Culture and art

Культура и искусство

Меццо-тинто

Меццо-тинто

Арт Вергер Пустые стаканы. 2007 Меццо-тинто

Меццо-тинто

Довольно часто произведения искусства, связанные с художественной обработкой металла, описываются в терминах преодоления, покорения свойств материала, с которым работает художник, а вершиной мастерства считается достижение зрительных эффектов, немыслимых для исходных качеств металла. Таковы пластичные драпировки одеяний бронзовых скульптур, тонкое кружево чугунно-литых узоров, мельчайшие детали орнаментов, выполненных в различных ювелирных техниках.

Меццо-тинто

Владимир Самарин Данилов монастырь. 1990 Меццо-тинто.

Но существует удивительный вид искусства, в котором человек несведущий, пожалуй, даже не сможет предположить наличие металла как первоосновы. В гравюре на металле (как в резцовой, так и в различных манерах офорта) графический образ сначала должен обрести свое зеркальное воплощение на металлической доске, чтобы затем быть оттиснутым краской на бумаге. О материальности же металлической пластины, как правило, медной, служащей матрицей изображения, напоминает лишь ковчег — углубление на листе бумаги по форме печатной доски.
Гравюра на металле, возникшая из ювелирного искусства, в мастерских средневековых серебряников и оружейников, развивалась на протяжении пяти столетий и была связана с именами великих художников и изобретателей прошлого. Одним из технических и художественных новшеств первой половины XVII в. стала гравюра меццо-тинто (итал. — полутон), обладавшая исключительными выразительными возможностями.
Каждый участок доски качалка должна пройти в разных направлениях (вертикально, горизонтально, по обеим диагоналям и т. д.) по нескольку десятков раз. Зерненая таким образом доска, набитая краской, дает на бумаге бархатисто-черный оттиск равномерного глубокого тона. Затем участки доски, соответствующие светлым полутонам изображения, выскабливают трехгранным шабером, а самые яркие блики полируют гладилкой — стальным инструментом с закругленным окончанием. Таким образом, срезая шабером верхушки зерненой поверхности и заминая их гладилкой, гравер получает светлое из темного. Кстати, именно с этим принципом движения от черного к белому связано еще одно историческое название меццо-тинто — «черная манера».

Меццо-тинто

Катсунори Хаманиси Работа-ситуация № 18. 1987 Меццо-тинто

Вторым мастером «черной манеры» был принц Рупрехт Пфальцский (1619 — 1682), которому Людвиг фон Зиген сообщил свой строго хранившийся в тайне новый прием гравирования. Благодаря принцу Рупрехту, слывшему любителем искусств и награвировавшему в новой технике свыше десятка листов, меццо-тинто проникает в Нидерланды. Голландский гравер-портретист Абрахам Блотелинг (1634 — 1690) внес техническое усовершенствование в изготовление зернистого грунта: по преданию, именно он изобрел качалку.
Техника меццо-тинто возникла и развивалась как репродукционная гравюра, призванная копировать и тиражировать живописные полотна. В конце XVII — начале XVIII в. она привлекла внимание английских художников, которые и стали основными заказчиками граверов. «Черная манера», не знающая линии, а дающая только нежные, красочно размытые тона как нельзя лучше отвечала стилю английских мастеров живописи -Лели, Неллера, Гейнсборо, Рейнольдса, Ромнея.
Творчество первых профессиональных английских меццотинтистов, таких, как Исаак Беккет (1653 — 1719) и Роберт Уайт (1645 — 1704), представляет лишь прелюдию к блестящему расцвету меццо-тинто в XVIII в. С деятельностью Джона Смита (1652 — 1742) связано начало «золотого века» меццо-тинто, когда английские граверы, в совершенстве овладев всеми секретами обработки доски, добились в своих работах удивительной глубины и мягкости световых отношений, выразительных контрастов света и тени. Исполнительской манере английских художников, среди которых — Ричард Ирлом, Джеймс Мак-Арделль, Ричард Хоустон, Валентайн Грин, Джеймс Уотсон, Чарльз Тернер, Джон Рафаэль Смит и другие, были присущи свобода и раскованность, которые позволяли забыть о тяжёлом труде гравера. В Англии меццо-тинто стало поистине национальным видом искусства, а непревзойденное мастерство английских меццотинтистов, не имевших с середины XVIII в. равных соперников в других европейских странах, породило еще одно название этой техники — «английская манера».

Меццо-тинто

Лоран Школьник Волна. 2003. Меццо-тинто

Кроме английской школы в XVII — XVIII вв., и в других странах выделялись отдельные граверы, добившиеся успехов в меццо-тинто. Во Франции это был немец по происхождению Якоб Христоф Леблон (1667 — 1741), ставший изобретателем трехцветной печати. Опираясь на научную теорию цветов Исаака Ньютона, Леблон поставил перед собой задачу получить полноценное воспроизведение масляной живописи. В ходе экспериментов он установил, что все многообразие от Международный фестиваль меццо-тинто.
3в. Нанесение краски, вытирание излишков тенков может быть достигнуто посредством смешения трех цветов: синего, желтого и красного, под каждый из которых художник гравировал отдельную доску, поочередно прокатывал и получал цветное изображение. Принцип цветоделения, открытый Леблоном, плодотворно применяется в полиграфии вплоть до наших дней, а меццо-тинтовое зерно можно считать прообразом современного офсетного растра. Так искусство в который раз за долгую историю человечества проложило новые пути для развития техники.
Однако со временем именно технический прогресс послужил и причиной упадка репродукционной гравюры. С середины XIX в. ее тиражные возможности становятся ограниченными и второстепенными, поскольку появляются фотография и фотомеханическое репродуцирование. Не миновала эта участь и «черную манеру», но парадоксальным образом отрицание функций воспроизведения и тиражирования позволило сформулировать принципы нового авторского эстампа, в русле которого продолжает развиваться современное меццо-тинто.
В мае-июне 2011 г. в Екатеринбургском музее изобразительных искусств состоялся первый Международный фестиваль меццо-тинто. В проекте приняли участие 83 художника из 30 стран мира. Пожалуй, наиболее ценным открытием фестиваля стали сами авторы, которые с энтузиазмом продолжают развивать уникальные возможности одной из наиболее изысканных и малоизвестных широкому кругу зрителей техник гравюры.

Меццо-тинто

Экспозиция Открытого конкурса в рамках Международного фестиваля меццо-тинто

На протяжении долгого времени автор видит только зеркальное отображение эскиза на поверхности медной доски. Можно предположить, что подобным искусством способны заниматься люди с особым «инверсированным» в контексте современности сознанием, ориентированным не только на достижение результата, но и находящим удовлетворение в самом многодельном процессе.
За два года поисков кураторами фестиваля было найдено не более 400 художников меццо-тинто во всем мире.
Колоссальная трудоемкость меццо-тинто оправдывается непревзойденными художественными возможностями этой техники и имеет ряд других последствий. Мастеров «черной манеры» сравнительно мало. За два года поисков кураторами фестиваля было найдено не более 400 человек во всем мире, причем в это число входят и художники с многолетним опытом работы в меццо-тинто, и начинающие. Кроме того, меццо-тинто — техника довольно дорогостоящая в силу больших ресурсозатрат гравера. Меццо-тинто позволяет получить при печати гораздо меньше оттисков (20 — 50) по сравнению с другими техниками (100 — 500), и это делает каждый оттиск более ценным. Кроме того, сложность техники диктует и отбор самого изобразительного материала: художник подходит более тщательно и ответственно к выбору темы и образа, понимая, что на их воплощение уйдут недели и месяцы работы. Резюмируя вышесказанное, можно утверждать, что меццо-тинто — это во всех смыслах элитарная техника, которая продолжает существовать только благодаря усилиям (как правило, многолетним) нескольких сотен людей, разбросанных по всему миру. Большинство стран не могут похвастаться даже одним мастером, добившимся успеха в этой технике, поэтому фестиваль изначально задумывался как международный проект.
Открытый конкурс стал самой обширной экспозицией фестиваля и объединил 190 работ. Жюри возглавила Кэрол Уокс (Carol Wax) — замечательный американский мастер меццо-тинто, автор единственной в мире монографии «Меццо-тинто. История и техника» («The Mezzotint, History and Technique»), вышедшей в свет в 1990 г. Во вступительной статье к каталогу председатель жюри так характеризует творчески насыщенную атмосферу фестиваля: «Техника меццо-тинто может послужить средством воплощения любых художественных стилей и жанров… Тем не менее, за исключением впечатляющих цветовых абстракций Каролины Кендерс, на фестивале доминировали реализм и сюрреализм. Несмотря на некоторую общность, представленные работы поражают своим разнообразием и оригинальностью. При таком количестве мастерски созданной графики и индивидуального видения сама задача присуждения наград казалась непосильной».

Меццо-тинто

Сэмюэль Коузинс. Портрет гравера Сэмюэля Коузинса 1884. С оригинала Эдвина Лонга. Меццо-тинто Коллекция Британского музея

И все же решением ри Гран-при п чил Марк Фризинг (Люксембург), автор серии огромных (в масштабах камерного искусства меццо- тинто) цветных листов, охарактеризованные Кэрол Уокс как «щемяще ностальгические, тонко выгравированные диорамы». Премия «За конгениальность техники и образного решения» была присуждена Арту Вергеру (США), добившемуся в своих работах подлинного мастерства и иронизирующего на тему «американской мечты», зам кнутого мира клонированного счастья. Ким Сюн Йон (Корея), автор серии ночных городских пейзажей, преобразованных через мотив тьмы в «другую реальность», стал обладателем премии «За верность традиции и совершенство графического мастерства».
По окончании фестиваля собрание графики музея пополнилось 94 гравюрами.
Нельзя не заметить, что предварительный отбор произведений на конкурс осуществлялся с учетом перспективы формирования в Екатеринбургском музее изобразительных искусств коллекции современного меццо-тинто. По условиям конкурса, каждый участник должен был передать в фонд музея одну из экспонировавшихся работ. Таким образом в 2011 г., по окончании фестиваля собрание графики музея пополнилось 94 гравюрами. По мысли организаторов, конкурсдолжен стимулировать авторов к созданию новых эстампов, возможно, выполненных специально фестиваля. Каждый последующий отбор ограничит хронологию работ межфестивальным периодом, промежутком в два-три года. Так, на конкурс Второго Международного фестиваля меццо-тинто будут допущены листы, созданные в 2011 — 2013 гг. Такой принцип позволит фестивалю обрести статус черезвычайно актуальной, «премьерной» площадки, а каталог проекта станет первой публикацией новых работ.
Программа фестиваля была бы немыслима без исторической части, отражающей более чем 350-летнюю историю «черной манеры». Выставка меццо-тинто из частной коллекции Андрея Леонидовича Кусакина представила так называемую россику — 25 произведений иностранных художников, работавших в России или выполнявших заказы российских правителей в XVIII — середине XIX в.

Меццо-тинто

Франциско Соуто Trivium 11.2007. Меццо-тинто Коллекция ЕМИИ

Самыми ранними в экспозиции стали листы голландских художников, прямых учеников одного из первых меццотинтистов Абрахама Блотелинга, — это «Портрет Петра 1» (1697) Якоба Голе и «Портрет адмирала Корнелиуса Крюйса» (1703) Петера Шенка. Именно голландские художники, приглашенные Петром 1, привезли в Россию наряду с другими техническими приемами и меццо-тинто, которое русские ученики называли «тущевкой».
Любопытен еще один представленный на выставке «Портрет Петра 1» (1698), выполненный уже английским гравером Джоном Смитом — вописный оригинал был написан вьщающимся художником Годфри Неллером для короля Вильгельма Ш во время пребывания русского царя в Англии в 1698 г. и ныне хранится в Кенсингтонском дворце в Лондоне. На выставке также демонстрировались произведения первоклассных английских мастеров — Валентайна Грина, Чарльза Тернера, Джеймса Уокера, Уильяма Уорда и других, слава которых распространилась далеко за пределы их родины. Судьбы некоторых английских художников на протяжении многих лет были тесно связаны с Россией. Так, в 1784 г. по приглашению Екатерины 11 в Петербург из Лондона приехал Джеймс Уокер, получивший должность придворного гравера и ставший впоследствии академиком. За восемнадцать лет, проведенных в России, Уокер создал ряд гравюр по картинам старых мастеров из собрания Эрмитажа, а таюке серию портретов членов императорской фамилии. Среди них — экспонировавшийся в ЕМИИ «Портрет Екатерины 11» (1787). Учеником Джеймса Уокера был Иван Александрович Селиванов, талантливый русский мастер «черной манеры».
На конкурс второго Международного фестиваля меццо- тинто будут допущены листы, созданные в 2011 — 2013 гг. Такой принцип позволит фестивалю обрести статус чрезвычайно актуально «премьерной» площадки
Около десяти лет, с 1819 по 1829 г., прожил в Петербурге знаменитый английский портретист Джордж Доу, работавший по приглашению Александра 1 над Военной галереей Зимнего Дворца.

Меццо-тинто

Открытая мастерская Марины Лазаревой. 14 мая 2011 г.

Хочется надеяться, что с каждым новым фестивалем зрителям и международному сообществу меццотинтистов будут открываться новые грани творчества современников. В ряду персональных выставок поражают лаконичностью высказывания работы японского мастера Катсунори Хаманиси. Уникальным экспериментом по возрождению традиций трехцветной печати являются работы французского художника Лорана Школьника. Тщательно срежиссированные натюрморты Константина Чмутина и авторская книжная иллюстрация Юрия Боровицкого еще раз напоминают об элитарном характере техники меццо-тинто. Персональные выставки Владимира Самарина и Марины Лазаревой, расположившиеся в смежных залах, стали редким примером тонкой творческой и духовной связи между мастером и учеником.
Международный фестиваль меццо-тинто уникален в силу своей специфики и направлен прежде всего на популяризацию труда художника. Это возможно через постепенное формирование среды, благоприятной для общения, сотрудничества, обмена практическим опытом между молодыми и состоявшимися мастерами, для развития у зрительской аудитории интереса и вкуса к графическому искусству. Надеемся, что Международный фестиваль меццо-тинто послужит укреплению творческих устремлений каждого, кто разделяет интерес к печатной графике в целом и этой удивительной технике в частности.
Никита Николаевич Корытин окончил Уральский государственный университет им. А.М. Горького по специальности «романо-германская филология». В2000 -2004гг. преподавал в Уральском государственном университете им. А.М. Горького и в Уральском государственном педагогическом университете. С 2005 по 2010 гг. — директор издательства «Артефакт». С 2010 г. — директор Екатеринбургского музея изобразительных искусств. Организатор и куратор многочисленных выставок и проектов музея, среди которых «Международный фестиваль меццо-тинто» (2011). Член Международной ассоциации эмпирической эстетики (IAEA). Область научных интересов: применение количественных методов в изучении художественного творчества.
Екатерина Леонидовна Корнеева окончила факультет искусствоведения и культурологии Уральского государственного университета им. А. М. Горького по специальности «Культурология». С 2010 г. работает в Екатеринбургском музее изобразительных искусств в качестве научного сотрудника сектора русского искусства. Специализируется на исследовании печатной и оригинальной графики. С 2008 г. совместно с коллегами занимается организацией Международного фестиваля меццо-тинто.