Culture and art

Культура и искусство

Запас и реставрация

Запас и реставрация

М. В. Нестеров. Рождество Христово. Картон для стенной росписи Владимирского собора в Киеве. 1891

Запас и реставрация в Третьяковской галерее

Важным событием, надолго определившим жизнь Государственной Третьяковской галереи, было решение состоявшейся в 1919 году конференции по делам музеев о разделении всего собрания на фонд (запас) и выставочную (экспозиционную) часть.
Фонд должен был служить исследовательской базой, на основе которой организовывались постоянные и временные выставки. Цель их заключалась в популяризации искусства среди широких народных масс.
Не случайно богатые фонды народного музея искусства страны, какой стала теперь Третьяковская галерея, в просторечии именуются запасом. Эти фонды заключают в себе необходимые для многообразной деятельности советского музея накопления запасной материал.

Сосредоточенные в запасе памятники, прежде чем войти в историю русского искусства, должны быть изучены: они питают исследования, заполняют «белые пятна» в науке о русском искусстве, опирающейся на первостепенные произведения, выставленные в залах.
Никакие выставки-ни юбилейные и тематические в музеях, ни передвижные, ни зарубежные-невозможны без накопления в фондах. Таким образом, запас -важное звено в просветительной и пропагандистской деятельности-неотъемлемых свойств Третьяковской галереи. Запас служит также своеобразным стационаром, где, перед тем как произведение начнет служить людям, оно исследуется как предмет музейного хранения с привлечением большого, уже накопленного в галерее опыта консервации и реставрации.
Еще при Павле Михайловиче Третьякове какая-то часть созидаемого собрания ждала своего перемещения в открытые залы или изымалась при непрестанном росте и улучшении его галереи. Однако подсобные помещения, своего рода кладовые жи-лого купеческого дома превратились в специальное хранилище — запас лишь всоветское время, когдавгалерею хлынули приобщившиеся к новой жизни сокровища. За редкими исключениями, Третьяков собирал законченные, являющиеся венцом художнического труда картины. Остроухов же, коллекция которого слилась с галереей в 1929 году, особенно интересовался этюдами (подготовительными работами) и эскизами, выражавшими первую творческую мысль живописца. Эта часть собрания Остроухова положила начало новому направлению комплектования галереи.

Спас Нерукотворный. ХV в

Спас Нерукотворный. ХV в

Кроме истории картин ХVІІІ -начала ХХ века запас пополняется и подготовительными работами к наиболее значительным произведениям советского времени. Великая Октябрьская революция переместила в галерею несметные сокровища рисунка, разрослось и собрание скульптуры. Будучи достоянием запаса, лучшие из них ждут также своей не выставочной, а постоянной жизни в залах. Во время разрастания галереи, вызванного «распределяющими функциями Революции», в нее попали и второстепенные произведения, нужные, впрочем, для правильного исторического представления о «русской школе». Такие картины и теперь продолжает выискивать и приобретать галерея, пополняя необходимый для исследовательской и просветительной работы запас. Здесь хранятся также наиболее характерные картины художников тех направлений, которые не получили развития в советском искусстве.
В «Красной мебели» (1920) Р. Р. Фальк тревожно вспыхивающими красками передает при помощи цвета не только причудливую форму стульев и дивана в красных чехлах, но и их мягкость. Для этого живописец сопоставляет округлую мебель с угловатыми очертаниями стола, блеском гладкой бутылки и прямыми складками скатерти. Это полотно-характерный образец стремления выразить без светотени, одним цветом, градациями краски-объем, которому подчиняли свое творчество художники группировки «Бубновый валет» (1910-1917).
В фонде находятся также произведения пользующегося громкой славой за рубежом М. 3. Шагала, в своем творчестве претворившего бедную жизнь еврейского местечка дореволюционной России в исполненное важного значения бытие. С завораживающей исступленной нежностью изображает Шагал в своей картине «Свадьба» (1918) новобрачную еврейскую чету в ее медлительном неуклюжем объятии, венчаемую грузным багряным ангелочком. Его стремительный полет придает праздничность сумеречным будням,большие крылья распахнуты над деревянным домом, где в оконце виднеется накрытый для гостей стол. Мирные дымы-лучи стоят в ночном небе, озаряя бревенчатую стену, частокол ограды, ствол сухого дерева, где на ветвях удобно расположился играющий на скрипке еврей-музыкант. Рдеющий ангел, лучи, скрипач на дереве, проступающие на щеке новобрачной очертания младенца-те средства экспрессионизма-подчеркнутой выразительности,-которыми в сочетании с черно-белыми красками Шагал придает незатейливой свадьбе характер чуда. Творчество этого художника, а также полотна основоположников беспредметной живописи, все еще царящей в Западной Европе, вызывают
неослабевающий интерес некоторых иностранных гостей галереи.

Чудо Георгия о змие. ХVІ в

Чудо Георгия о змие. ХVІ в

Отрицая изобразительное значение искусства, служащее познанию реального мира, В. В. Кандинский сопоставление пересекающихся красочных пятен разной формы в своей картине «Смутное» (1917) считает значительным для всех выражением своих подсознательных ощущений.
Провозгласивший целью искусства супрематизм-высший смысл, абсолют, К. С. Малевич стремился передать в живописи пустое пространство, бесконечность, полет, обитаемые сущностями зримыми, но невесомыми. «Искусство живописи, утверждал Малевич, -состоит не в возможности создать конструкцию, опирающуюся на соотношения формы и цвета или на эстетический вкус, а в равновесии, в скорости и в направлении движения». Литературные работы Малевича о задачах живописи, а также его супрематические полотна до сих пор восхищают приверЖенцев абстракционизма. В отличие от Кандинского, умерший на родине Малевич в последние годы своей жизни возвратился к образу человека. В это время он стал писать портреты своих близКИ×- В «Девушке с гребенкой» (1932) над жесткой разноцветной конструкцией платья высится нежное, чистое, как жемчужина, девичье лицо со спокойным взглядом темных глаз. Ее светлые волосы увенчаны похожей на причудливый головной убор гребенкой. Важная осанка и горделивая простота девушки напоминают образы средневековья.
Значительное место в запасе галереи занимают памятники древнерусского искусства, настоящее изучение которого насчитывает не более пятидесяти лет и все еще, как в магическом кристалле, открывает новые свойства русского самосознания. Эти свойства, исследующиеся и пропагандирующиеся галереей, способствуют победному шествию русской иконы во всем мире, привлекающему внимание к истории и искусству породившего ее народа.

Иоанн Предтеча Ангел пустыни. Деталь цветы на поземе. XVI в.

Иоанн Предтеча Ангел пустыни. Деталь цветы на поземе. XVI в.

Начавшиеся после революции перемещения произведений искусства и в пятидесятых годах продолжали обогащать галерею. Из Московского Кремля сюда попало грандиозное полотно Репина «Прием волостных старшин Александром ІІІ во дворе Петровского дворца в Москве», законченное им в 1886 году. Но избирательному росту, комплектованию галереи теперь служит преимущественно Государственная экспертная комиссия, приобретающая для самого популярного в Советском Союзе музея памятники и русского дореволюционного и советского искусства. В 1963-1965 годах галерея обогатилась этюдами и эскизами П. Д. Корина, создававшимися им в течение многих лет для так и не написанной колоссальной по замыслу картины «Уходящая Русь». Идея картины зародилась в конце 1920-х годов: она должна была показать естественный конец целой эпохи русской истории. Работой Корина в 1930-х годах заинтересовался Горький, способствовавший многочисленным заграничным поездкам художника для ознакомления с монументальными творениями великих мастеров. Приверженность Корина к трагедийным образам отмирающей старой России, воплощаемым им в подготовительных работах к картине, была встречена в штыки советской критикой 1937 года. Отрицательное отношение собратьев по искусству помешало Корину завершить свой замысел. Однако получившие тщательную разработку этюды и эскизы имеют значение самосостоятельных картин. Они образуют исполненную силы живую летопись трагических и грозных образов. Это «князья церкви» и ее клир, охваченные экстазом нищие, иноки, схимницы. На большом эскизе 1935-1959 годов они уходят из Успенского собора Московского Кремля. Теперь уже нет увековеченных Кориным с натуры обреченных в своей религиозной ярости людей прошлого России. В них, стоявших «бездны смертной на краю», нашли выражение готовность к подвигу, самоотречение, присущие русскому народному характеру, «присно и во веки веков» воспевающиеся и в идущих из глубокой старины и в теперь складываемых сказах. В этом великая художественная сила могучих образов, запечатленных полной высокой страстности, глубоко реалистической живописью Корина. Эти произведения, числящиеся в запасе галереи, находятся в мастерской у снискавшего громкую славу художника, так и не завершившего работу над картиной «Уходящая Русь».
Государственная экспертная комиссия, приобретая наиболее характерные и значительные последние произведения советских мастеров, по прибытии в галерею тут же переходящие в открытые для посетителей залы, пополняет ее запас и памятниками искусства прошлого.
По-прежнему притекают в галерею и дары, сначала хранящиеся в запасе. В 1957 году из Парижа сюда попал написанный М. А. Врубелем маленький портрет дочери Павла Михайловича Третьякова М. П. Боткиной, подаренный А. Л. Бакстом. В том же году Кларк из Лондона прислал исполненный К. А. Сомовым акварельный портрет К. П. Тонконоговой (Париж, 1935). Советский писатель Юрий Арбат в 1965 году, среди других собранных им для галереи икон, привез неказистое, черное, но обещающее по характеру доски глубокую древность произведение, обнаруженное им на Шексне.
Пополнение запаса только за шесть лет образовало разнообразную, сопровожденную каталогом выставку, показанную в в 1962 году. Выставки, которые нельзя осуществить без запаса, являются артериями, несущими народу живую кровь искусства, собранного в «Третьяковке» отчем доме русского художества.

Портерт Екатерины II после реставрации А.П. Антропова

Портерт Екатерины II после реставрации А.П. Антропова

Однако устраивавшиеся в 1920-х годах выставки носили преимущественно эстетский и формалистический характер. Исключение составляли персональные и юбилейные выставки этих же лет, представлявшие несомненный познавательный интерес. Они послужили материалом для последующего изучения творчества старых и современных русских художников -Врубеля, Коровина, Крымова, Кончаловского, Левицкого, Рокотова, Поленова, Репина, мастеров ХVІІІ века, Юона, Сурикова и некоторых других.
Связанные с мемориальными и юбилейными датами выставки сменялись в приводимой здесь последовательности. Тематические экспозиции того же времени, освещавшие в особом подборе картин эволюцию изображений крестьянина, юбилейные даты Великой Октябрьской революции и некоторые другие темы, облегчили понимание специфики искусства, его способности образно, с могучей впечатляющей силой отражать действительность.
Предпринятые на основе этих опытов перевески картин галереи в 1928 и 1930-1933 годах все же были неудачными. Первая экспозиция носила явный эстетски-формалистический характер, вторая была пропитана вульгарно-социологическими извращениями.
Лишь вместе со всем подъемом советской культуры, с укреплением метода социалистического реализма складывается правильное понимание истории русского искусства, отразившееся сначала в больших включивших материал почти из всех музеев и частных собраний Советского Союза монографических выставках 1930-х годов. Они были посвящены творчеству крупнейших русских живописцев-реалистов. Настоящими праздниками искусства, давшими ценнейший материал для советских художников и искусствоведов, а также глубокие, надолго запоминающиеся впечатления бесчисленным посетителям, были выставки творчества Кипренского, Перова, Крамского, Репина, Сурикова, Левитана, Серова и некоторых других художников, явившиеся плодом тщательного, всеобъемлющего подбора и изучения материала.
Большое значение для развития советского искусства имела выставка русской исторической живописи 1939 года, ознакомившая широкие массы с ранее недоступными для народа лучшими достижениями в этой области. Научный экспозиционный и популяризационный опыт, накопленный за это время галереей, был реализован ею уже только после Великой Отечественной войны.
В 1942 году Третьяковской галереей была организована в Москве выставка «Великая Отечественная война»; через год ее сменила другая — «Героический фронт и тыл», также живо отражавшая военную жизнь всей страны.
Работа на этих и на последовавших за ними Всесоюзных художественных выставках неразрывно связала задачи коллектива сотрудников с основной проблемой современного передового искусства-проблемой овладения методом социалистического реализма, выросшего на почве демократических традиций русского национального искусства.
Плодом тесного общения с советским искусством явился изданный в 1965-1967 годах трудоемкий и кропотливый свод сведений_«Выставки советского изобразительного искусства» (т. І, 1917-1932 годы; т. ІІ, 1933-1940 годы). Этот справочник настольная книга историка советской культуры, третий том которого уже сдан в печать,-составлен в значительной своей части научными сотрудниками галереи.

Спас на престоле с предстоящими Иоакимом и Анной. ХV в. Деталь

Спас на престоле с предстоящими Иоакимом и Анной. ХV в. Деталь

Прочной традицией, сложившейся еще в 1920-х годах, стал укоренившийся в галерее обычай отмечать выставками юбилейные даты, связанные с русской художественной культурой, русскими и советскими художниками. Исследовательская работа, сопровождающая собирание и изучение (атрибуцию) свозимых отовсюду для этих выставок произведений, публикуется в виде заключающих зачастую новые, интересные сведения каталогов со вступительными статьями, подводящими итог творческой деятельности юбиляров.
О значении этого обычая для истории русской живописи позволяют судить, например, выставки 1956 года, посвященные юбилейным датам таких крупных и различных по своему значению художников, как М. А. Врубель, А. А. Иванов, А. М. Васнецов. В стенах Третьяковской галереи были сосредоточены живопись и рисунок юбиляров, вывезенные из музеев разных городов Советского Союза и из частных собраний. Юбилейные выставки дополняют понятие о творчестве этих художников, обычно представленных в залах галереи лишь немногими выдающимися произведениями.
По-новому предстало творчество скульптора Н. А. Андреева (1958), в своей причудливой яркости была праздником для глаз живопись умершего в Индии и широко известного в Европе, Америке и Азии Н. К. Рериха (1959). Большой успех имел в стенах галереи юбилей прославившегося по всему миру московского иконописца начала ХV века Андрея Рублева, отмеченный рас»-!“Ренной экспозицией его произведений (1960). В том же году всеобщее внимание привлекли собранные отовсюду произведения тонкого портретного мастерства Ф. С. Рокотова и вечно новая поэзия картин И. И. Левитана. Интересной оказалась выставка тесно связанного со стихией старинного русского художества А. П. Рябушкина (1961), Превращение выдающегося дореволюционного мастера картин и церковной стенной живописи
в крупного советского художника воочию предстало перед посетителями галереи в посвященном столетию со дня рождения полном и разнообразном собрании произведений, характерных для шестидесятилетнего творческого пути М. В. Нестерова (1962). В 1964-1965 годах в тесном отчем доме русской школы
уместились, сменяя друг друга, экспозиции древнерусского искусства «Северные письма» и «Творчество Дионисия»; с ними соседствовали связанные с юбилейными датами выставки В. А. Серова и П. А. Федотова. В завершающих обзор галереи залах тогда же была показана советская станковая графика 1917-1945 годов.
Чрезвычайно популярны были многолюдные праздники советского искусства-Всесоюзные выставки, устраивавшиеся до середины 50-х годов в залах галереи. Кроме того, сокровища запаса служат источником для ознакомления с русским дореволюционным и советским искусством на выездных выставках, организуемых в городах Советского Союза и за границейв Италии, Англии, Франции, Германии, Венгрии, Чехословакии, США, Индии, Китае, Японии и других странах.
Как было предуказано В. И. Лениным еще в 1918 году, выставки и лекции галереи на деле осуществляют «общегосударственные просветительные функции».
Задачам широкой всенародной популяризации искусства подчиняется экспозиция. С культурно-просветительной деятельностью связано появление исследовательских работ научных сотрудников и изысканий реставрационной мастерской. Стремление сделать русскую культуру достоянием широких масс определяет комплектование библиотеки, фототеки и архива.

К. С. Малевич. Девушка с гребенкой. 1932

К. С. Малевич. Девушка с гребенкой. 1932

М. З. Шагал. Свадьба. 1918

М. З. Шагал. Свадьба. 1918

Совершившийся после Великой Октябрьской социалистической революции переворот в хранении и изучении сокровищ искусства повлек за собой появление систематической экскурсионной работы, отвечавшей культурно-просветительным надобностям молодой Советской страны. Еще в 1928 году, в выпущенном галереей «Сборнике изучения музейного зрителя», появилась попытка обобщить некоторые наблюдения нового вида деятельности галереи. Этой же цели служил теперь уже давно устаревший «Краткий путеводитель» 1928 года, выдержавший три издания.
Большая работа была проделана по уточнению этикета (надписей к картинам) и составлению сопроводительных текстов, объясняющих содержание и смысл отдельных произведений, групп их и целых разделов истории русского искусства.
Вся эта работа приблизила искусство к народным массам, научила работников галереи лучше и плодотворнее служить народу. Она помогла и в отборе произведений для сформированного в конце 1930-х годов уже упоминавшегося отдела советского искусства, занявшего в последующие десятилетия ведущее место в галерее.
Нужной и действенной была политико-просветительная и популяризационная деятельность галереи в годы Великой Отечественной войны. Выработавшиеся приемы и навыки помогли разделившемуся ее составу трудиться в новых условиях. И эвакуированная часть работников галереи, охранявшая вывезенные сокровища, и оставшаяся в Москве немногочисленная группа все сотрудники читали лекции и вели беседы, сопровождая их иллюстративным материалом, знакомившим бойцов и командиров Советской Армии в госпиталях, больницах и воинских частях с лучшим достоянием культуры Родины.
Популяризационная деятельность галереи широка и многообразна. Работа с учащимися школы приобщает подрастающее поколение к великому культурному наследию прошлого и помогает воспринимать способствующее познанию действительности советское искусство. Этому служат экскурсии и цикловые занятия со школьниками, Налажена постоянная связь со школами, переписка с ними, периодически устраиваются конференции для обмена опытом, улучшения и обновления методики занятий. Школьной работой занят специальный сектор Отдела научной пропаганды искусства, приобретший завоеванные долгой практикой навыки в этом трудном и новом виде музейной деятельности.
Также обширна по своему охвату пропаганда искусства среди взрослых посетителей галереи. Наряду с экскурсиями и консультациями ведутся специализированные, длящиеся иногда до трех лет занятия по отдельным периодам русского искусства или по особым темам для высших учебных заведений, клубов, профсоюзных организаций заводов, фабрик, предприятий и учреждений, воинских частей и работников сельского хозяйства.
Для приобщения к живому роднику художества Третьяковская Галерея устраивает «дни открытых дверей» для жителей Москвы и Московской области. Научные сотрудники делают доклады на предприятиях и в учреждениях столицы. Теперь галерея сообщает о происходящих в ней событиях искусства в печати, по радио, через телевидение. «Интервидение» передало на экраны многих стран беседы из залов русской национальной
сокровищницы.
Если учесть, что количество посетителей галереи превышает миллион человек в год, то делается понятным объем этой работы. Часть ее состоит в ознакомлении с сокровищами галереи иностранцев, приезжающих из стран народной демократии и из других государств, подданные которых хотят ознакомиться с советской культурой. Участники почти всех съездов и конференций, происходящих в Москве, также посещают галерею.
В лектории «Третьяковки» ежегодно читаются лекции о хранимых в ней произведениях. Они устраиваются два раза в неделю в разных залах, у тех икон, картин, скульптур или рисунков, о которых идет речь.
В 1959-1965 годах лекции галереи по искусству были прослушаны во многих городах и населенных пунктах нашей родины-от Прибалтики до Курильских островов, на Крайнем Севере и в Средней Азии. Путешествия с беседами об искусстве были совершены по рекам и морям Советской державы, на великие стройки Сибири и Дальнего Востока. Повсюду успешно выступали научные работники галереи И. Н. Грановский, Л. И. Козоровицкая, В. И. Меллер, И. И. Бовшовская, Е. А. Лебединская и многие другие. Сотрудники галереи читают лекции о русском искусстве не только в Советском Союзе, но и за границей.
Работают две передвижные выставки из запаса галереи, переезжающие по всей стране. Каждая состоит из ста пятидесяти произведений живописи, графики, скульптуры. Эти выставки показывают развитие отечественного искусства от его средневековья до наших дней. Они устраиваются в музеях Российской Федерации и других республик. Такую систематическую работу начала Р. И. Донченко, опубликовавшая в 1961 году каталог «Передвижная выставка русского дореволюционного и советского искусства››. Теперь начатое дело успешно продолжает Д. Г. Перцев, впервые включивший в передвижные выставки иконы и произведения начала ХХ века. Со своим хрупким багажом, приносящим людям радость познания, зимой он разъезжает по городам Средней Азии, а летом-по Украине. За год передвижные экспозиции галереи посещают в среднем около трехсот тысяч человек.
Важной просветительной работой в области искусства являются выставки копий и репродукций, которые можно привезти в недосягаемые для подлинников места. М. Л. Рисина побывала с ними и на Дальнем Востоке, и в Братске, и на трассе газопровода Бухара-Урал.
Организация выставок была связана с экспедиционной деятельностью, расширившей кругозор принимавших в ней участие научных работников.
Экспедиции помогли также устройству восстановленного в начале 1930-х годов отдела древнерусской живописи. После смерти И. С. Остроухова, возглавлявшего и при Советской власти собранный им музей, в галерею были переведены его ценнейшие коллекции икон и картин.
Обогатившийся кроме Остроуховской коллекциями А. В. Морозова и С. П. Рябушинского, а также драгоценнейшими памятниками, вывезенными Центральными государственными реставрационными мастерскими из древних церквей и монастырей, после 1934 года отдел древнерусского искусства пополняли за счет собирательской деятельности сотрудников галереи, объехавших многие старинные города.
В настоящее время этот отдел музея — выдающееся собрание произведений, разносторонне характеризующее мало известный ранее начальный период русского искусства. Здесь сосредоточена также живопись Андрея Рублева, Феофана Грека, Дионисия, Симона Ушакова и других знаменитых художников Древней Руси.
Трудами реставрационных мастерских Третьяковской галереи открыты новые страницы истории русского искусства.
Наблюдения сотрудников мастерских над техникой и консервацией (хранением) памятников живописи были обработаны и изложены в книгах: А. А. Рыбникова «Фактура классической картины», М. 1927; Е. В. Кудрявцева и А. Н. Лужецкой «Основы техники консервации картин», М., 1937; Е. В. Кудрявцева «Техника
реставрации картин», М., 1948 и в отдельных статьях.
Реставрационные мастерские, исследующие при помощи новейших методов состояние лака или олифы, красочного слоя,
связующих веществ и материала произведений живописи, со времени своего возникновения в 30-х годах работали не только на месте, но и в многочисленных экспедициях под руководством Ю. А. Олсуфьева (1869-1939). Особенно много было сделано для раскрытия и изучения древнерусской живописи, как станковой, так и монументальной, учеными реставраторами И. А. Барановым, Е. А. Домбровской (1887-1965) и И. И. Сусловым (1879-1947).
Опустевшие с уходом на пенсию И. А. Баранова и безвременной смертью молодого В. Б. Юшкевича (1929-1964), ряды реставраторов-иконников обновились теперь известнейшим мастером своего дела маститым В. О. Кириковым, привлекшим в галерею своего внука В. А. Кирикова. Сюда пришли также уже проявивший себя Н. Б. Кишилов и начинающая Е. К. Гусева.
Вместе с сотрудниками отдела древнерусского искусства ими уже сделаны важные открытия. Экспедицией 1964 года был
обнаружен в кладовой музея Великого Устюга темный до черноты «Спас Нерукотворный». Исследовавшие его В. О. Кириков
и Н. В. Розанова склонны видеть в нем произведение Серапиона, устюжского иконника, написавшего этот образ «во избавление чумы» в 40-х годах ХV века. Более тридцати лет тому назад вытащена из зернохранилища в угличской церкви Дмитрия Солунского икона богоматери, остановившая внимание надписью на обороте: «Возобновлена сия святая икона в 1877 году, а написан в 1061 году». Первая небрежная проба по позднейшей записи заставила Н. Е. Мневу ошибочно отнести этот памятник к ХVІІ веку, в чем усомнился Н. Б. Кишилов. Исследование В. О. Кирикова открывает превосходную живопись ХV века, принадлежащую времени княжения Андрея Васильевича Большого в Угличе.
С возобновлением экспедиций галереи после перерыва в 40-50-х годах Н. А. Демина вывезла в 1962 году из Касимова не-
большое изображение «Чуда Георгия о змие», покрытое ремесленной живописью ХІХ века. Ее знаточеское чутье позволило
распознать в рядовой неказистой иконке открытое Н. Б. Кишиловым редкое произведение Х\/І века, быть может связанное с пока не изученной рязанской школой живописи.
Раскрывая подаренную Ю. А. Арбатом записанную шекснинскую икону, В. О. Кириков обнаружил первоклассное новгородское произведение середины ХV века, где представлены стоящие по сторонам Спаса на престоле Иоаким и Анна-дед и бабка евангельского Иисуса.
На колоссальной доске с изображением Иоанна Предтечи Ангела пустыни, взятой экспедицией 1919 года под руководством И. Э. Грабаря в Ярославле, И. А. Баранов открыл в 1962 году неожиданную нежную поросль цветов, украсивших иконописную каменную горку с секирой, торчащей «у корени древа», обычно сопутствующего тревожному образу крылатого Иоанна. Благодаря расчистке первоначальной живописи иконы можно оценить ту роль, которую играет в ее художественном образе испещренный орнаментом золоченый басменный убор. Мерцание неровной поверхности басмы, лежащей на фоне и полях, придает глубину «смирным» краскам живописи. Басменный убор позволяет ярче воспринять контраст аскетического облика Иоанна с живою прелестью цветущей земли.

Богоматерь из деисуса. ХV в.

Богоматерь из деисуса. ХV в.

В. В. Кандинский. Смутное. 1917

В. В. Кандинский. Смутное. 1917

В 1930-х годах в связи с реконструкцией улиц были закрыты и разобраны многие московские церкви. Эта участь постигла
и Никитский монастырь, стоявший в начале нынешней улицы Герцена неподалеку от здания Московского университета. В ограде монастыря находилась церковь Дмитрия Солунского. Храм этого святого был обновлен на когда-то соседствовавшем будущего монастыря «государевом опричном загородном дворе» в честь рождения в 1583 году сына Дмитрия захваченного
предсмертным недугом царя Ивана Грозного. Среди вывезенных из разрушенного в 1929-1930 годах храма Дмитрия Солунского немногих памятников живописи оказалась и попавшая в галерею праздничная икона с изображением святого-«ангела›› младенца Дмитрия, новорожденного наследника престола. После ранней и мучительной смерти державного отца осиротевшего на втором году жизни царевича упрятали с матерью в далекий Углич. Здесь еще мальчиком он погиб, «а царицу сослали в монастырь на Выксу».
Доска с образом патрона сыгравшего роковую роль в русской истории «убиенного страстотерпца Дмитрия Угличского»
безвестно хранилась в запасе галереи тридцать один год до того, как И. А. Баранов освободил от слоев поздних записей искусную живопись царской иконописной мастерской Ивана Грозного. Она поражает придворным изяществом образа Солунского героя в яркой воинской одежде. Сверкающая пластинчатая броня, ее оплечье и нарядный ворот отвечают аристократической изысканности юного золотисто-смуглого горделивого лица -с надменным взглядом. Драгоценный княжеский венец на темноволосой голове вполне соответствует вельможной осанке Дмитрия. Большой причудливый шлем отливает у плеча синевой кованого железа, маленький круглый щит украшен геральдическим изображением встрепенувшегося сокола. Красуясь на золотом фоне, молодой воин легко, как скипетр, держит тонкое копье.
Прошло еще пять лет со времени раскрытия иконы давно не существующего московского Никитского монастыря, пока
автору этого очерка благодаря записям М. И. Александровского удалось установить происхождение памятника-современника последних дней царя Ивана Васильевича, поражавшего утонченной роскошью своего двора и бывалую русскую знать и разночинных чужеземцев.
Среди многих тысяч икон запаса галереи почти не привлекают ничьего внимания произведения Х\/ІІІ века. Между тем они представляют большую художественную и познавательную ценность. Простое снятие потемневшей олифы, произведенное В. Б. Юшкевичем на небольшой еловой дощечке, перешедшей в запас из собрания П. И. Щукина не один десяток лет тому назад, проявило миниатюрную живопись со множеством крошечных, снабженных еле различимыми надписями, изображений, Прочесть их помог А. М. Лукашов.
Согласно белой подписи внизу «Образ новгородских чудотворцев писал поп Георгий 1728 году», Он изобразил Кремль Новгорода Великого, где произрастает пышное родословное дерево, лелеемое Александром Свирским, новгородскими владыками Никитой и Иоанном, Антонием Римлянином и Германом Валаамским. Простираясь до самых небес с мелкими облачками, оно несет на своих украшенных цветами густых ветвях святых покровителей былого могущества покоренной Москвой северной феодальной республики. Здесь угнездилась многолюдная толпа. Среди семидесяти пяти поименованных в надписях архиепископов, князей, горожан и юродивых много черноризцев из Соловков, Сянжемы, Корелы, Вишеры, Коневца, Анзер, Шалаты, Левохны, Синозера, Олонца, Кены, Оредежа, Робеи, Зеленца и других мест, своими именами оживлявших «полуночную пустыню››.

Поп Георгий. Новгородские Чудотворцы. 1728

Поп Георгий. Новгородские Чудотворцы. 1728

Портрет императрицы Екатерины II, А.П. Антропова

Портрет императрицы Екатерины II, А.П. Антропова

Здесь воплотилось своеобразное краеведение русского севера в образах обживавших его предприимчивых и деловитых основателей монастырского хозяйства, когда-то умножавшего богатство обширных новгородских пятин. По мысли иконописца попа Георгия, обитатели их тяготели к святыням Новгорода Богоматери Знамению и Софии Премудрости божией, изображенным в пышных картушах посредине иконы. Густо населенное «дерево святых» осеняет белокаменные стены новгородской крепости-Детинца, архитектура которого может служить предметом особого рассмотрения.
Об исполнившем эту миниатюрную икону попе Георгии упоминает ІІІ Новгородская летопись под 1706 годом.
Даже беглое ознакомление с древнерусским отделом запаса галереи показывает, что реставрационное исследование его сокровищ помогает прочесть многие, до сих пор слепые страницы той обширной художнической летописи народной жизни далекого прошлого, какой является русская икона.
Разведывательные и охранительские поездки сотрудников галереи не только обогащают ее собственные фонды. Уже упоминавшаяся устюжская экспедиция, совершенная в 1964 году Н. Б. Кишиловым и Н. В. Розановой, обнаружила кроме икон несколько сильно пострадавших от времени, порванных и загряз ненных холстов ХVІІІ-ХІХ веков. Один из них, реставрированный Н. Г.Дивовой под руководством М. Ф. Иванова-Чуронова, оказался эффектным портретом Екатерины ІІ. Императрица Представлена в коронационном платье, с орденской андреевской лентой, в мантии, подбитой и отороченной горностаем. На гоюве ее-малая алмазная корона, в руках-украшенные драгоценными камнями скипетр и держава. За Екатериной виднеются золоченые витые колонны и зеленая драпировка. В ярком колорите портрета сочетаются охряные, голубые и розовые тона с белым цветом, С настоящим профессиональным мастерством написаны сверкающие бриллианты массивных серег-подвесок и широкого аграфа на груди Екатерины. Исследовавшая это произведение И. М. Сахарова установила большую близость портрета Устюжского музея с таким же, хранящимся в Загорском заповеднике под Москвой портретом Екатерины, написанным А. П. Антроповым в 1762 году. Известно, что русские художники ХVІІІ века писали портреты высочайших особ лишь по апробированным властями образцам. И.М. Сахарова предполагает, что портрет Екатерины ІІ, реставрированный галереей для Устюжского музея, является повторением образца Антропова, сделанным кем-то из местных живописцев. Быть может, это был представитель той художнической династии устюжан, о которой И. М. Сахарова написала в своей статье «Семья художников Березиных›› («Очерки по русскому и советскому искусству», вып. ІV, М., 1965), Портрет Екатерины ІІ мастера круга Антропова и вывезенные устюжской экспедицией некоторые раскрытые в Москве иконы отправлены обратно в музей Великого Устюга. Так Третьяковская галерея обогащает другие музеи новыми, спасенными от конечной гибели памятниками, возвращая их реставрированными и исследованными.
Восстановление первоначального вида живописи темперной (иконы) и масляной (картины) производится уже сравнительно давно. Новой реставрационной практикой является возвращение первоначального вида порой превращенному в лохмотья и испещренному пятнами рисунку, сохранившемуся на пожелтевшей бумаге или расслоившемся от времени картоне. В этой области достигла больших успехов Е. Н. Дивова, долго трудившаяся над грандиозными по размеру разорванными грязными картонами Александра Иванова, на которых великий русский художник рисовал античные статуи, изображая их в натуральную величину.
Несколько лет тому назад Е. Н. Дивова обратила внимание на давно находившийся в рестраврационной мастерской галереи свернутый в трубку большой эскиз «Рождества Христова», исполненный в 1891 году М. В. Нестеровым для запрестольной стены на хорах Владимирского собора в Киеве. Этот эскиз сделан на бумаге в натуральную величину киевской настенной росписи.
Как удалось установить Е. Н. Дивовой, «Рождество Христово» попало в галерею из комендатуры Московского 7-го Дома Советов еще в 1930-х годах уже обветшалым, запачканным и лишенным дорогой антикварной рамы, о которой упоминает Нестеров.
В 1963-1964 годах картон Нестерова дублирован холстом С бумагой, очищен и подклеен. Спасено умелое и красивое проИзведение, характерное для дореволюционного периода творчества Нестерова. Здесь итальянизирующая русская церковная живопись конца ХІХ века претворена талантом Нестерова, сообщившим легендарной евангельской сцене лирическую прелесть, переданную серебристыми оттенками неярких красок. В киевском «Рождестве Христове» запечатлен опыт Нестерова-монументалиста, уверенно строящего ритмическую композицию, необходимую для настенной живописи.
Из запаса реставрированные и изученные произведения постепенно переходят в залы галереи, обновляя и обогащая памятники русского искусства, служащие народу.

Дмитрий Солунский. Ок. 1583

Дмитрий Солунский. Ок. 1583

П. Д. Корин. Схимница из Вознесенского монастыря в Московском Кремле. 1933

П. Д. Корин. Схимница из Вознесенского монастыря в Московском Кремле. 1933