Culture and art

Культура и искусство

Икона двенадцать апостолов

Икона двенадцать апостолов

Неизвестный византийский мастер Икона двенадцать апостолов

Первая половина XIV века
Дерево, яичная темпера. 0,38 х 0,34

Этот сюжет в иконописи встречается сравнительно редко. Гораздо чаще его изображали в стенописи, где он, как правило, входил в состав иконографической схемы Страшного суда. Апостолы, разделенные на две группы по шесть человек, располагались по обе стороны от Христа-судии. Часто они были представлены восседающими на тронах, а за ними, подобно почетным стражам, располагались ангелы. Отголоски этой традиционной схемы чувствуются и в московской иконе. В расположении фигур, поставленных двумя параллельными рядами, в их строгом равноголовии, в сочетании горизонтальных и вертикальных ритмов еще сохраняется связь с архитектурой. Икона производит впечатление части какого-то целого. Вероятно, это связано с тем, что всякая византийская иконографическая формула по самой природе своей, по своему смыслу предполагает наличие композиционного и смыслового центра, и когда, как в данном случае, этого центра нет, композиция кажется незавершенной. Трудно сказать, чем объясняется такое решение в этой иконе. Может быть, тем, что она была написана в годы, когда византийская живопись, захваченная общей волной предренессансного движения, с большей, чем раньше, свободой обращалась с иконографической традицией. И все же отсутствие смыслового и композиционного центра в иконе ощущается не только зрителем, но и самим художником, и он, словно бессознательно следуя привычным зрительным схемам, намечает этот центр, хотя он сюжетно и не оправдан. Один из апостолов занимает место отсутствующей фигуры Христа и воспринимается как главный персонаж, что подчеркивается его положением на средней оси и тем, что он один из всех изображен в фас и только он делает благословляющий жест. Возникает, вернее, намечается, средняя ось композиции; потенциальная потребность ее в византийской иконе столь велика, что достаточно легкого намека, и все остальные фигуры, расположенные без учета этого центра, начинают восприниматься как ориентированные на среднюю фигуру, как предстоящие ей, что является обычной композиционной ситуацией византийской иконы. Эта икона — один из немногих сохранившихся образцов константинопольской школы живописи.
Икона поступила в Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина из Государственного Исторического музея в 1933 году.