Culture and art

Культура и искусство

Златоустовское художественно оружие

Златоустовское художественно оружие

Златоустовское художественно оружие

Богатейшей из них по праву считается коллекция Военно-исторического музея, которая собиралась свыше двух столетий и вобрала в себя образцы художественного холодного оружия, украшенного русскими мастерами, мастерами народов Северного Кавказа и Грузии, а также оружейниками Ближнего Востока, Индии, Японии и Западной Европы.

7 ор

Таким количеством работ, позволяющих проследить основные этапы развития Златоустовской гравюры на стали с момента ее зарождения, не располагает ни один другой музей нашей страны. Некоторые из хранящихся образцов выполнены и подписаны известными мастерами фабрики И. Н. Бушуевым и И. П. Бояршиновым.
Настоящий альбом, в который включены наиболее ценные в художественном отношении образцы, познакомит с этой удивительной коллекцией мастеров и художников, занимающихся художественной обработкой металла, многочисленных музейных работников, любителей истории оружия и прикладного искусства, предоставит им возможность по достоинству оценить мастерство и талант Златоустовских мастеров-оружейников.
Первая группа золингенских мастеров из девятнадцати человек прибыла в Россию в 1814 году, а в 1818 году их насчитывалось уже сто пятнадцать человек.
Металлурги, кузнецы, мастеровые и другие работные люди Златоустовской оружейной фабрики из числа местного населения были выходцами, в основном большинстве, из крепостных крестьян. Нужно сказать, что все промышленные предприятия России, начиная с первой четверти XVIII века, подразделялись на две группы: казенные и частные (купеческие). Первые с самого своего основания являлись крепостными: строительство их осуществлялось усилиями принудительно мобилизованных крестьян и посадских, в процессе производства преобладал подневольный труд.
Система принудительного труда на промышленных предприятиях России, особенно на уральских заводах, сохранялась до 1866 года, когда была отменена крепостная зависимость оружейников и мастеровых железоделательного производства.
Департамент горных и соляных дел, требовал от нее ежегодно тридцать тысяч единиц боевого холодного оружия. Но в первые годы, в связи с плохой организацией производственного процесса, она не изготовляла и третьей части заказа. Один за другим сменялись ее директора — А. Е. Эверсман, C. П. Татарников. Назначенному в конце 1817 года новому директору А. Ф. Фурману удалось сделать работу фабрики более ритмичной, а выпуск продукции относительно стабильным.
Окончились массовые юбилейные награждения офицеров и генералов, а потребности непосредственно царского двора к началу 30-х годов были относительно невелики. Появление другого заказчика в эти годы еще тормозилось классовой иерархией. Содержание высококвалифицированных мастеров-граверов, несмотря на мизерную оплату их труда, петербургское руководство фабрикой посчитало нерентабельным, и в 1834 году цех украшенного оружия был закрыт.Такая работа по своему характеру и простоте исполнения не требовала привлечения мастеров высокой квалификации. Однако в силу сложившихся обстоятельств, как уже отмечалось, большинство высококвалифицированных художников-граверов были вынуждены выполнять такую работу.

Гренадеры конные. Раскрашенная литография П. Верне. 1840-е гг. Государственный Исторический музей

Гренадеры конные. Раскрашенная литография П. Верне. 1840-е гг. Государственный Исторический музей

Работа цеха украшенного оружия оказывалась в зависимости от рынка сбыта, подрядчики и администрация фабрики в погоне за прибылью нещадно эксплуатировали мастеров.
Создание на фабрике специального отделения по украшению холодного оружия явилось тем благоприятным условием, которое способствовало выдвижению одаренной молодежи из числа работных людей.
В этот период они очень редко подписывали свои работы. Но они все отличаются как по качеству исполнения, так и по «почерку», что говорит о различных авторах, принимавших участие в их украшении, и, следовательно, о том, что Шафы ставили автографы на работы своих подопечных, пользуясь правом ведущих мастеров по украшению оружия на Златоустовской фабрике. Творчески они в этот период работали мало, занимаясь, в основном, общим руководством.
В Академии они учились на положении пенсионеров (стипендиатов) департамента. Решением чрезвычайного собрания Академии от 10—11 октября 1830 года были оставлены в ней до весны 1831 года для совершенствования своих знаний . Такой рамкой мог стать и вороненый фон части клинка. На плоскости гравировались и золотились цветы, сочетание лавра с птицей, лавра с барабаном, боевые шлемы, венки с шестиконечными звездами, корзины с плодами и тому подобное.
С помощью многоугольных и овальных рамок, изящного орнамента, заимствованного из арсенала античного искусства (розетки, пальметки, лавр, аканфовые завитки, пальмовые и дубовые ветви), эти строгие классицистические построения гармонично вписывались в клинковые плоскости.
Златоустовские художники создавали композиции из ряда острых углов, которые подчеркивали продольность клинковой поверхности и сужение ее к острию. Мотив острых углов имел всевозможные варианты. В них могли быть вписаны вензеля, мечи, скипетры, олицетворяющие силу и власть, ветви дуба и лавра — символы мужества и славы. Профили или фигуры греческих и римских воинов часто дополняли эти композицииили сами становились центральным элементом украшения клинка в сочетании с арматурами и античным декором.
Златоустовские художники образно воплощали свои идеалы, воспевая геройство и мужество русских воинов, славу русского оружия, совсем недавно разгромившего армии Наполеона. Афина Паллада, победившая гиганта Палланта, была для греков богиней войны и победы. Изображаемая на Златоустовских клинках в боевом шлеме, с копьем и щитом в руках, она воспринималась как покровительница русских воинов. Воспевая русское оружие, художники вносили в композиции изображения греческой богини Ники, олицетворявшей победу. Ее обычно рисовали крылатой девой с лавровым венком или ветвями в руках.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103,4 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 26,5 см — вытравка и золочение. Правая голомень клинка украшена композициями из копий, шестиконечных звезд, сабель, овального орнаментированного щита; левая — из восьмиугольника, стрел и меча в обрамлении античным декором. На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.L. Sohn, на левой — штамп: GG — предположительно, клеймо полировщика Готфрида Гра. САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103,5 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 19,5 см — воронение, вытравка и золочение. На основании обеих голоменей изображен вороненый профиль греческого воина в боевом шлеме. Над ним на травленом «под ящур» фоне орнаментированного многоугольника на правой голюмени золоченая шпага с лавровым венком; на левой — скипетр. На обухе золоченая надпись: Златоустъ. На левой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W. Schaaf Sohn.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103,4 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 26,5 см — вытравка и золочение. Правая голомень клинка украшена композициями из копий, шестиконечных звезд, сабель, овального орнаментированного щита; левая — из восьмиугольника, стрел и меча в обрамлении античным декором. На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.L. Sohn, на левой — штамп: GG — предположительно, клеймо полировщика Готфрида Гра.
САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103,5 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 19,5 см — воронение, вытравка и золочение. На основании обеих голоменей изображен вороненый профиль греческого воина в боевом шлеме. Над ним на травленом «под ящур» фоне орнаментированного многоугольника на правой голюмени золоченая шпага с лавровым венком; на левой — скипетр. На обухе золоченая надпись: Златоустъ. На левой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W. Schaaf Sohn.

Достаточно сказать, что ему при изготовлении девятнадцати пробных клинков было поручено дамасцирование полосы турецкой сабли, то есть нанесение на нее узоров, имитирующих булат. У немецких мастеров такая работа считалась наиболее трудной.
Бушуев превзошел своих учителей и в искусстве создания и воспроизведения рисунков на клинках. Овладев процессом производства клинков в целом, Бушуев глубже познал и прочувствовал клинковый материал, его структуры, цвет, а это помогало Бушуеву-художнику в работе по украшению клинков тоньше использовать естественный блеск полированной стали или мерцающий свет матовой поверхности, усиливая или смягчая их воронением и золочением.
Миниатюры, посвященные Бушуевым этой теме, реалистичны в своей основе, причем их реалистическая направленность сосуществует с мифологическими и аллегорическими образами, способствовавшими героизации изображенных событий, их возвышению и прославлению.
В музее хранится кавалерийская шпага, выполненная, предположительно, в 1822 году и подписанная Шафами. Исключительный интерес представляют миниатюры, украсившие ее клинок. Стиль миниатюр, их композиционное совершенство, четкость многофигурных сюжетов, драматическая выразительность изображенных сцен убедительно свидетельствуют о том, что автограф Шафов скрыл имя настоящего автора этого произведения — Бушуева, который в 1823 году вновь украсил, теперь уже клинок сабли, аналогичным сюжетом, выполненным в той же манере, что и вышеупомянутая шпага. Но теперь мастер Бушуев сам подписал ее.
Такая демократическая трактовка батального сюжета, центральной фигурой которого художник делает солдата, отличалась от традиционного воспевания атак во главе с блистательными полководцами и выражала идеал автора, вышедшего из народа.
Народные уральские сказания сохранили память об Иване Бушуеве, своим искусством превзошедшем немецкого мастера Штофа (Шафа), который хоть и имел твердую руку, но создавал рисунки, лишенные жизни. Бушуев же на одной из сабель изобразил крылатого коня.
Бушуев свои выдающиеся работы он неоднократно был отмечен наградами. Очень скоро у Бушуева появились ученики и последователи. Они украшали холодное оружие сюжетными миниатюрами, исполнение которых отличалось тонкостью рисунка и экспрессией изображаемых сцен.Свой талант и мастерство они посвятили теме борьбы русских воинов с французами, изгнания иноземцев с русской земли. Эта тема становится ведущей в творчестве всех Златоустовских художников, способствуя зарождению и развитию Златоустовской миниатюры на стали. На ограниченной по размерам клинковой плоскости художники размещали целые батальные сцены. Широкая панорама кавалерийской битвы русских с французами занимает обе узкие голомени кавалерийской офицерской шпаги. Сложная батальная композиция состоит из отдельных боевых эпизодов: здесь мы видим и французских кавалеристов, на галопе мчащихся в атаку, и казаков, с пиками наперевес вступающих в бой (правая голомень) и скрестивших оружие противников (левая голомень). Чем дальше от центра битвы и композиционного центра миниатюры, тем медленнее темп движения всадников. Композиции как бы объединяют несколько этапов боя: подход резервов, атаку и наконец рукопашный бой. Такая композиционная и временная многоплановость миниатюр придает им панорамный характер.
Такого же типа миниатюры украшают и кавалерийскую офицерскую шпагу начала 1820-х годов. Поверхность каждой ее голомени четко разбита на три композиции, отделенные друг от друга львиными масками, олицетворяющими силу. Центральные миниатюры отражают события заграничного похода русских войск 1813—1814 годов. Поразителен динамизм, с каким обе армии устремляются друг на друга (правая голомень). Их движение, эмоциональный накал развиваются к центру композиции, где достигают своего апогея в кавалерийской схватке. Панорамно решен сюжет левой голомени клинка, отразивший штурм города- крепости русскими войсками. Обе центральные миниатюры с помощью золоченой тонко орнаментированной рамки гармонично вписаны в плоскость голоменей и логично продолжаются следующими композициями из острых углов, подчеркивающих продольную вытянутость клинка. Небольшие аллегорические изображения у его основания — коленопреклоненный греческий воин, изображенный с лирой, и греческая богиня Афина Пал- лада с фигуркой Ники в руках служат прославлению победоносного русского оружия.
К этому же времени относятся юбилейные образцы холодного оружия, изготовленные Златоустовскими мастерами к памятным датам — десяти и пятнадцатилетию Отечественной войны 1812 года.
В музее хранится целый ряд юбилейных сабель и шпаг, посвященных различным датам из истории Отечественной войны 1812 года. Одна из них выполнена Бушуевым в 1824 году, к десятилетию со дня победы России над армией Наполеона. Украшение этой сабли выдержано художником в классицистическом стиле: строго уравновешанная композиция с четко обозначенным центром в виде родового герба Фальковских, от которого вправо и влево расходятся тщательно прорисованные знамена и оружие.
Творческий почерк Бояршинова складывался под непосредственным влиянием Бушуева.
Офицерская сабля, выполненная Бояршиновым в 1832 году (89, 92), являет пример прямого заимствования мастером мотивов из сюжетного арсенала своего учителя. Центральный овал крестовины сабли украшен традиционным бушуевским крылатым конем. Однако такое прямое заимствование для Бояршинова явление редкое.
Как Бушуев, так и Бояршинов, неповторимые мастера своего дела, в то же время оставались работными людьми на фабрике, и это обстоятельство так или иначе не могло не сказаться на их творчестве. Совершенно исключительным явлением было обращение двух выдающихся Златоустовских мастеров к изображению на плоскостях клинков работных людей в процессе труда. Эта тема в 1824 году была воспроизведена Бушуевым на одной из сабель, хранящейся в Государственном Эрмитаже, а в 1834 году повторена Бояршиновым.
Так, на клинке восточной сабли работы Бояршинова, выполненной им в 1831 году (88), изображены греческая богиня Афина Паллада и бог войны Арей.
Как уже было сказано выше, стилевой основой художественного почерка Бояршинова было классицистическое построение композиций. Это объединяло творческие манеры Бушуева и Бояршинова. Интересно просматривается этот процесс на трех работах Бояршинова, хранящихся в музее. В 1828 году он украшает детскую офицерскую саблю. Изображения на ее голоменях отличаются необыкновенно тонким рисунком скрещенного оружия в сочетании с лавровыми ветвями. Композицию завершает узкий волнообразный поясок из стилизованных аканфовых завитков, диагонально проходящий над ней. Этот скромный на данном клинке мотив позднее будет развит художником в гораздо более пышный волнообразный пояс из розеток, пальметок и аканфа, не только диагонально венчающий композиции восточной сабли, выполненной им в 1832 году, но и украсивший клинок у обуха до самой елмани. Вершиной развития такого орнаментального мотива является украшенная Бояршиновым в 1836 году восточная сабля.
Нужно отметить, что процесс развития русского прикладного искусства середины и второй половины XIX века характеризовался дальнейшим вытеснением классицизма эклектикой, суть которой состояла в смешении ранее существовавших стилей. Эклектизм не был кратковременным явлением в русском прикладном искусстве, оставаясь его стилевым методом до конца XIX века. Свое определенное влияние он оказывал и на Златоустовских мастеров.
Искусство Златоустовской гравюры теперь складывается главным образом как искусство орнамента. В эти и последующие годы расцветает орнаментальное многообразие в украшении клинков. Бросается в глаза своеобразная динамичность художественной фантазии Златоустовских мастеров, которая как бы вырвалась из строгих рамок и выплеснулась на клинковую поверхность, заполнив ее пышным плетением аканфа, лавра, роз и раковин (108, 109).
Господство орнамента в украшении клинков настолько велико в эти годы, что иногда оно подчиняет себе предметные изображения. Художник обращается к привычной ему теме скрещенного оружия, но при этом так сочетает это оружие с орнаментом, что подчас оно становится трудно различимым в его плетениях. Изображаемый предмет, его очертания подчиняются прихотливым орнаментальным линиям. Изменился и характер воинских арматур. Если раньше они, в основном, составлялись из современного оружия, то теперь художники стали отдавать предпочтение древнерусскому.
На шашке «Золотое оружие», изготовленной в 1882 году, где мастер словно противопоставляет теплое золотистое свечение дубовой ветви холодноватому серебристому мерцанию лавра.

ШПАГА ПЕХОТНАЯ ОФИЦЕРСКАЯ. В. и Л. Шафы (?). 1822 (?). 108 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 31 см — воронение, вытравка и золочение. На травленом «под ящур» фоне обеих голоменей представлены вертикальные композиции из оружия и музыкальных инструментов. Остальная часть клинка до острия украшена лавровыми венками, отделенными друг от друга шестиконечными звездочками. В венках гравированы даты и названия мест основных сражений русских войск с французами в период с 1812 по 1814 г. при отступлении армии Наполеона от Москвы до Парижа. На обухе надпись: Златоустъ и автограф Шафов: W.L.S.

ШПАГА ПЕХОТНАЯ ОФИЦЕРСКАЯ. В. и Л. Шафы (?). 1822 (?). 108 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 31 см — воронение, вытравка и золочение. На травленом «под ящур» фоне обеих голоменей представлены вертикальные композиции из оружия и музыкальных инструментов. Остальная часть клинка до острия украшена лавровыми венками, отделенными друг от друга шестиконечными звездочками. В венках гравированы даты и названия мест основных сражений русских войск с французами в период с 1812 по 1814 г. при отступлении армии Наполеона от Москвы до Парижа.
На обухе надпись: Златоустъ и автограф Шафов: W.L.S.

Необходимо отметить, что надписи, говорящие о принадлежности оружия к Златоустовской оружейной фабрике, теперь выглядели по-разному. Они могли быть выражены, как раньше, одним словом «Златоуст», или развернутым названием «Златоуст. Оружейная фабрика», или различного рода сокращениями» «Златоуст ор. фабр.», «ЗОФ» и тому подобное.
Постепенно исчезают подписи мастеров на украшенном оружии. В некоторых случаях еще встречаются подписи начальника производства, как это мы видим на кирасирском палаше, изготовленном в 1856 году (111), на обухе которого в золоченой рамке написано: «ЛПО. Златоустъ 1856 г.», что означает «Литая сталь Павла Обухова».
Нельзя не сказать о том, что общение Златоустовских художников с мастерами других оружейных центров России, обучение новым для Златоуста способам украшения клинков принесли свои положительные результаты. Увлеченность Златоустовских мастеров кавказским оружием выразилась и в использовании ими кавказских, в частности, дагестанских, орнаментальных мотивов. В коллекции музея хранится кинжал, выполненный в 70-е годы, фигурные наконечники ножен которого украшены по типу кубачинского орнамента «тутта» (ветка). В основе этого орнамента лежит вертикальный стержень (в данном случае воображаемый), от которого симметрично в обе стороны отходят стилизованные завитки растений в различных, но обязательно симметричных комбинациях, дополненных в рассматриваемом случае геометрическими элементами (131, 132). Другой кинжальный клинок, выполненный в 1876 году (129, 130), тоже украшен симметричным плетением стилизованных аканфовых завитков по типу орнамента «тутта», в то время как на фигурные наконечники кинжальных ножен нанесено плетение по типу кубачинского орнамента «мархарай» (заросль). В противовес «тутта» — это асимметричный орнамент, в котором от одной спирали или кривой линии отходят другие, не подчиненные первой. Реалистическая направленность в Златоустовской гравюре на стали, красной нитью проходившая через всю историю ее развития, блистательно проявила себя в 80—90-е годы.
Некоторые художники, опираясь на традиции выдающихся Златоустовских мастеров первой половины XIX века, пытаются возродить миниатюры, сюжеты которых отражали бы боевую жизнь русской армии. Тончайшей техникой рельефной вытравки и золочения выполнена интересная миниатюра этого периода, украсившая клинок Георгиевской шашки, переданной в музей участником гражданской войны А. Ф. Трашенко- Терещенко (166). Здесь фантазия художника создала сюжет, сочетающий реалистически изображенные шеренги русских пехотинцев и конных офицеров с вымышленным персонажем — богатырской головой витязя, как бы осеняющей сказочным своим могуществом уходящее русское войско.
Альбом видов Златоустовского горного округа заключен в кожаный переплет из синей лайки. В его верхнюю крышку вмонтированы три стальные пластины, наложенные одна на другую и отделанные сквозной фигурной резьбой, тончайшей вытравкой, золочением, воронением и накладными украшениями. Эта работа — убедительное свидетельство того, до каких высот совершенства было доведено искусство Златоустовской гравюры на стали талантливейшими мастерами фабрики и как широк арсенал художественных приемов украшения. На центральной пластине изображена часть города Златоуста на фоне гор, поросших лесом. Вторая пластина сварного булата и третья черненая, служащая фоном для фигурных резных проемов второй, являются орнаментальным обрамлением городского пейзажа первой миниатюры. Пластины украшены живописными букетами полевых цветов и трав, тончайше выполненными воронением и золочением, изящным аканфовым плетением, накладными гербами в обрамлении лавра, эмблемами, скрещенным оружием и, наконец, вверху изображением московского Кремля в лучах восходящего солнца. Альбом заключен в футляр красного дерева с фигурными металлическими ручками на боковых сторонах.
В Златоустовском краеведческом музее хранится альбом, крышка которого украшена, как в вышеупомянутой работе. Он был создан в 1895 году выдающимися мастерами того времени Я. П. Коноваловым, В. Н. Костро- миным и А. И. Королевым. При сравнении этих двух произведений искусства напрашивается предположение, что альбом 1896 года — виды Златоустовского горного округа — был украшен тем же коллективом.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы. 1818 (?). 104,3 (91,1) ХЗ. Клинок стальной; на 21,3 см — воронение, гравировка иглой и золочение. На правой и левой голоменях изображены цветы, птицы, корзины с плодами. На правой щечке клинка гравировано: Въ Златоусте, на левой — В. Шафъ. Л. Сынъ. САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы. 1818—1820 (?). 102,1 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 27 см — воронение, вытравка и золочение. На обеих голоменях в обрамлении античного декора композиции из мечей и сабель, орнаментированных рамок, венков с шестиконечными звездами и греческих боевых шлемов. На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.N.L.S.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы. 1818 (?). 104,3 (91,1) ХЗ. Клинок стальной; на 21,3 см — воронение, гравировка иглой и золочение. На правой и левой голоменях изображены цветы, птицы, корзины с плодами.
На правой щечке клинка гравировано: Въ Златоусте, на левой — В. Шафъ. Л. Сынъ.
САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы. 1818—1820 (?). 102,1 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 27 см — воронение, вытравка и золочение. На обеих голоменях в обрамлении античного декора композиции из мечей и сабель, орнаментированных рамок, венков с шестиконечными звездами и греческих боевых шлемов.
На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.N.L.S.

 САБЛЯ ОФИЦЕРСКАЯ. И. Н. Бушуев. 1821. 84,5 (71) Х4. Клинок узорчатой сварки, однодольный, с елманью; на 38,5 см — воронение, вытравка и золочение. В центре композиции правой голомени — голова Медузы Горгоны в круге, покоящемся на лавровой гирлянде, концы которой поддерживают сидящие грифоны. Справа и слева от них — профили античных воинов. В центре композиции левой голомени изображен вензель в круге с надписью Desperadum nid (Не оставляй надежды), над которой голова дракона с розой в пасти. Ножны сабли деревянные, обтянуты хозом. Устье, обоймица и наконечник с гребнем металлические, орнаментированы пальметками, аканфом и лавром. Эфес сабли имеет гарду в виде одной фигурной дужки. Рукоять черного дерева украшена гранеными пятиконечными звездочками. Спинка рукояти металлическая, составляет одно целое с головкой эфеса. Крестовина с одним загнутым книзу концом. Перекрестье в виде восьмиугольника. На обухе надпись: Златоустъ

САБЛЯ ОФИЦЕРСКАЯ.
И. Н. Бушуев. 1821. 84,5 (71) Х4. Клинок узорчатой сварки, однодольный, с елманью; на 38,5 см — воронение, вытравка и золочение. В центре композиции правой голомени — голова Медузы Горгоны в круге, покоящемся на лавровой гирлянде, концы которой поддерживают сидящие грифоны. Справа и слева от них — профили античных воинов. В центре композиции левой голомени изображен вензель в круге с надписью Desperadum nid (Не оставляй надежды), над которой голова дракона с розой в пасти. Ножны сабли деревянные, обтянуты хозом. Устье, обоймица и наконечник с гребнем металлические, орнаментированы пальметками, аканфом и лавром. Эфес сабли имеет гарду в виде одной фигурной дужки. Рукоять черного дерева украшена гранеными пятиконечными звездочками. Спинка рукояти металлическая, составляет одно целое с головкой эфеса. Крестовина с одним загнутым книзу концом. Перекрестье в виде восьмиугольника.
На обухе надпись: Златоустъ

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. И. Н. Бушуев. 1831. 97,4 (89,8) ХЗ. Клинок стальной; на 21,5 см — воронение, вытравка и золочение. В центре композиции правой голомени изображен фамильный герб рода Фальковских в обрамлении пик, сабель, артиллерийских стволов, лавровых и дубовых ветвей. На левой голомени тексты: в золоченом картуше — Эрцъ Герцога Фердинанда Гусарскаго полка Поручикъ J. Фальковскай, в овалах — биографические данные И. Фальковского.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. И. Н. Бушуев. 1831. 97,4 (89,8) ХЗ. Клинок стальной; на 21,5 см — воронение, вытравка и золочение. В центре композиции правой голомени изображен фамильный герб рода Фальковских в обрамлении пик, сабель, артиллерийских стволов, лавровых и дубовых ветвей. На левой голомени тексты: в золоченом картуше — Эрцъ Герцога Фердинанда Гусарскаго полка Поручикъ J. Фальковскай, в овалах — биографические данные И. Фальковского.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 82 (68) ХЗ. Клинок стальной; на 25 см — воронение, вытравка и золочение. Обе голо- мени украшены композициями из ряда орнаментированных острых углов, вписанных один в другой. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.L. Sohn, на левой — штамп: G.G — предположительно, личное клеймо полировщика Готфрида Гра. САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 32 см — воронение, вытравка и золочение. На основании обеих голоменей изображен профиль греческого воина в боевом шлеме. Над ним на травленом «под ящур» фоне пятиконечные звездочки в обрамлении античного декора. На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W. Schaaf Sohn.

САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 82 (68) ХЗ. Клинок стальной; на 25 см — воронение, вытравка и золочение. Обе голо- мени украшены композициями из ряда орнаментированных острых углов, вписанных один в другой. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W.L. Sohn, на левой — штамп: G.G — предположительно, личное клеймо полировщика Готфрида Гра.
САБЛЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ ОФИЦЕРСКАЯ ОБРАЗЦА 1817 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 103 (90) ХЗ. Клинок стальной; на 32 см — воронение, вытравка и золочение. На основании обеих голоменей изображен профиль греческого воина в боевом шлеме. Над ним на травленом «под ящур» фоне пятиконечные звездочки в обрамлении античного декора.
На обухе надпись: Златоустъ. На правой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W. Schaaf Sohn.

ПАЛАШ КИРАСИРСКИЙ ОФИЦЕРСКИЙ ОБРАЗЦА 1810 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 106 ( 92)хЗ,2. Клинок стальной; на 23 см — воронение, вытравка и золочение. На травленом «под ящур» фоне обеих голоменей композиции из пик, ликторских связок и золоченых восьмиугольных рамок с вписанными в них профилями греческих воинов. На обухе у эфеса золоченая надпись: Златоустъ. На правой золоченой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W School Sohn.

ПАЛАШ КИРАСИРСКИЙ ОФИЦЕРСКИЙ ОБРАЗЦА 1810 г. В. и Л. Шафы (?). До 1823 г. 106 ( 92)хЗ,2. Клинок стальной; на 23 см — воронение, вытравка и золочение. На травленом «под ящур» фоне обеих голоменей композиции из пик, ликторских связок и золоченых восьмиугольных рамок с вписанными в них профилями греческих воинов.
На обухе у эфеса золоченая надпись: Златоустъ. На правой золоченой щечке иглой гравирован автограф Шафов: W School Sohn.

ПАЛАШ ДРАГУНСКИЙ ОФИЦЕРСКИЙ ОБРАЗЦА 1806 г. В. и Л. Шафы (?). 1820.

ПАЛАШ ДРАГУНСКИЙ ОФИЦЕРСКИЙ ОБРАЗЦА 1806 г. В. и Л. Шафы (?). 1820.

Лейб-гвардии гусарский полк 1826 г. Хромолитография М. Барышева по рис. К. К. Пиратского Середина XIX в. Государственный Исторический музей

Лейб-гвардии гусарский полк 1826 г. Хромолитография М. Барышева по рис. К. К. Пиратского Середина XIX в. Государственный Исторический музей

Лейб-гвардии Подольский кирасирский полк 1818—1820 гг. Хромолитография М. Барышева по рис. П. И. Балашева. Середина XIX в. Государственный Исторический музей

Лейб-гвардии Подольский кирасирский полк 1818—1820 гг. Хромолитография М. Барышева по рис. П. И. Балашева. Середина XIX в. Государственный Исторический музей

Уральские казаки. Раскрашенная литография П. Верне. 1840-е гг. Государственный Исторический музей

Уральские казаки. Раскрашенная литография П. Верне. 1840-е гг. Государственный Исторический музей