Culture and art

Культура и искусство

Лукас Кранах Старший

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век. Фрагмент

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век. Фрагмент

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век

Лукас Кранах — один из крупнейших художников немецкого Возрождения. Наряду с такими мастерами, как Дюрер и Ганс Гольбейн Младший, он в большой мере определил характер немецкого искусства первой половины XVI века. Вместе с тем из всех троих именно Кранах был самым сложным и противоречивым, и его искусство, пожалуй, в меньшей степени отвечало критериям Ренессанса. Политический пафос и злободневность тематики перемежаются у него со сложным ученым аллегоризмом и надуманностью гуманистических сюжетов; острота портретных характеристик — с маньеристической изломанностью форм, грубовато прямолинейный язык агитационных гравюр — с острой, иногда болезненной чувственностью мифологических картин. «Серебряный век» Кранаха—один из ярких примеров этой сложности и противоречивости. Сюжет картины до сих пор не удалось полностью идентифицировать. Известно, что она составляла часть серии, выполненной между 1427 и 1435 годами. Первоначально серия условно называлась «Борьба страстей», и соответственно этому считалось, что в московской картине представлены «Плоды ревности».

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век 1472—1553. Дерево, масло. 0,56 X 0,38

Лукас Кранах Старший Плоды ревности серебряный век 1472—1553. Дерево, масло. 0,56 X 0,38

В начале XX века удалось установить, что эта серия была навеяна произведением древнегреческого поэта Гесиода «Труды и дни», где дается периодизация человеческой истории, которую поэт разделяет на пять этапов. Первый, когда обитатели земли были совершенными людьми, незнавшими старости и болезней, Гесиод назвал Золотым веком; второй, гораздо менее совершенный,— Серебряным. Считается, что у Лукаса Кранаха — это именно Серебряный век.
Если это так, то в двух стоящих женских фигурах справа, окруженных неразумными детьми, следует видеть иллюстрацию к первым строкам; в левой части картины представлено возмужавшее Человечество, обрекающее себя на беды собственной глупостью. Однако сравнение со строками Гесиода может помочь в расшифровке чисто сюжетной стороны изображения. Образный смысл его этим не исчерпывается. И, конечно, для самого художника, как и для его зрителей, такое изображение имело более широкий смысл, связанный с современной проблематикой. Не лишено значения, что группа на переднем плане изображена на фоне сочной, густой листвы, как бы символизирующей праисторическую растительность; на заднем плане Кранах изображает далекий пейзаж с силуэтами средневековых построек — поэтический образ современности, служащей фоном этой аллегории прошлого. А может быть, этот современный пейзаж, так же как и острохарактерные лица персонажей, особенно женских, следует истолковывать как поэтический намек на то, что толкование серебряного века относится художником не только к далекому прошлому человечества, но и к его настоящему. В этой картине Кранаха чрезвычайно многослойной по своему образному языку, можно найти изобразительные цитаты: и в фигуре мужчины, изображенной в сильном ракурсе, и в фигуре сатира, крепко обхватившего руками женщину, возникают мотивы, характерные для итальянского ренессансного искусства с его интересом к сложным ракурсам, к сильным анатомически акцентированным движениям. Фигуры в центре и в правой части картины по характеру движения и построению тел скорее тяготеют к позднеготической традиции, которой Кранах отдавал дань, в произведениях зрелого и позднего периодов своего творчества. Картина поступила в Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в 1924 году из собрания Д. И. Щукина.