Culture and art

Культура и искусство

Димитрий Дмитриевич Бушен

Димитрий Дмитриевич Бушен

Дмитрий Бушен. Фотография 1950-х годов

Димитрий Дмитриевич Бушен

Имя Димитрия Димитриевича Бушена до недавнего времени было у нас знакомо сравнительно немногим—его знали музейные работники и знатоки театра. В 1925 году художник поселился но Франции, и с тех пор вся его жизнь протекала в отрыве от России. Кое-кто из побывавших за границей мог видеть спектакли в его оформлении, некоторые, кому привелось быть в Париже, посещали самого художника. Однако связи Бушена с русской культурой и, в частности, с Эрмитажем. где он некогда начинал свой путь в искусстве, не прерывались, сохраняясь и поныне. В 1977 году художник подарил Эрмитажу 24 своих работы, в 1990-м еще 28 произведений. Таким образом, благодаря щедрости мастера, этот замечательный музей получил возможность впервые познакомить публику с его творчеством.

Димитрий Дмитриевич Бушен

Акробат с мечом и лошадь. Дмитрий Бушен

На протяжении полутора месяцев в фойе Эрмитажного театра в 1991 году была развернута экспозиция произведений Димитрия Бушена—эскизы театральных декораций, костюмов.
На выставке демонстрировались также несколько работ из собрания сестры художника Александры Дмитриевича Бушена и из фондов Государственного музея театрального и музыкального искусства в Петербурге. Открытие выставки сопровождалось концертом артистов балета, который был дан в Эрмитажном театре в честь старейшего мастера, которому 26 апреля 1992 года исполнилось девяносто девять лет.
По происхождению и художественному воспитанию Димитрий Бушен может в равной мере считаться представителем как русской, так и французской культуры. По материнской линии он русский, по отцу — француз. Родился художник на юге Франции, в Сен-Тропезе, где его больная туберкулезом мать провела последние годы жизни. Отец Бушена потомок французских гугенотов, вынужденных после отмены в 1685 году Нантского эдикта покинуть родину и искать прибежище в других странах. Обосновавшийся в России, несколько поколений рода Бутонов связали свою судьбу на новой родине с военной службой, учились и преподавали в Пажеском корпусе, имели генеральские чины. Вскоре после смерти матери Димитрия и его старшую сестру привезли в Петербург, где служил отец и где дети впервые начат учить русский язык. Детство их протекало, в основном, в поранившейся с Бушенам семье Кузьминых-Караваевых — летом, в их имении Борисково бывшей Тверской губернии, зимой в Петербурге. По окончании статичной гимназии Димитрий поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. Изменив, к крайнему неудовольствию отца, семейной военной традиции, он, как и сестра. увлекся искусством. Александра Димнтриевна Бушен окончила в 1919 году Петроградскую консерваторию ио классу С.М Ляиунова, стала пианисткой и музыковедом, ей принадлежит ряд книг о жизни и творчестве Дж. Верди, Р. Вагнера, К.Дебюсси. Недавно, накануне своего столетня, Александра Димитриевна подготовила к изданию перевод писем Верди.
Способности молодого человека привлекли внимание Николая Константиновича Рериха, который дал ему несколько уроков. В 1915- 1917 годах, также не прерывая университетских занятий, Бушен работал помощником хранителя музея при Рисовальной шкале, a в 1918-м, по окончании университета, был зачислен сначала помощником, затем ассистентом хранителя историко-художественного отдела Эрмитажа. Прогрессирующая глухота (результат полученной в детстве травмы) побудила Бушена уехать в Париж для лечения.

Димитрий Дмитриевич Бушен

Венеция. Дмитрий Бушен

Петербургские и. в частности, эрмитажные годы явились важнейшим этапом в творческом формировании художника, его эстетических вкусов и интересов. В эти годы складываются прочные дружеские связи с живописцами. историками искусства, поэтами, определяется круг занятий. Одним из ближайших друзей начинающего художника становится Сергей Ростиславович Эрнст, крупнейший знаток и хранитель живописи в Эрмитаже. Вместе с Эрнстом Бушен уехал во Францию, вместе они путешествовали по Италии, в Париже жили в одной квартире, где после смерти друга художник живет и в настоящее время. Тесные дружеские отношения (Уьединяли Бушена с Александром Бенуа и его семейством, с Константином Сомовым. Евгением Лансере. Зинаидой Серебряковой. В трудные 20-е годы Бушен. Эрнст. Серебрякова с детьми находят пристанище в петербургском доме Бенуа на Никольской улице. В собрании сестры Бушена хранится один из интерьеров квартиры Бенуа, написанный художником. Видимо, там же исполнила Серебряков; портрет Бушена, также принадлежащий его сестре. Бушен неоднократно позировал Серебряковой, возможно, не только из-за отсутствия необходимой модели, что требовало оплаты, по и потому. что весь облик юного художника был близок ее духовному миру.
11 до. и во время работы в Эрмитаже Бушен постоянно был в курсе художественной жизни Петербург попробовал свои силы в самых разных видах творческой деятельности. в разных техниках и жанрах. Еще в 1912 году он исполняет заставки к первому сборнику стихов Анны Ахматовой «Вечер». Обращение к поили и Ахматовой не было .тля Бушена случайным — в 1910-е годы они часто встречались то в имении Борисково. то в Сленнево. расположенном рядом и принадлежавшем Гумилевым. К тому же Кузьминых-Караваевых связывали и родственные узы с Гумилевыми. Много лет спустя, в 1977 году. Димитрий Бушен оформил французское издание «Поэмы без героя» Ахматовой. Художник неоднократно обращался к книжной графике сделал заставки и концовки к работам о венецианском стекле А.Н.Кубе, о бронзе И.Вейнера, иллюстрировал книги для петроградского издательства «Аквилон», в том числе «Три рассказа» Анри дс Репье, причем 25 экземпляров этого издания раскрасил от руки акварелью.
В 1920 году Бушей один из устроителей, так называемой. Первой выставки художественных произведений в Эрмитаже, но случаю чего он прочитал несколько лекций по истории севрской мануфактуры и мейсенского фарфора. Но все же основной интерес его сосредоточен на изобразительном искусстве. Ранние работы Бушена большей частью исполнены пастелью — это цветы, натюрморты, небольшие композиции, навеянные впечатлениями от театральных спектаклей. Он не только свидетель, но и в какой-то мере участник возрожденного в 1910-е годы общества «Мир искусства»: перед революцией Бушен дебютировал на выставке этого художественного объединения. Работа в Эрмитаже, непосредственное общение с лучшими образщши мирового искусства не могли не способствовать развитию художественного вкуса Бушена. Исполненные им позднее виды Рима. Венеции, цветы на террасе — яркое свидетельство того живописного слуха, чуткости к краскам. их «певучести и гармонии», которые так пленили некогда иуа. Мягкая, приглушенная красочная гамма, вся построенная на нюансах серого и голубого тонов, присущая пастелям художника, обладает особым, интимным лирическим звучанием. Увлечение театром, сценографией в Петербурге. да и в Москве, получило широчайшее распространение среди художников, особенно причастных к «Миру искусства».
В 1910-е годы выставки общества изобиловали театральной графикой. «Мир искусства» превратился в «Мир театра».
заметил в 1913 году Дмитрий Философов, ранее возглавлявший литературную часть журнала. Все живописцы, с которыми общался Бушей, и. в первую очередь, Александр Бенуа, в той или иной мере исповедовал и культ театра. Тот факт, что Бенуа, будучи членом дирекции, управлявшей делами Государственного академического театра онеры и балета (бывшего Мариинского) и его художником. имел свободный доступ в театр для себя и друзей, создавал благоприятную почву для творческого формирования Димитрия Бушена. Правда, увлечение театром в те годы еще не получило профессионального прстноенпя и выразилось лишь в подготовке любительских праздничных спектаклей в доме Бенуа. Бушен сочиняет и ставит танцы для дочери Серебряковой. Таты. (Татьяны 1к>рисовны. в будущем художницы МХАТ, а тогда ученицы хореографического училища), придумывает костюмы для молодежи, да и сам. как вспоминал Константин Сомов, искусно танцует. Оказавшись за границей, художник сравнительно быстро определил свое место среди живописцев и театральных декораторов. Спустя год по приезде в Париж он исполняет эскизы костюмов для знаменитой Анны Павловой, затем принимает участие в парижской выставке русских художников «Мира искусства», устраивает в Галерее Фабра свою первую персональную выставку , экспонирует в Галерее Друз свои венецианские пастели.

Димитрий Дмитриевич Бушен

Вид Рима с аркой Тита.

Хотя художник никогда не оставлял пастельную живопись (маслом он работал сравнительно редко) и регулярно выставлял свои произведения в галереях Парижа. Лондона. Брюсселя. Амстердама, Антверпена, Нью- Йорка. Чикаго, основное его творчество с середины 30-х годов посвящено театру. Музыка. опера, балет, драма — для него родная стихии, именно здесь он находит свое истинное призвание. В 1932 году он оформляет небольшой балет молодого Жоржа Баланчина «Диана и Актеон» (на музыку Ф. Шопена) в театре Клисейских Полей. В 1934 году он исполняет эскизы костюмов для Иды Рубинштейн в балетах «Диана де Пуатье» Ж. Ибера и «Вальс» М.Равеля, поставленные Михаилом Фокиным для труппы И.Рубинштейн на сцене парижской Оперы (декорации принадлежали А.Бенуа); готовит также эскизы костюмов для спектаклей Жана Жироду «Тесса» и «Электра» в парижском театре Лун Жуве. 1937-м годом датируется первый целиком (к юрмлеины Бушеном балет Фокина «Стихии» на музыку П.С.Баха для труппы «Русский балет Монте- Карло», выступавшей в лондонском театре «Альгамбра». Также в Англии в 1939 году в костюмах по эскизам Бушена шли балеты «Хроника: возвышение и падение диктатора» Б.Гольдшмидта и «Блудный сын» Ф.Коэна в постановке знаменитого немецкого балетмейстера Курта Йосса, эмигрировавшего вместе с труппой из Германии 1933 году.
Диапазон спектаклей, шедших в сценическом оформлении художника, очень велик. Он с готовностью отзывается на обращение к участию в работе как знаменитых хореографов. так и начинающих танцмейстеров и музыкантов. В 1954 году исполняет костюмы для первого балета Франсуазы Алре «Сон Вероники», а затем для ее же балета «Клер» работает и над костюмами, и над декорациями оба были осуществлены на сцене Амстердамского оперного театра. В костюмах и среди декораций, созданных по эскизам художника, танцевала Белоснежку в одноименном балете М.Пвена прима-бале- рина Гранд-онера Лиан Дейле. В том же 1954 году, видимо, в память о недавно скончавшемся итальянском композиторе Франко Альфано в миланском театре Да Ската была поставлена его онер «Сирано де Бержерак», сценография которой принадлежала Бушену. Ему же принадлежало и оформление оперы К.Дебюсси «Пеллеас и Мели- занда» по мотивам драмы Метерлинка для того же театра. Для Леонида Мясина художник делает эскизы декорации и костюмов к балету «Дриады» на музыку Ф.Шопена в Римском оперном театре. Для Ролана Пети в парижском театре Елисейских Полей создает декоративное убранство в балете Делиба «Конпелия»; для Ж.Баланчина исполняет костюмы и декорации в балете «Симфония N1* Гуно, поставленном в 1959 году в Гранд-опера.
Но особенно плодотворно работал Димитрий Бушей совместно с Сержем Лифарем над оформлением его постановок. Крупнейший танцовщик и на протяжении многих лет главный хореофаф Гранд-опера. Лнфарь писал о художнике следующее: «Я горжусь дружбой с Димитрием Бушеном человеком, поэтом, художником, в котором объединились культура и талант. Синие краски Бушена вводят нас в мир мечты, в мир ирреальной реальности. Чувствуешь, что его мечты — отражение тайных мук. глубокого волнения, которые порой прорываются в его произведениях. А по временам, напятив его цветы распускаются, расцветают, наполняя пространство ароматом своего неуловимого присутствия…
Кого не чаровала балетная феерия Чайковского… с декорациями, сотворенными Бушеном. появление ей и маркиз в их великолепных костюмах — красных и цвета фаната? И сколько еще других произведений художника восхищали публику Парижа и других европейских театров! Произведения Бушена дарят нам радость и свежесть. Мы, поклонники его поэтического мира образов. приносим ему, артисту и другу, пашу признательность».
В декорациях и костюмах, исполненных по эскизам Бушена. одно перечисление которых заняло бы слишком большое место, названные и многие другие спектакли обошли сцены крупнейших европейских театров Франции и Англин. Швеции и Германии. Италии. Голландии, Португалии. К Димитрию Бушену, как представителю русской культуры, неоднократно обращались постановщики спектаклей на русскую тематику, некоторые из которых шли на сцене Амстердамского оперного театра. Именно Амстердам становится с 1948 года местом проведения ежегодных летних голландских фестивалей. Активное участие в них принимал и Бушей. В 1954 году, к столетию со дня рождения чешского композитора Леоша Яначека он исполнил эскизы декораций и костюмов к его опере «Мертвый дом» па сюжет известного произведения Достоевского. В следующем году в том же театре была поставлена опера Чайковского «Евгений Онегин», в работе над которой особенно ярко проявилось духовное родство художника с русской культурой. «Перед публикой, писал один из рецензентов. возникли волнующие и поэтические картины старой России в совершенной гармонии с музыкой Чайковского». В 1956 году для Амстердамской оперы Бушен создал декорации и костюмы к одному акту «Лебединого озера» Чайковского. К оформлению всего этого балета он вернулся в 1960 году — на этот раз для Гранд-онера в Париже.
Последняя крупная работа Бушена в области сценографии связана с организованным в 1969 году в Португалии фестивалем Г.Гюльбенкяна. Здесь, на сцене Лиссабонского оперного театра, состоялся в хореографическом варианте Лифаря балет Стравинского «Жар-птица», все сценическое оформление которого принадлежало Бушену.
К сожалению, ни одна из театральных работ художника в их воплощении на сцене нам не знакома. Мы можем судить о них лишь но эскизам костюмов и декораций, которые. тем не менее, производят яркое впечатление. Глубоко эмоциональные. овеянные фантазией, они могут восприниматься не только в связи с театралышм замыслом, но и как самостоятельные станковые композиции. Большей частью эти эскизы носят пейзажный характер, и зачастую их трудно отличить от декоративных фантазий художника. Реальная природа дает Бушену лишь толчок для воображения. Таков пейзаж-фантазия на стихи Тютчева о призрачном бытии человека. Здесь те же крючковатые деревья. окаймляющие синие горы, наподобие театральных кулис, как в эскизе декорации к балету «Эндимион», над которым Бушен работал совместно с Лифарем в 1949 году. Очень далека от реальности и фантазия на тему «Помпеи»: если бы не авторская надпись, этот плод творческого вымысла, скорее, может восприниматься как средиземноморский пейзаж с парусными лодками. Фантазию на тему «Итальянские руины» художник пишет не под впечатлением подлинных руин, которые он мог видеть в Италии, буквально, на каждом шагу, а под воздействием луврской картины Мантеньи «Святой Себастьян». Однако среди работ, исполненных пастелью, есть и вполне натурные пейзажи, к числу которых относятся многочисленные зарисовки Венеции, которая па всю жизнь пленила воображение художника. Венеции он посвящает и натурные наброски карандашом, и пером, и гуаши, и акварели. По для всех произведений Бушена характерна одна черта — отсутствие тщательной детализации. когда каждая форма, каждый цвет несут определенную эмоциональную нагрузку. Чувствуется, что глаз мастера останавливается лишь на самом существенном, способном передать то или иное настроение, создать особую атмосферу таинственности. Органично отражая мировосприятие художника. его произведения написаны в сдержанной, лаконичной гамме красок, построенной на гармонии синих, то глубоко насыщенных, то легких и невесомых зелено- серых. как бы подернутых дымкой тонов. Эту палитру часто дополняет цвет граната или мазки желтой, призрачной краски, что, не нарушая общей гармонии, наделяет композиции мерцающим светом. Даже пейзаж с ярко-желтым, почти оранжевым небом благодаря тусклому, серо-синему шару луны, повисшему в воздухе, не вызывает ощущения пестроты. Такая же сгармонированная красочная гамма типична и для цирковых композиций Бушена с акробатами, паяцами. арлекинами. Тонкое сопоставление желтых. зеленых, синих, темно-красных тонов растворяет фигуры в мягком свете, делает неощутимыми переходы одних красок в другие. создает иллюзию движения.
Говоря о творчестве Димитрия Бушена. нельзя не отметить удивительную для нашего бурного века цельность его художественного видения. Находясь в центре артистической жизни Парижа, он не мог не соприкасаться с разными противоборствующими направлениями и веяниями, затронувшими все виды искусства, в том числе и театр. Однако на всем протяжении своей творческой жизни художник всегда остается верен себе, своему духовному миру.