением самой чаши. Рокайльиые вычеканенные картуши, рельефные венки, вся орнаментика изделия, выполненная в разных техниках, делают чашу броской и нарядной. Глядя па лее, можно представить, сколь пышно смотрелся весь «Петровский» сервиз. В Оружейную палату изделие поступило из дворцового имущества.

КАНДЕЛЯБР. 1826 РОССИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Канделябр. 1826. Россия.

Высокий помпезный канделябр (подсвечник) русской работы — один из двух парадных канделябров, принадлежавших вдове Павла I. Канделябры были известны еще в древности. Их делали тогда из дерева, тростника, глины, позже из асбеста и мрамора. Вторую жизнь канделябры получили в эпоху Возрождения. Тогда-то их стержни начали украшать не только орнаментами, но и небольшими фигурами. Дворцовые канделябры XVIII—XIX веков изготовлялись обычно из золота, серебра, бронзы, фарфора.
Канделябр собрания Оружейной палаты — серебряный. На статичном строгом постаменте с павершием укреплен стержень в виде женской фигуры. В поднятых над головой руках женщина держит, словно огромный букет, пять чеканных симметрично расходящихся рожков. Статичность, подчеркнутая симметрия, некоторая нарочитость всего изделия, орнаментальные мотивы, используемые мастером — типа туго сплетенных плотных венков, положенных на спокойную гладь отполированного серебра,— все это характерные черты стиля «ампир» — торжественного, строгого стиля империи.

МАСТЕР ГЕНРИХ ВИГСТРЕМ МОДЕЛЬ ЯХТЫ «ШТАНДАРТ». 1909. ПЕТЕРБУРГ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Генрих Вигстрем. Модель яхты Штандарт. 1909. Петербург.

Пасхальное яйцо-сюрприз с моделью яхты «Штандарт» является изделием крупнейшей в России ювелирной фирмы Фаберже, деятельность которой приходится на конец XIX — начало XX столетия. Изделия ее поражают исключительным разнообразием применяемого материала и виртуозностью исполнения. Фирма Фаберже имела своп мастерские в Петербурге и Москве. В начале XX века там работало около пятисот сиецналистов-ювелнров разных национальностей. Среди них—прекрасный ювелир Генрих Внгстрем, финн по национальности. С 1906 года оп стал во главе ведущей мастерской.
Яйца-сюрпризы, создаваемые фирмой, пользовались большим спросом в придворных и богатых промышленных кругах. Всего их было изготовлено —57. Изящная золотая модель яхты «Штандарт», отличающаяся великолепной техникой исполнения, была создана Вигстремом в 1909 году. Под лапами у них — каплеобразные жемчужины. Основание яйца выполнено из горного хрусталя, украшено эмалью и усыпано бриллиантами. Здесь, как н в других изделиях фирмы Фаберже, камни подобраны с большим вкусом и умело сочетаются по форме и цвету с другими материалами. Особая заслуга фирмы Фаберже и ее мастеров заключается в том, что они впервые широко применили в ювелирных изделиях не только драгоценные, но и полудрагоценные камни — замечательные уральские самоцветы.

ВОРОНОК. 1610—1611 ЛОНДОН. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Воронок. 1610-1611. Лондон.

Большой интерес представляет хранящаяся в Оружейной палате лучшая в мире коллекция английского художественного серебра XVI—XVII веков. В это время значительно окрепли и расширились дипломатические и торговые связи России с иноземными державами, в частности с Англией. Посольские миссии и торговые агенты привозили дары, которые хранились в царской сокровищнице. Чем пышнее и обильнее были подношения, чем многочисленнее был состав посольства, тем большее значение придавалось ему. Таким путем и попали в Россию изделия лондонских серебряников. Интересно, что в самой Англии серебряной посуды того времени почти не сохранилось, так как во время английской буржуазной революции XVII века она, в большинстве своем, была переплавлена в монеты, необходимые для ведения гражданской войны. Таким образом, коллекция английского художественного серебра Оружейной палаты является в полном смысле слова уникальной.
Серебряный золоченый воронок из этого собрания имеет характерную для подобных английских изделий начала XVII века форму, удивительно пропорциональную и пластичную. На верхней части его шарообразного корпуса в овалах вычеканены морские чудовища, между которыми изображены связки плодов. Ниже, в круглых медальонах, помещены крупные розетки. Около медальонов — стебли с листьями. Ручка украшена резным узором. На поддоне, как и на выпуклости крышки, вновь дано изображение морских чудовищ и связок плодов. Воронок имеет в вышину 34 см.
Считается, что он был прислан в 1615 году английским королем Иаковом I царю Михаилу Федоровичу с послом Джоном Мериком.

КУБОК-КОРАБЛЬ. 1609—1632 НЮРНБЕРГ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Кубок-корабль. 1609-1632. Нюрнберг.

В собрании Оружейной палаты хранится более 250 произведений серебряников Нюрнберга — одного из крупнейших центров немецкого художественного серебра. Это самая крупная из аналогичных сохранившихся мировых коллекций.
Изящный серебряный парусный кораблик с военной командой на борту — одно из характерных произведений немецких мастеров. На мачте укреплен флаг-флюгер. Кораблик сделан на четырех колесах, позолочен. Его украшают чеканные изображения купидонов и морских чудищ. Не сразу приходит мысль, что это не просто маленькая модель корабля, а кубок. Правда, пить из такого кубка, было довольно трудно, и служил он, скорее» декоративным украшением стола. Однако исследователи полагают, что корабли-кубки имели и определенное целевое назначение: ими пользовались, когда провозглашали тосты за благополучное морское путешествие.
Эти кубки получили широкое распространение еще в XVI веке. Предполагается, что современников воодушевляли на их создание подвиги мореплавателей, прокладывающих новые морские пути и открывавших неизведанные земли. Кубки-корабли, как и другие произведения немецких мастеров, отличаются исключительной тщательностью исполнения.

МАСТЕР ГАНС ЛАМБРЕХТ II КУБОК-ДЫНЯ. 1631 — 1633 ГАМБУРГ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Ганс Ламбрехт II. Кубок дыня. 1631-1633. Гамбург.

Этот интересный серебряный фигурный кубок — одно из множества произведений в обширной коллекции гамбургского художественного серебра, хранящейся в Оружейной палате. Он сделан в виде дыни, лежащей на тарелке, в окружении яблок, груш, вишен, между которыми живописно расположены стебли с листьями, плодовые цветы. Все фрукты — литые, дутые, позолоченные. Позолочена и сама дыня. Срезанный верхний кусок ее, служивший крышкой, не сохранился. Ножка кубка представляет из себя обнаженную женскую фигуру. Богиня сидит на пне. В правой руке, опущенной на колено, она держит рог изобилия, в поднятой левой руке — серп. Небольшой золоченый поддон кубка в нижней своей части сделан звездообразным. Снизу поддона имеется надпись, гласящая, что сей кубок был прислан государю Михаилу Федоровичу датским королем Христианом IV в 1644 году. Кубок «дыня» был лишь одним из многочисленных даров датского короля, присланных им в связи с предполагавшейся женитьбой датского королевича Вольдемара на старшей дочери русского царя — Ирине. Женитьба эта впоследствии так и не состоялась. Присылка из Дании произведений гамбургских серебряников объясняется тем, что прославленные немецкие мастера нередко выполняли заказы различных королевских европейских дворов.

МАСТЕР ИОГАНН ШМИТ (?) БЛЮДО. 1698—1710 СТОКГОЛЬМ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Мастер Иоганн Шмидт. Блюдо. 1698-1710. Стокгольм.

Среди обширной коллекции западного серебра значительное место занимает коллекция шведских художественных изделий. Достойным украшением этого собрания является одно из двух парных небольших блюд одинакового рисунка. Блюдо это овальное, чеканное, сделано из серебра. Длина его всего 33 см. Широкий борт украшен живописным орнаментом из крупных плодов, среди которых помещены изображения четырех итнц, похожих на орлов, в различных позах. Посередине изделия, на фоне пейзажа выбита фигура женщины, стоящей на коленях перед пылающим жертвенником.
Лучи солнца как бы озаряют происходящую аллегорическую сцену.
Нарядное рельефное блюдо, как и другие произведения коллекции, дает возможность судить о национальных особенностях и мастерстве шведских серебряников. Клеймо мастера па блюде позволило исследователям сделать вывод, что это произведение было создано либо Иоганном Шмитом, либо Иоганном Шенком, работавшими в Стокгольме в одни и те же годы на рубеже XVII—XVIII веков и имевшими па своих клеймах одинаковые инициалы.

РУКОМОИ. XVII в. ТУРЦИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Рукомой. XVII век. Турция.

«Рукомой золотой, ложчатый, с камепьем с яхонты и с изумруды, а на нем 16 алмазов да 50 алмазцев малых, да 857 камешков искор яхонтовых красных и изумрудных», —так описывался этот нарядный восточный кувшин в Описи Оружейной палаты 1702 года. Мастер богато изукрасил его. Крупные рубины, оттеняемые зеленым эмалевым фоном, создают излюбленный турецкими мастерами, характерный для их изделий колорит. Оригинальная форма рукомоя также типична для Востока. Длинная, узкая в основании шейка выходит из самого центра шарообразного, красиво расчлененного тулова сосуда и, постепенно расширяясь кверху, замыкается высокой остроконечной крышкой. Выгнутая ручка и такой же изогнутый узкий поснк придают рукомою особое изящество. Носик оканчивается головой дракона с разинутой пастью, в которой видны два ряда острых белых эмалевых зубов. Глаза дракона — два небольших красных яхонта. Туловище (сам носик) сделано как бы чешуйчатым из разноцветной эмали. Поддон имеет вид опрокинутой чаши. В музее хранится и лохань к этому рукомою, созданная художником в том же стиле. Рукомой принадлежал сыну Петра I царевичу Алексею и был подарен ему бабкой — Наталией Кирилловной.

ПРЕДМЕТЫ ИЗ ЧАЙНОГО СЕРВИЗА. НАЧАЛО XIX ВЕКА МАСТЕРА ОДИО И НОДЕН. ЧАЙНИК И МОЛОЧНИК МАСТЕР НЕППЕЛЬ. ЧАШКА ПАРИЖ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Предметы из чайного сервиза. Начало XIX века. Мастера Одео и Ноден. Чайник и молочник. Мастер Неппель чашка Париж.

Из числа французских изделий начала XIX века обращает на себя внимание изящный чайный сервиз. Он состоит из нескольких серебряных позолоченных предметов — чайника, молочника, подноса, сахарницы, щипцов, чайных ложек и других вещей. Они полированы и украшены чеканным, штампованным и накладным орнаментом. Чайник для горячей воды — самый высокий из всего сервиза; его вышина —25,5 см. И чайник, и молочник имгют перламутровые ручки.
Кроме серебряных предметов в сервиз входят также две фарфоровые чашки с блюдцами. Они почти сплошь покрыты золотом, на котором красиво просматривается топкий, изящно выведенный орнамент.
Сервиз этот был подарен императрицею Александрой Федоровной ее сыну, будущему императору Александру II на Рождество 1828 года. В Оружейную палату сервиз поступил из дворцового имущества.

ШАПКА МОНОМАХА. КОНЕЦ XIII — НАЧАЛО XIV В. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Шапка Мономаха. Конец XIII-начало XIV века.

Древний золотой венец, издавна носящий название «Шапка Мономаха», — один из наиболее известных и уникальных экспонатов Оружейной палаты. Первое письменное упоминание о нем имеется в Никоновской летописи XVII века. Летописец сообщает, что шапка Мономаха была возложена на внука Ивана III — Дмитрия при поставлении его на великое княжение. Очевидно, Иван III счел необходимым подчеркнуть этой специальной торжественной церемонией силу централизованной власти и возросшую мощь Русского государства, окончательно освободившегося от татаро-монгольского ига.
Эта часть венца, так же как и драгоценные камни — рубины и изумруды, является дополнениями XVI века. Соболий околыш появился еще позднее.
Шапка Мономаха — редчайшее произведение искусства. Исследователи давно ведут изыскания относительно места ее создания и имени мастера, но установить это пока не удалось. Большинство мнений сводится к тому, что создана шапка восточными мастерами и в конце XIII — начале XIV века. Характер орнамента и изысканность работы свидетельствуют о том, что местом ее рождения могла быть и Византия.

ТРОН. КОНЕЦ XVI — НАЧАЛО XVII В. ИРАН. Государственная Оружейная палата

Среди коллекции государственных регалий музея есть уникальное собрание тронов. Троны, как и другие государственные регалии, символизировали силу самодержавной власти и мощь централизованного государства. И чем мощнее становилось оно, тем большей пышностью и богатством должны были поражать окружающих предметы придворного церемониала.
Одним из наиболее старых и дорогих является трон царя Бориса Годунова.
Трон отличают низкая спинка и характерная для Востока форма основания. Сделан он из дерева, покрыт червонным золотом и богато украшен драгоценными камнями. Особенно выделяется крупная голубая бирюза, которой в троне более 800 зерен.

САККОС. ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XVII ВЕКА ИСПАНИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Саккос. Первая четверть XVII века. Испания

Оружейная палата славится богатейшей коллекцией старинных одежд XIV—XVII веков, шитых из роскошных тканей — шелка, бархата и других, тканных крученой золотой или серебряной нитью. Секрет изготовления этих тканей теперь утерян. Большое место среди одежд занимает собрание саккосов — облачений духовенства.
Они всегда богато украшены, расшиты и унизаны жемчугом. Саккосы бережно хранились, строго учитывались в казне, после смерти владельца нередко перешивались, украшались по-новому. Часто один саккос несет в себе следы работы мастериц разных поколений. Воспроизводимый здесь саккос XVII века шит из испанского аксамиченного (петельчатого) бархата. На его золотом фоне красиво смотрится крупный червчатый (темно-красный) узор. Оплечье, подол и зарукавья отделаны зеленым аксамиченным бархатом, крест с бирюзой и красным камнем низан жемчугом. Одеяние украшено узкой злато-серебряной тесьмой и имеет подкладку из ларозевой мелкотравчатой камки.
В Описи Оружейной палаты 1631 года записано: «А привез тот сак из Царьграда Иван Кондырев». Из истории известно, что в 1622 году Ивана Кондырева и дьяка Бормосова отправили в Константинополь с дипломатической миссией. По их возвращении, среди других дорогих вещей, и был доставлен в Москву этот нарядный саккос.

ОПЛЕЧЬЕ ФЕЛОНИ. XVII В. РОССИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Оплечье фелони. XVII век. Россия.

Излюбленным украшением в ювелирном искусстве и искусстве шитья Древней Руси был жемчуг. Шитье жемчугом, или «низанье», как его тогда называли, считалось исключительно женским мастерством. Наиболее ранние, дошедшие до нас памятники этого вида искусства относятся к XII веку, но из письменных источников известно, что существовало оно на Руси задолго до этого времени. Русские мастерицы славились своим умением создавать удивительные но своему художественному значению произведения. Иноземцы, восхищенные искусством русских вышивальщиц, оставили о них немало записей.
XVII век — время наибольшего развития искусства жемчужного шитья. Жемчугом украшаются почти все парадные одежды, женские головные уборы, облачения духовенства… Количество использованного в шитье жемчуга иногда бывает так велико, что самой ткани почти не видно.
Одним из прекрасных произведений русской работы
века является шитое жемчхгом оплечье (широкий нарядный воротник) фелоии — одежды духовепста. Мелкие зерна она пустила па вышивку листьев. В центре вышивальщица поместила крест из пяти золотых запоп, украшенных рубинами, алмазами и изумрудами. Остальные запопы также изукрашены драгоценными каменьями. Сам бархат сплошь зашит золоченой насыпью. Орнамент произведения восходит к русским народным традициям, насчитывающим столетия.

КОРОНАЦИОННОЕ ПЛАТЬЕ. 1724 РОССИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Коронационное платье. 1724. Россия.

Платье это было сделано для Екатерины I, жены Петра, ко дню коронации. Пурпурная шелковая ткань репсовой выработки — гроденапль, как называли ее в
веке, искусно расшита серебряной нитью. Изнутри платье подложено белою тафтою. Крупный великолепный растительный орнамент, перемежающийся с коронами, украшает юбку, корсаж и шлейф. За двести пятьдесят лет темно-вишневый цвет ткани несколько побледнел, чуть потускнели серебряные нити вышивки, но и сейчас необычайно нарядное сочетание этих тонов и высокое искусство русских мастериц-вышивальщиц восхищают посетителей музея и ставят платье в ряд лучших образцов коллекции светских одежд, хранящихся в Оружейной палате. Несомненно, наряд царицы производил большое впечатление на современников. Особенно эффектно смотрелся широкий шлейф с прекрасной декоративной серебряной каймой. Во время церемонии его несли пять статс-дам. К сожалению, имена мастериц, создавших это подлинное произведение искусства, остаются пока неизвестными.

ШПАЛEPA. 1738 ПЕТЕРБУРГ

Государственная оружейная палата

Шпалера. 1738. Петербург.

Шпалеры—это вьпкаппые вручную настенные безворсовые ковры. Оружейная палата обладает большим собранием шпалер русского, французского, фламандского и итальянского производства XVI—XIX веков. Шпалерное искусство возникло одновременно в нескольких странах Европы. Главными центрами изготовления настенных ковров С1али в XIV столетии Франция и Фландрия.
В России шпалеры начали ткать лишь в XVIII веке при Петре I на Петербургской императорской шпалерной мануфактуре. В 1738 году там была создана и эта небольшая, прятавшая по краскам декоративная шпалера. Сюжет ее очень характерен для произведений шпалерного искусства первой половины XVIII века. Перед нами — фантастический парк- изображены огромные деревья, статуя, красиво сидящий павлин, различные вазы. В одной из ваз — большой живописный букет цветов, занимающий весь центр ковра. Эти декоративные аксессуары интересно скомпонованы и заключены, словно в богатую раму, в неширокою, со вкусом вытканною кайму. Создается полное впечатление, что перед нами — картина. Такому восприятию вещи помогает удачно переданная перспектива. Шпалеру отличает высокое ткацкое мастерство. Произведение несомненно являлось достойным украшением небольших дворцовых покоев. Место шпалеры во дворце во многом определялось ее сюжетом и размером. Величина этого настенного ковра 285X212 см.

АРЧАК. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVII ВЕКА РОССИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Арчак. Вторая половина XVII века. Россия.

В мастерских Конюшенного приказа работало множество талантливых мастеров. В XVII веке Конюшенный приказ помещался около Боровицких ворот, на том месте, где сейчас стоит здание Оружейной палаты. Там были созданы сотни прекрасных произведений. Среди них — красивый арчак малинового бархата. Арчаками в XVII веке называли седла небольших размеров с пристегивавшейся к сиденью подушкой. Подушка данного арчака прикреплена четырьмя серебряными позолоченными пуговицами. Приструги (концы ремней, служившие для скрепления седла с подпругами) сделаны из пестрой тесьмы. Огиби седла серебряные, золоченые, с нарезным узором. Подушка, крыльца седла и тебеньки (кожаные или бархатные отрезки, спускавшиеся по обе стороны седла, для предохранения ног всадника от трения) с большим вкусом, симметрично расшиты золотом и серебром. Этот удачно скомпонованный, шитый растительный орнамент делает небогатый, скромный арчак нарядным. Очень хорошо и цветовое сочетание шитья с бархатом. Арчак не был украшен драгоценными камнями, как большинство парадных седел. Но прекрасное художественное оформление позволяет считать его одним из интересных образцов конского убранства русской работы XVII века.

ЛЕТНЯЯ КОЛЯСКА. 1770 АНГЛИЯ. Государственная Оружейная палата

Государственная оружейная палата

Летняя коляска. 1770. Англия.

Коллекция старинных экипажей XVI—XVIII веков, хранящаяся в Оружейной палате,— одна из самых редких и значительных в мире. Великолепным экспонатом этого собрания является нарядная летняя коляска конца XVIII века, созданная английскими мастерами. Силуэт ее легок и изящен. Верх оплетают резные лаврсвые ветки. Экипаж украшен росписью на мифологические сюжеты и интересной фигурной резьбой. Орлы на передке экипажа, фигуры всадников на конях, раковина из листьев, образующая запятки,— все это придает особую красоту и неповторимость. Каждая деталь здесь — произведение искусства.
Коляска сделана из дорогого дерева, которое, впрочем, почти не видно под густым слоем позолоты и под живописью. Принадлежал экипаж императрице Екатерине II и был подарен ей графом Григорием Орловым.