Culture and art

Культура и искусство

Между боями Ткачев

Между боями Ткачев

Этюд к картине «Между боями». Масло. 1958.

Картина Между боями Ткачев Петр Афанасьевич

Мы не участвовали в событиях тех героических лет, о которых написана картина. Нас просто тогда еще не было.
Шел 1919 год. Молодая Советская страна отбивалась от напавших на нее со всех сторон полчищ врагов. Белогвардейцы хотели отнять у людей то, что дала им Октябрьская революция, — волю, землю, мечту о счастье. Надо было сохранить власть, отнятую у богачей. Для этого необходимо оружие. Нужны руки, чтобы взять его и идти в бой.

Два бойца за партой. Этюд. Масло. 1959.

Два бойца за партой. Этюд. Масло. 1959.

Рабочие и крестьяне взяли оружие в свои руки. Они стали солдатами революции, красноармейцами.
Но мало взять в руки винтовку. Оказалось, есть еще одно очень сильное оружие, кроме пушек и винтовок. И этим оружием тоже нужно овладеть трудовому народу, чтобы победить.
Оружием этим было знание. Оно хранилось в книгах. Надо было овладеть книгой. А трудовой люд был тогда сплошь неграмотным, ни писать, ни читать не умел. Где уж тут взять знания из книги — ее мало кто и прочесть-то мог. А время не ждало: остаться без знаний — значило проиграть битву. Значило отдать волю, землю, фабрики и заводы врагу. Потому-то книга была необходима, как винтовка.
Красноармейцы стали овладевать грамотой, знаниями так же, как боевым оружием. Старики и взрослые вместе с детьми начали учиться читать и писать…

Учительница. (Этюд с Ларисы Кугач.) Масло. 1959.

Учительница. (Этюд с Ларисы Кугач.) Масло. 1959.

Сейчас наши ракеты уходят в космическую даль. У нас столько машин, тканей и хлеба, что страна может помогать многим другим народам. И все это благодаря тому, что неграмотные красноармейцы взяли в руки книгу.
Вот об этом мы рассказали в картине «Между боями». А написать ее смогли потому, наш Петр Афанасьевич Ткачев не только видел первые трудные годы страны — сам все испытал, пережил и нам рассказал.
В годы гражданской войны он, кадровый рабочий завода, находился в деревне, заведовал социалистическим клубом, занимался ликбезом. За тесными детскими партами сидели взрослые люди и выводили буквы, из которых складывали первые слова: «Ленин», «Мир», «Мы не рабы, рабы не мы». Слушая отца, мы живо представили те спектакли, которые ставились в старинном селе Овстуг Брянской области; чубатых бойцов, которые водили по страницам книги своими корявыми руками, привыкшими больше к плугу да вожжам. Эти рассказы вдохновили нас на создание картины.

Учительница. (Этюд с Эллы Ганкиной.) Масло. 1958.

Учительница. (Этюд с Эллы Ганкиной.) Масло. 1958.

Начались мучительные и интересные годы работы. Сперва появились карандашные наброски, первые мысли, еще очень «сырые», неоформленные. Первые попытки увидеть картину в красках хоть на маленьком листке бумаги. Эти маленькие подготовительные работы, как известно, зовутся эскизами.
Время трудное, суровое. Значит, и краски должны соответствовать времени. Но непременно присутствовать должен красный цвет, как символ жизни. Книгу в руках бойца мы с самого первого эскиза решили делать красной, чтоб словно огонек горела она в картине на общем суровом фоне. Разглядывали фотографии старых лет, много читали о тех днях.
Кто должен держать в руках книгу? Что это за человек? Каким подобает быть главному герою? Эти вопросы не давали покоя. Надо было найти образы и других персонажей. Особенно — учительницы.

Боец с красной книгой. Этюд. Масло. 1959.

Боец с красной книгой. Этюд. Масло. 1959.

Так сделать, чтобы картина читалась, каждому стала понятна. Чтобы, глядя на нее, зритель поверил в этих людей.
Мы встретились со многими людьми, которые, так же как и наш отец, боролись за правое дело, за Советскую власть. Под Вышним Волочком в деревне Подол нашли старую школу. Бродили по классам и представляли себе, как много лет назад здесь сидели за детскими партами взрослые люди и постигали начальную грамоту. В этой же деревне встретили и учительницу, которая в 1918 году была прислана из революционного Питера обучать тверских мужиков грамоте. Учительница приехала в деревню совсем молоденькой, очень худенькой и бледной. Крестьяне, как увидели ее, сразу решили: «Учительшу подкормить надо». А годы были голодные, крестьянам самим есть нечего. Собрали продукты, принесли ей. «Только, —говорят, — учи нас и детей наших грамоте». Так учительница Антонина Алексеевна Васильева, девушка из интеллигентной семьи, навсегда осталась в деревне.
О многом она нам рассказала. Разыскала старую парту, еще тех времен, — ее мы изобразили на полотне. Написали и классную комнату сельской школы.

Между боями. Вариант. Масло. 1977.

Между боями. Вариант. Масло. 1977.

Учительница нам очень понравилась. Ее — вернее, ту худенькую девушку 1918 года — мы решили показать в картине. Но ведь за столько лет она стала совсем другой! Прежними остались только большие умные глаза. Начались поиски молодой женщины, которая была бы похожа на нее. Написали несколько десятков разных лиц. Потом по крупицам брали то, что нужно для картины.
В поисках мужских образов было сделано около 200 этюдов, множество рисунков. Самым сложным оказался центральный образ солдата, читающего книгу. Он долго не удавался. Помогла случайная встреча. Один из нас попал в больницу. В палате лежало несколько человек. Такие уж люди художники — даже во время болезни наблюдают за всем интересным. А иначе нельзя. В палате оказался большевик Петров, который участвовал в штурме Зимнего дворца, был когда-то царским гвардейцем. Двухметрового роста, он в молодости обладал огромной физической силой. И даже скованный тяжелой болезнью, выглядел молодцом: крупные красивые кисти рук, лицо покрыто морщинами, но глаза остались прежними — озорными. В них так и светился живой огонек. Вот этот человек и помог нам представить требуемый образ. С него были сделаны лишь карандашные наброски для памяти. Конечно, он не мог войти в картину таким, каким был в больнице. Мы его представили молодым, чубатым, красивым. А поиски главного героя продолжались. Ох и трудно было!..
Но, как говорится, терпенье и труд все перетрут. Мы постепенно шли к своей цели. Находили нужных людей, писали их. Стремились создать светлый образ юноши в буденовке. Он непременно должен был быть поэтом в душе, во всем облике хотелось передать его страсть к стихам. Это он — первый актер походного театра и заводила во многих делах. Он готов и жизнь отдать за дело народа, лихой, бравый, в короткой кожанке, подпоясанный ремнем…
Так появился главный узел — центр картины. Парень с книгой в руках рядом с молодой учительницей, что задумалась о жизни, о судьбе солдат, которых она учит, о судьбе молодой Советской республики. Эти два персонажа — ключ ко всей картине. В них главная ее мысль.

Седой боец. Этюд П.А. Ткачева. Масло. 1958

Седой боец. Этюд П.А. Ткачева. Масло. 1958

Большую роль играют и другие герои произведения. Вот пожилой боец, еле поместившийся за детскую парту, раненой рукой с трудом выводит первые в жизни буквы. За ним еще парень, тоже старательно пробует писать. А боец в тени с винтовкой в руках приглядывается к тем, которые пишут. Вдали окошечко, которое как бы связывает с окружающим миром маленькую группу солдат. Винтовки их тут же рядом… По тревоге они готовы встретить врага. Сейчас лишь перерыв между боями, и они стремятся использовать его для овладения знанием.
Это подлинные герои революции… Как много таких людей отдали жизнь за прекрасное будущее нашего народа, за ваше счастливое детство, с надеждой, что станете вы рабочими и колхозниками, учеными и космонавтами, композиторами, художниками, врачами, учителями — замечательными людьми. Мы знаем, дело их не пропало.
Но они были первыми, а первым всегда трудно…