Culture and art

Культура и искусство

Картина Дочь Советской Киргизии

Картина Дочь Советской Киргизии

С. Чуйков. Дочь Советской Киргизии. Фрагмент. Масло. 1948.

Картина Дочь Советской Киргизии С. Чуйков, народный художник СССР

Писать красками я начал, когда мне еще не исполнилось 15 лет, а именно в 1917 году, в год Великой Октябрьской революции. Так как родился и вырос я в Киргизии и очень любил ее природу и народ, то с первых же шагов начал рисовать киргизов.

Мне, босоногому парнишке, удавалось общаться только с беднотой, ведь первые годы после революции местное население еще вело кочевой образ жизни и в народе, кроме зажиточных и даже богатых, было много бедноты.
Рваные и закопченные бедняцкие юрты киргизы ставили в окрестностях города, и я со своим самодельным этюдником часто и с удовольствием писал их. Сжился и сдружился с добрыми бедняками, насмотрелся на их нелегкую жизнь и очень им сочувствовал.
Эта любовь к родной Киргизии заставила меня посвятить ей все свое творчество. Я видел, как из года в год менялась к лучшему жизнь киргизского народа, как пришла к нему светлая, свободная и культурная жизнь. И моей работой двигало уже не чувство сострадания, а восхищение и гордость. Мои картины воспевали новую, Советскую Киргизию.
В частности, я задумал картину, в которой была бы выражена в одном человеке идея новой, счастливой жизни народа. Мне представилась киргизская школьница, идущая с книгами в руках в школу. И виделась она не просто как одна из школьниц, а как девочка, глядя на которую мы сразу подумали бы о счастливой жизни ее народа.
Поделился этой мыслью со знакомыми. Они сказали, что такую большую идею невозможно выразить в портрете школьницы, это слишком трудно. Мне же казалось, что этого можно добиться. И вот, живя и работая летом в Киргизии, куда каждое лето езжу работать, начал компоновать свою будущую картину.
Когда композиция была найдена, я стал искать в прилегающих колхозах Чоп-Арык и Оршо-Сай девочку, нужную мне по замыслу, чтобы написать с нее этюд.
Но, к великому огорчению, такой девочки долго не находилось: что-нибудь да не то… Тогда я написал этюды нескольких девочек: у одной платье, мне показалось, подходит, у другой — фигура, у третьей — лицо.
Больше двух месяцев ежедневно гонялся за своими натурщицами: накопилось много этюдов.
Наконец увидел, что материала достаточно, и мне совершенно ясна стала моя героиня. Освещенная ярким южным солнцем, по равнине, окаймленной дальней горной цепью, по золотой осенней земле идет с книгами в руках, в светло- розовом платьице, голубой жакетке и красной косынке круглолицая смуглая девочка с умным, устремленным вдаль взглядом.
Начал картину там же, в Киргизии, но не закончил и, возвратясь в Москву, работал еще несколько месяцев. В декабре 1948 года показал «Дочь Советской Киргизии» на своей персональной выставке в Москве, ее признали одной из лучших моих картин и взяли в Третьяковскую галерею, где она с тех пор и висит.
Друзья, сомневавшиеся в исполнимости моего замысла, согласились с тем, что я сумел выразить свою идею и эта картина — действительно символ новой, возрожденной и процветающей Киргизии.