Culture and art

Культура и искусство

Марат Самсонов Николай Соломин

Марат Самсонов Николай Соломин

М. Самсонов, Н. Соломин. Общий вид диорамы (в процессе работы).

Марат Самсонов Николай Соломин Диограмма

Огромное, убегающее за горизонт небо. Сплошной стеной стоящий вдали лес. Тысячи людей, собравшихся на просторной луговине у реки. То там, то тут устроены импровизированные трибуны, с которых выступают рабочие-ораторы. Видны взметнувшиеся руки — люди голосуют…

М. Самсонов, Н. Соломин. Выступление Е. А. Дунаева. Фрагмент диорамы (в процессе работы). Масло. 1980.

М. Самсонов, Н. Соломин. Выступление Е. А. Дунаева. Фрагмент диорамы (в процессе работы). Масло. 1980.

Вы видите громадный, высотой восемь и длиной тридцать восемь метров, холст-полукольцо в процессе работы, таким он был в начале февраля 1980 года. Полностью завершены в цвете небо, пейзаж, основная масса собравшихся людей. Осталось главное: более двухсот фигур ближнего плана. Они намечены пока лишь контуром. Да еще впереди не менее ответственная работа над предметным планом — макетом участка местности, занимающим пространство от нижней кромки холста до подножия полукруглой, высотой около полутора метров смотровой площадки.
Авторы этого уникального произведения — народный художник РСФСР Марат Самсонов и заслуженный художник РСФСР Николай Соломин. Два года изучали они архивные материалы и исторические документы, знакомились с музейными экспонатами, продумывали варианты композиции. К сделанному заранее рабочему эскизу диорамы написали не одну сотню натурных этюдов. Художникам позировали, например, ивановские комсомольцы, одетые в подлинные костюмы начала века.
Историческое место, где собирались Иваново — вознесенские рабочие и мастеровые, вошло теперь в черту города и почти полностью застроено. Так что пейзаж, на фоне которого разворачивались события, пришлось воссоздавать на холсте таким, каким он был в то памятное лето 1905 года.
Затем из города Сурска Пензенской области был привезен огромный холст, сотканный без единого шва. Полотно натянули на металлический полукруглый каркас, смонтированный в одном из помещений нового здания историко — революционного музея. Мастерицы Подольского художественного комбината загрунтовали холст, и художники приступили к работе.
— В первый раз пришлось нам в диораме трудиться над таким сложным по рисунку небом, — рассказывает Марат Самсонов. — Оно имеет особое значение как элемент композиции, определяет настроение произведения: устойчивая хорошая погода — доброе предзнаменование на будущее. Много писали с натуры небо, облака. Цвет небосвода состоит из десяти основных колеров, подобранных по этюдам, — несколько колеров белого цвета, несколько синего и серого. Писать небо было трудно еще и потому, что работали мы на высоких передвижных лесах, и, чтобы увидеть сделанное в целом, надо было десятки раз в день спускаться вниз.

М. Самсонов, Н. Соломин. Рабочий с газетой. Фрагмент диорамы (в процессе работы). Масло, 1980.

М. Самсонов, Н. Соломин. Рабочий с газетой. Фрагмент диорамы (в процессе работы). Масло, 1980.

— Не меньше трудностей было и с пейзажем, занимающим треть полотна, — продолжает Николай Соломин. — Для изображения леса и травы составили двадцать пять колеров. Причем интересно, что мы почти не использовали зеленой краски: большинство оттенков зеленого получили, комбинируя другие цвета. Например, теплый тон листвы дальних деревьев, освещенных солнцем, получился от смешения кадмия желтого и кобальта синего. А основной тон травы везде составлен из кадмия желтого, охры светлой и ультрамарина.
Кстати, опыт работы над живописными произведениями столь больших размеров привел художников к методу, которым пользовались еще старые европейские мастера, то есть к живописи не с палитры, а составленными заранее колерами, раскладывая тона на свет, тень, полутон и рефлекс. Только так можно добиться цельности и ровности цветового решения на больших поверхностях.
Диораму всю сразу глазом не охватить. Рассматривать ее приходится фрагментами, постепенно переводя взгляд от одного к другому. Поэтому отдельные сюжеты имеют свои композиционные центры. Если начинать осмотр слева направо, то первый такой сюжет — сцена на пригорке, который в шутку называли «Мысом доброй надежды». Здесь собирался Совет, читались лекции — проходили занятия Талочного университета. В эпизоде, запечатленном на диораме, большевик-агитатор проводит беседу с группой бастующих. Здесь же рабочие с позором изгоняют провокатора, пытавшегося мешать выступающему.
Затем другой эпизод : группа рабочих и собравшихся из окрестных деревень крестьян окружила мастерового, читающего вслух газету «Северный край», в редакции которой работали большевики.

1

Далее еще одна сцена, демонстрирующая солидарность рабочих в борьбе за свои интересы. Стачечники единодушно и энергично осуждают корреспондента московской буржуазной газетки «Русский листок», поместившего в ней пасквильную заметку, искажающую революционные события.
Минуя центральную часть диорамы, остановимся на группе людей, с интересом читающих бюллетень, который выпускался Иваново — Вознесенской группой РСДРП по инициативе и под руководством М. В. Фрунзе. Такие бюллетени и прокламации печатались в подпольной большевистской типографии. В них освещался ход стачки, переговоров с фабрикантами, рассказывалось о положении дел в городе и стране, о работе Совета.
Рядом у столика стоят работницы в очереди за материальным пособием. Средства в стачечную кассу вносили сами рабочие. Помощь бастующим приходила и из других городов. Интересно, что была организована фотосъемка митингов, депутатов, отдельных групп рабочих. Часть денег от продажи фотографий тоже шла в стачечный фонд. Некоторые из этих уникальных снимков сохранились и послужили бесценным документальным материалом при создании диорамы.
Еще правее видна сцена, в которой прибывшему в сопровождении казаков фабричному начальству передает требования бастующих Федор Афанасьевич Афанасьев — один из организаторов и руководитетей стачки, известный по партийному псевдониму «Отец». Видя в руках казаков обнаженные шашки, рабочие тоже вооружаются кольями, готовые дать отпор прислужникам властей.

М. Самсонов. Девушка в косынке. Этюд к диораме. Масло. 1979.

М. Самсонов. Девушка в косынке. Этюд к диораме. Масло. 1979.

И наконец — группка любопытных обывателей, наблюдающих за происходящим со смешанным чувством страха, неприязни и… интереса. Шутка ли — едва не весь город перебрался на Талку, власть не у губернатора, а почти полностью в руках рабочего Совета. Иные хозяева фабрик даже приходят в Совет на поклон — с просьбой выделить людей для переработки пропадающего на складах сырья.
На полотне есть и другие сюжетно самостоятельные эпизоды. В целом же диорама строится по законам картины и, несмотря на множество относительно самостоятельных сюжетов и сцен, непременно имеет основной центр всей композиции. Это запечатленный в центральной части холста напряженный момент митинга. Выступает Евлампий Александрович Дунаев — рабочий ткацкой фабрики Бакулина, один из руководителей стачки, член Иваново-Вознесенского комитета РСДРП, депутат Совета, любимый оратор рабочих. Рядом с ним слева девушка-агитатор (известно, что ткачихи принимали самое активное участие в стачке); справа от Дунаева — молодой рабочий, одобряющий слова оратора. Группа, поддержанная развернутым чуть сзади знаменем, пламенеющим над головами собравшихся, точно передает настроение произведения в- целом. Люди на трибуне выражают сокровенные народные чувства: в их сторону направлены жесты собравшихся, устремлены взгляды. Внимание к главному центру композиции подчеркивается и построением неба: плывущие по нему облака как бы сбегаются к середине диорамы…

Н. Соломин. Большевик-оратор. Этюд к диораме. Масло. 1979.

Н. Соломин. Большевик-оратор. Этюд к диораме. Масло. 1979.

На полотне запечатлен всего один день исторической стачки. Один, но вобравший в себя многие из далеких 72 дней борьбы.
«Собрания на Талке, по характеристике царских чиновников, превратились в «социалистическую академию» для массы рабочих, — писал видный деятель Коммунистической партии, историк и публицист Е. М. Ярославский. — Еще до этой стачки партийная организация провела в рабочих массах огромную работу. Поэтому достаточно было дать лозунг выбирать уполномоченных от рабочих, чтобы в тот же день повсюду произошли выборы, причем выбранные в большинстве случаев оказались как раз наши партийные товарищи, которых знала масса. Так был создан первый Совет рабочих депутатов».