Culture and art

Культура и искусство

Евгений Васильевич Буторов

Шпага. Тула. XVIII в. Общий вид и фрагмент эфеса после реставрации.

Шпага. Тула. XVIII в. Общий вид и фрагмент эфеса после реставрации.

Евгений Васильевич Буторов художник-реставратор

На свете много интересных профессий. Одна из них — художник-реставратор. Специальность эта требует от человека не только технической сноровки, но и отменного художественного вкуса. Тем и другим сполна наделен Евгений Васильевич Буторов, «мастер золотые руки». Это имя он заслужил. Сколько разных вещей прошло через его руки! И у каждой своя неповторимая судьба. Вспомним некоторые эпизоды реставрационной практики мастера.

Евгений Васильевич Буторов

Шпага. Тула. XVIII в. фрагмент эфеса после реставрации.

1966 год. В Москве состоялся IV Международный конгресс музеев оружия и военной истории. Готовясь к нему, сотрудники Государственного Исторического музея попросили Буторова отреставрировать военное снаряжение европейских рыцарей XV — XVI веков. Давно прошли времена боевых турниров. До того как попасть в музей, рыцарская амуниция долго лежала в разобранном виде: повредилась и потускнела. Мастеру предстояла нелегкая задача — придать доспехам боевой вид.
Путем сложной механической и химической обработки реставратор не только привел доспехи в полный порядок — соединил разрозненные части, возобновил гравировку и позолоту, но и восстановил клейма с именами мастеров, которые изготовили это грозное снаряжение. Так возрожденные вещи позволили представить и облик рыцарей и узнать имена ремесленников-оружейников XV — XVI веков.
1967 год. В Исторический музей возвратилась пропавшая из экспозиции стальная шпага второй половины XVIII века. Ее эфес был украшен стальными бусинками с «бриллиантовой» огранкой. Переливы «бриллиантов» и ввели похитителей в заблуждение. Убедившись в ошибке, они варварски разломали эфес, а разрозненные части закопали в землю, где шпага пролежала больше года. Для полированной стали такое «хранение» гибельно — вещь была испорчена до неузнаваемости.
Когда шпага попала в руки Евгения Васильевича, к ней было приложено заключение специальной комиссии: «Восстановить невозможно». Шутка ли: эфес составлен из десяти тысяч стальных шариков. Все они разной формы с размерами от 0,5 до 5 миллиметров.

Е. Буторов. Ожерелье «бриллиантовой» огранки. Сталь. 1978

Е. Буторов. Ожерелье «бриллиантовой» огранки. Сталь. 1978

Такой шарик не то что гранить — удержать в руках трудно. Испорчено их больше восьми тысяч, остальные две тысячи погибли. Граненую сталь можно реставрировать лишь новой огранкой. Значит, заново нужно изготовить недостающие бусины, а потом вместе с испорченными под микроскопом заново огранить их вручную. Какой шарик 16, какой 48, а какой 86 гранями.
«Берусь, — сказал Евгений Васильевич.— Если тульские мастера XVIII века смогли сделать такую вещь, неужели через двести лет нельзя восстановить ее!» Много времени потратил реставратор на разгадку секрета сборки эфеса: рукояти, дужки, щитка, темляка. Например, стальные бусинки рукояти соединялись тонкими стальными проволочками. В темляке они были собраны на шерстяную нить, а затем уже связаны в банты и подвески… После того как принцип сборки был разгадан, мастер сам изготовил инструменты для работы. А потом самое главное: ему пришлось заново открыть способ изготовления «бриллиантовой» огранки стали. Этим способом тульские мастера перестали пользоваться с начала XIX века.

E. Буторов. Камеи. Перламутр, сталь. 1979.

E. Буторов. Камеи. Перламутр, сталь. 1979.

Наконец стальной эфес засиял первоначальным блеском. На это ушло десять лет труда. Уникальная тульская шпага вновь заняла свое место в залах музея, а мастер взялся за новую работу.
1973 год. Для Музея-усадьбы «Останкино» Евгений Васильевич реставрировал английские часы XVIII столетия. Механизм их был полностью испорчен, на резном корпусе имелись значительные утраты красного дерева и бронзы. Реставратор сделал из латуни новую ажурную решетку, отремонтировал корпус. Он не только придал часам прежний вид, но и устранил неполадки в механизме. Настроил ход и бой часов, получасов и четвертей часов. А главное, заставил действовать все 16 музыкальных программ с регулятором громкости и скорости звучания. Можно себе представить удивление и радость посетителей музея, когда начинает звучать очередная музыкальная программа с мелодичным перезвоном колокольчиков. При этом: на циферблате видны указатели не только дней и месяцев года, но также фаз луны и знаков Зодиака.
1974 год. В московском Плотниковом переулке был найден клад. Ковш экскаватора поднял из земли разорванную серебряную кружку с крышкой. Музей истории и реконструкции Москвы, куда попала поврежденная вещь, передал ее на «лечение» Буторову.

Кружка. Голандия. XVII век

Кружка. Голандия. XVII век

Первым делом мастер очистил от грязи и специальным раствором промыл детали кружки. Затем смастерил деревянную оправку, на которой осторожно выправил донце и тулово. С помощью кусочков старого серебра припаял тулово к донцу. Тщательно зачистил швы и выправил в местах повреждений пышный чеканный орнамент. После реставрации специалисты определили, что кружку изготовил в 1630 — 1645 годах голландский мастер Кристиан Паулсен. Она украсила музейную экспозицию.
1980 год. Евгений Васильевич и сегодня продолжает реставрационную практику. К нему за помощью обращаются многие музеи страны. Но все чаще он выступает как художник — автор оригинальных произведений. На многих последних выставках экспонировались исполненные им ювелирные украшения из граненой стали. Они понравились посетителям и заслужили высокую оценку специалистов. Ожерелья, серьги, браслеты собраны из нескольких тысяч стальных «бриллиантов». Эти вещи не только неповторимы технически, но и тонки, изящны по замыслу. Старая огранка XVIII века получила новое воплощение в современных ювелирных произведениях.
Резные перламутровые камни в тонких стальных оправах — новое увлечение Буторова. Резать хрупкий перламутр не так-то просто. Одно неверное движение руки — и работа испорчена. Но художник не сдается. Из-под его резца выходят удивительные звери, птицы, знаки Зодиака и даже портреты.
Нежные переливы светлого и темного перламутра подчеркивает холодным мерцающим блеском легкая стальная оправа.
Какая работа ждет реставратора завтра? Какой материал заинтересует художника послезавтра? Пока неизвестно. Известно только, что Евгений Васильевич трудится много и с удовольствием. А значит, зрителя ждут новые встречи с его работами.

Часы. Англия. XVIII

Часы. Англия. XVIII