Culture and art

Культура и искусство

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Фрагмент экспозиции декоративно-прикладного искусства Урала

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Екатеринбург — столица региона, который с момента своего возникновения являлся «опорным краем державы».
Урал — крупнейший центр горнодобывающей и металлургической промышленности. Это послужило стимулом для подлинного расцвета местных художественных промыслов, таких, как камнерезное и ювелирное искусство, уральское художественное литье из чугуна, нижнетагильский расписной поднос, златоустовская гравюра на стали.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Каслинский чугунный павильон

В 1949 г. руководство галереи обратилось на Каслинский завод за помощью в восстановлении павильона. По приглашению галереи в Свердловск из Каслей приехали главный скульптор завода П. С. Аникин, начальник цеха художественного литья С. М. Гилев и мастер-чеканщик А. Д. Блинов. Они рассортировали детали павильона и определили объем работ, но приступить к восстановлению Каслинского павильона смогли только в 1957 г., после того, как на послевоенном заводе вновь заработал в полную силу цех художественного литья. Несмотря на то, что размеры помещения давали возможность осматривать павильон только с двух сторон и не позволили восстановить штандарты с эмблемой Кыштымского горного округа, а золотые кисти на балдахине были заменены знаменными, Каслинский чуганый павильон более тридцати лет восхищал посетителей галереи неповторимыми ажурными рельефами и являл, по выражению Б. В. Павловского, «энциклопедию чугунного литья».
В 1988 г. картинная галерея была реорганизована в Музей изобразительных искусств, который получил еще одно здание, находящееся в переулке Воеводина, 5. В самом большом зале нового помещения был сооружен гранитный подиум, способный выдержать нагрузку до 20 т. Множество споров вызвал сам процесс переноса павильона и из нескольких вариантов выбрали наиболее научно обоснованный и технологичный, исключающий риск повреждения хрупких чугунных деталей. Бригадой специалистов Свердловского зонального отделения «Росмонумент- искусство» павильон был демонтирован на шестнадцать крупных блоков, несколько десятков малых узлов и большое число отдельных деталей, а затем перевезен в новое здание. По каталогу текстильной фабрики был выбран бархат гранатово-красного оттенка, упоминавшегося в документах 1900 г. По фотографиям, сделанным в Париже, с помощью метода масштабирования был выполнен эскиз эмблем в натуральную величину и заказана вышивка балдахина золотыми нитями, а также бахрома в тон ткани и большие золотые кисти.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Экспозиция западно-европейского искусства XVIII-XIX века



Стиль модерн в уральском художественном литье из чугуна из собрания ЕМИИ

В 1898 г. главное правление заводов получило правительственное письмо с приглашением к участию во Всемирной выставке 1900 г. в Париже. Проектом выставочной витрины, а также приобретением новых моделей занялся В. Г. Дружинин. Решение о передаче заказа молодому петербургскому архитектору Е. Е. Баумгартену и привлечение к работе М. Л. Диллон стало одним из факторов триумфа Каслинского чугунного павильона, выполненного в модном стиле «модерн».
Кроме того, им была подготовлена модель для двух парных канделябров, на подлинных фотографиях Каслинского павильона на Парижской выставке 1900 г. прекрасно видно,
что они украшают парадный вход в павильон. В канделябре Е. Е. Баумгартен повторил основные орнаментальные приемы убранства павильона. Так, например, крылатые драконы с рельефов верхнего и среднего ярусов, которые очень близки изображениям русского Симаргла-Переплута — священного крылатого пса, охраняющего семена и посевы от зверья, — являются держателями для свечей в канделябре. В Екатеринбургском музее хранится только одна отливка, что, к сожалению, не позволяет восстановить облик павильона того времени в мельчайших подробностях.
В русском стиле выполнены произведения неизвестных авторов, выпускавшиеся на Каслинском и Кусинском заводах на рубеже XIX — ХХ вв.: «Рамка в русском стиле» (1914), «Полочка ажурная для полотенец» (начало ХХ в.). Одним из лучших образцов является ажурное, украшенное четырьмя поясами резной «плетенки» «Блюдо в русском стиле» (1914), право на тиражирование которого в Каслях было приобретено у кусинского мастера Ф. О. Васенина. Нужно упомянуть, что отчасти благодаря ему на Кусинском заводе сложился свой, отличный от каслинского, ассортимент художественного литья. Выпускник Строгановского училища, один из подлинных уральских «самородков», первый профессиональный скульптор Кусы, вышедший из рабочей среды Ф. О. Васенин прекрасно владел стилистическими приемами разных эпох, в том числе и стилем «модерн». Им было создано более двух десятков произведений для тиражирования в чугуне на Кусинском заводе, около половины из них — шкатулки. В стиле «модерн» выполнена шкатулка «Цветы и насекомые» (начало ХХ в.), она имеет прямоугольную форму с рельефным изображением на крышке нескольких роз, под которыми расположена паутина с мухой и паучком. Сочетание высокого и низкого рельефа на гладкой поверхности, создающее мягкую игру света и тени, тонкая отливка и мельчайшая проработка деталей делают крышку подобной мастерски выполненному графическому произведению.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

И. Птахова Санкт-Петербург Композиция «Памяти Малевича». 1991. Медь, латунь, мельхиор, змаль перегородчатая

На рубеже XIX — ХХ вв. Кусинский завод вполне успешно конкурировал по качеству с художественным литьем Каслей. По инициативе управляющего Ч. В. Панцержинского из столицы в Кусу присылали произведения декоративно-прикладного искусства, сделанные в стиле «модерн» из бронзы, меди, стекла, шпиатра и фарфора, которые затем переводились в модели для чунного литья. Право тиражирования приобреталось и у русских скульпторов, к примеру, ваза «Лежащие нимфы» (1908 — 1914) отлита с произведения А. В. Пащенко.
В 1860-е гг. Европа переживает бум увлечения восточной культурой, интерес к которой сохранялся до конца XIX в. Японская графика инициировала пристальное внимание к мотивам волны, воды, моста, лодки, которые ранее не входили в сферу предпочтений европейских мастеров. В художественный оборот были вовлечены и постепенно стали своеобразными приметами нового стиля такие виды флоры и фауны, как насекомые, пресмыкающиеся, ракообразные, водоросли, водяные лилии. Данью моде на все японское является целая серия.
Зачастую образцами для чугунных отливок служили произведения западных авторов и при создании модели небольшой скульптуре придавалось функциональное назначение лотков неизвестных авторов, выпускавшихся на Каслинском заводе: «Лоток в японском стиле» (1912), «Японская деревня» (1904), «Утки» (1914), «Японский дом» (1904). Восточные мотивы прослеживаются и в пепельнице «Две купающиеся женщины» (1905), а также в отлитых на Кусинском заводе пепельницах «Ласточка на листе ландыша» (1905) и «Воробей на листочке» (конец XIX в.). «Ваза с веткой, дятлом и лягушкой» (1901) также отражает европейское увлечение восточной культурой, умеющей заострять внимание на ничем не примечательных представителях флоры и фауны, находить подлинную красоту в малом и незначительном. На ровной поверхности вазы с круглым низким туловом и узкой вытянутой шейкой расположены устремленный вверх изгибающийся стебель тростника с пушистой метелкой на конце, маленькая лягушка и сидящая на пне птица зимородок. Сочетание абсолютно гладкой поверхности с объемными фигурками создает необходимый эффект контраста тихой глади пруда и обычной жизни, протекающей на его поверхности. Зачастую образцами для чугунных отливок служили произведения западных авторов из бронзы, фарфора, олова и при создании модели небольшой скульптуре придавалось функциональное назначение. Так, и «Бог монет Лю Хай, сидящий на жабе» (начало ХХ в.) в умелых руках каслинских мастеров стал коробочкой, а не просто замысловатой интерьерной вещицей в модном стиле «модерн». Нужно отметить, что подобные «секреты» были очень популярны как на Каслинском, так и на Кусинском заводах еще с середины XIX в. — скульптурные группы и статуэтки при ближайшем рассмотрении оказывались чернильницами, шкатулочками, подчасниками. В данной работе Лю Хай (Лю Хар, Лю Хай-чжань) — бог монет в даосской мифологии — традиционно предстает обрюзгшим мужчиной с распущенными волосами, сидящим босиком на трехпалой жабе. Превосходное качество отливки передает все характерные особенности бугристой жабьей шкуры и гладкой человеческой кожи, а тончайшая проработка улыбающегося лица старика восхищает мастерством чеканщика.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств

В.Устюжанин Екатеринбург Комплект «Аккорд». 1989. Нейзильбер, перламутр, черное дерево

Весьма эффектным и изысканным произведением с подобными мотивами является канделябр «Флора» (1904), выполненный по модели М. Л. Диллон. Изогнутая обнаженная женская фигура, обвитая стеблями и листьями, подобна цветку в букете ирисов. Пожалуй, ни один из цветов не обладает таким разнообразием смыслов и значений: в древнем Египте он был символом красноречия, в греческом искусстве обозначал радугу (по имени богини Ириды), в Японии — воинский дух, в арабском мире — скорбь, в средневековой Европе — цветы страдания и любви Девы Марии. Грациозный стебель, изысканная окраска и прихотливая форма бутона сделали ирис одним из самых любимых цветов художников модерна. Канделябр был создан М. Л. Диллон на рубеже веков, на пике творческой карьеры скульптора, в тот наиболее плодотворный период, когда она обращалась к стилистике модерна. Канделябр, как и горельеф «Птицы радости и печали», и скульптура «Дракон», был заказан В. Г. Дружининым. Выполненный специально для воплощения в чугуне, он предназначался для отливки на Каслинском заводе и сразу вошел в число лучших образцов его художественного литья.
Прирожденное чувство декоративности, удивительное умение найти выразительный силуэт и ритм, придать линиям плавную текучесть позволили Диллон создать образец «чистого» модерна. Изящество и тонкость исполнения всегда привлекают внимание зрителя к этому поистине прекрасному произведению.
Едва намеченный, словно набросанный карандашом, тонкий рельеф обнаженной женской фигуры, в томной позе раскинувшейся на волнах, подчеркивает овальную форму произведения Ж. Гарнье «Спящая наяда» (1914).
Любовное томление, страсть, экстатическое состояние человека неизменно притягивают художников модерна, неслучайно мотив поцелуя становится у них весьма распространенным (пепельница «Первый поцелуй» (1947), декоративная тарелка «Свидание» (конец XIX в.).
Стиль эпохи рубежа XIX — ХХ вв., порожденный социальными, экономическими, политическими и философскими изменениями в Европе и в России, был, безусловно, нацелен на современность и устремлен в будущее, но одновременно он бежал от действительности в прошлое, в экзотику, во вневременную красоту.