Culture and art

Культура и искусство

Матлюба Яхьяева

М. Яхьяева. Свадьба. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

М. Яхьяева. Свадьба. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

Матлюба Яхьяева

«О мастерской живописца Матлюбы Яхьяевой, аспирантки Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, все было буднично, по-рабочему. Небольшая комната, заставленная холстами и подрамниками. Окна с видом на сад Академии художеств. Массивная, в два обхвата, печь в углу, будто напоминающая о почтенном возрасте дома, в котором вы оказались. Два мольберта: на одном — чистый холст, на другом — начатая работа. И стойкий, всезаполняющий, такой родной для каждого художника запах красок…

М. Яхьяева. Вышивальщицы. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

М. Яхьяева. Вышивальщицы. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

Самая обыкновенная мастерская. И все же в душе возникало волнение. Скольких известных теперь мастеров в дни их студенческой молодости видели эти стены! Сколько имен из лет отдаленных помнят они! О скольких судьбах могут поведать!
Сегодня эта старая мастерская — свидетель рождения нового художника. Вернее, не рождения, а становления его как творческой личности. Потому что Матлюба Яхьяева (или просто Люба, как зовут ее друзья) — тот счастливый человек, о котором можно сказать, что художником она появилась на свет. Первые, самые ранние воспоминания связаны у нее с рисованием: угольком на стенах глинобитных домишек и палочкой в горячей дорожной пыли, цветными карандашами в детском саду и акварелью в школе. Первый восторг перед красотой ее родины — Таджикистана, сказочного края с журчащими ручьями и упирающимися в небо горами, она сохранила в себе и по сей день.
Извечной проблемы «кем быть?» для нее как будто не существовало: Люба знала, что станет художником. Знала и настойчиво претворяла свою мечту в жизнь, хотя подчас не находила понимания у близких.

М. Яхьяева. Эскиз к картине «Утро». Перо. 1979.

М. Яхьяева. Эскиз к картине «Утро». Перо. 1979.

Рисовала постоянно, рисовала все, что ее окружало: людей, цветы, горы, реки, любила иллюстрировать сказки. С радостью ходила в художественную школу, старательно изучала гипсовые слепки, знакомилась с законами перспективы, историей искусства. Больше всего нравились ей уроки композиции, где можно было дать волю фантазии.
Занятия композицией привлекали ее и в художественном училище в Душанбе, куда Люба поступила в 1967 году. Еще она полюбила работу на пленэре, когда летом выезжала с учителями на практику в живописное местечко Такоб. Ее притягивали поэтичность горных пейзажей, своеобразная архитектура глинобитных домов, будто посаженных один на другой. Восхищаясь простотой, гостеприимностью, душевностью местных жителей, девушка часами рисовала их. Здесь, в Такобе, нашла и сюжет дипломной работы, в которой изобразила группу играющих на плоской крыше дома детишек. Подобные сценки можно часто видеть в горных кишлаках.
В 1972 году Яхьяева приехала в Ленинград. Очень понравились девушке этот город, живущие в нем люди. Особенно поразили музеи — Русский и Эрмитаж. Поступить в институт имени И. Е. Репина тогда, правда, не удалось: сказалась недостаточная подготовка. Но желание учиться было огромным, прибавляло силы. Люба осталась в Ленинграде, пошла работать на почту. Потом ей посчастливилось консультироваться у замечательного живописца
А. А. Мыльникова и его учеников, которые делились знаниями, поддерживали в трудную минуту. Год напряженной работы пролетел незаметно. И вот наконец наступил желанный миг: она принята в институт.
Училась Люба с упоением.

М. Яхьяева. Автопортрет. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

М. Яхьяева. Автопортрет. Из серии «Женщины Таджикистана». Масло. 1979.

— Учить всегда легче того студента, кто за бесконечными упражнениями, штудировкой натуры, работой над постановками видит средство для достижения конечной цели, перспективу — для чего же он все-таки учится,— говорит Евсей Евсеевич.— Более всего художник виден в композиционной работе, где проявляется его творческое отношение к действительности, умение видеть, запоминать, интерпретировать мир. А точнее — сочинять на основе увиденного. Меня восхищает в Любе Яхьяевой удивительно щедрая фантазия. И что не менее важно — умение довести эту фантазию до итога, завершить в виде картины.
Когда подошло время диплома, Люба немного растерялась. Для себя она решила, что выпускная работа будет о родном крае, образы которого близки, глубоко прочувствованы. Но материала набралось так много, что возник вопрос: на какой же теме остановиться? И тогда Евсей Евсеевич предложил сделать две-три работы о женщинах Таджикистана. Учитель и на этот раз сумел понять свою ученицу, угадав, может быть, не вполне оформившиеся ее сокровенные мысли.
Яхьяева написала девять полотен («Народный ансамбль», «Свадьба», «Вышивальщицы», «Материнство», «Восточный базар», «Автопортрет», «Чайхана», «На этюдах», «Утро»), любое из которых — серьезное завершенное произведение, повод для раздумий. Каждый холст выдержан в определенном колорите. Своеобразное, элегическое восприятие художником мира передается зрителям. Уже издали угадываешь настрой картины — грустный или задумчивый, радостный или тревожный. Действие остро характеризовано. Образы достоверны и убедительны. Может быть, в натуре все это и выглядит иначе, но изображенному веришь, сопереживаешь, как строкам стихов, как звукам мелодии.

М. Яхьяева. Девушка из Куляба. Этюд к картине «Материнство». Масло. 1979.

М. Яхьяева. Девушка из Куляба. Этюд к картине «Материнство». Масло. 1979.

Над картиной «Свадьба», лучшей из дипломной серии, Люба работала с особым подъемом. Выдержанный в светлых, солнечных тонах, холст построен цельно, с соподчинением деталей главному. Действие как бы разворачивается на зрителя от сидящих за столом жениха и невесты. Торжественность и значительность такого важного в жизни каждого человека события подчеркнуты фигурами стройных юношей с национальными инструментами в руках. Музыка, танец девушки воспринимаются как выплеснувшаяся радость, переполняющая сердца молодых. Тут же один из вечно снующих под ногами мальчишек, и чуть в стороне слева задумавшиеся о чем-то подружки. На дальнем плане деревья, постройки кишлака — родная земля, на фоне которой совершается действие.
Умение организовать поверхность холста, гармонично соотнести цветовые массы фигур и фона прослеживается в работе «Вышивальщицы». Показанные в привычной домашней обстановке, девушки заняты рукоделием. Спокоен, даже приглушен цвет, пластичны, неторопливы движения. Акцентируя лица девушек, художник как бы заставляет нас пристальнее вглядеться в героинь, соприкоснуться с их внутренним миром.
Сегодня Люба продолжает разрабатывать полюбившуюся тему. В образах родины отражаются ее переживания, размышления о духовной красоте человека.
Большое полотно «Материнство», написанное Яхьяевой по мотивам одной из картин дипломной серии, было показано на проходившей в начале этого года Всесоюзной молодежной выставке в Ташкенте.
— Работа привлекает искренностью, сердечностью, теплотой,— сказал об этой картине народный художник СССР Т. Т. Салахов.— Для Яхьяевой характерно то, что в процессе учебы она сохранила индивидуальность, ощущение собственного отношения к изображаемому. Она умеет поделиться своими чувствами со зрителем, и в этом, наряду с высокой профессиональной выучкой, положительная сторона ее творчества.