Culture and art

Культура и искусство

Мозаика Владимира Замкова

В. Замков. Культура, искусство, театр. Флорентийская мозаика. Фрагменты. Фойе культурного центра олимпийской деревни в Москве. 1980.

В. Замков. Культура, искусство, театр. Флорентийская мозаика. Фрагменты.
Фойе культурного центра олимпийской деревни в Москве.
1980.

Флорентийская Мозаика Владимира Замкова

В отличие от станковой картины мозаика — разновидность монументальной живописи, создаваемой из долговечных материалов. Так, в мозаике из камней, уложенных в стене или на полу, каждому мазку кистью как бы соответствует цветной камешек. Не правда ли, слышится что- то общее в словах «мозаика», «мазок», «муза»… Наша догадка правильна: первоначальный смысл слова «мозаика» означает картину, прославляющую муз. А поскольку музы покровительствуют различным искусствам, то и прославлять их нужно в материалах и произведениях, неподвластных действию времени.

В. Замков. Культура, искусство, театр. Флорентийская мозаика. Общий вид. Фойе культурного центра олимпийской деревни в Москве. 1980.

В. Замков. Культура, искусство, театр. Флорентийская мозаика. Общий вид. Фойе культурного центра олимпийской деревни в Москве. 1980.

Древние картины в честь муз сохранились в остатках зданий, построенных еще римлянами. Отсюда и мозаики, набранные из отдельных маленьких камешков или кусочков непрозрачного цветного стекла — смальты, получили название римской мозаики. Ее основной принцип — каждый кусочек имеет свой цвет, и мягкие или резкие переходы цвета в картине достигаются последовательным подбором и укладкой по соседству этих отдельных кусочков. Иногда они столь мало отличаются по цвету друг от друга, что удается достичь очень тонкой передачи, например, красок закатного неба с постепенным переходом от ярко-оранжевого к желто-голубому и далее к синему. Чем меньше кусочек смальты, или, как говорят, «модуль» мозаики, тем более тонким и богатым может быть этот переход от одного цвета к другому (художники обычно называют его растяжкой).
В Италии, которая славится месторождениями мраморов, было замечено, что иногда требуемый цветовой переход уже имеется в куске отполированного мрамора. И чтобы использовать красоту этого камня, можно брать не мелкие кубики размером 1 X 1 см или еще меньше, а достаточно крупные пластинки, на которых сама природа выполнила требуемую «растяжку». Первыми подобные опыты проделали
художники Флоренции. Здесь в XVI веке родилась отличная от смальтовой мраморная, или флорентийская, мозаика.
Однако вскоре обнаружилось, что если смальте можно придать практически любой оттенок, то мрамор, особенно из одного месторождения, не дает такого же разнообразия.
Постепенно появился совсем иной метод набора мозаичных произведений. Так что флорентийская мозаика отличается от смальтовой не только материалом, но и своими художественными особенностями. Римская мозаика допускает благодаря богатству цветовых переходов изображение с не очень четкими контурами, где, например, деревья могут как бы «растворяться» в воздушной среде и напоминают картины маслом или акварелью. Мраморная мозаика обычно имеет четкие силуэтные контуры рисунка, ясно отграниченные друг от друга цветовые поля. В этом отношении она ближе к цветной гравюре, отличающейся четкостью линий и ясной однородностью красочных пятен.

Мозаика Владимира Замкова

А теперь я хочу рассказать, как лет пятьдесят тому назад приехал в Москву из города Кимры мальчик Володя Замков, очень любивший рисовать. Тогда в старом московском доме на улице Стопани был открыт первый в стране Дворец пионеров, в котором в числе других создана и художественная студия. Володя принес свои рисунки, и его сразу приняли в студию. Когда ему было 14 лет, несколько его композиций опубликовал наш журнал «Юный художник». Две из них попали затем на Всемирную выставку 1939 года в Нью-Йорке, где демонстрировались в разделе творчества пионеров и школьников в советском павильоне.
Во время Великой Отечественной войны Владимир Замков служил радистом-разведчиком. После Победы работал вначале художником на киностудии, а потом поступил в Московское высшее художественно-промышленное училище.
Окончил его с отличием, получив диплом № 1, где удостоверялось, что бывший воспитанник художественного кружка при Дворце пионеров теперь является художником-монументалистом.
Если вы сегодня придете в Строгановку, то там на шестом этаже, на стенах широких коридоров, увидите работы студентов мастерской монументальной живописи профессора Владимира Константиновича Замкова, народного художника Российской Федерации. Его пристрастие в монументальном искусстве — флорентийская мозаика. Он в совершенстве овладел этой трудной и благородной техникой, изучил все известные месторождения цветных мраморов в нашей стране, виртуозно подбирает по цветам и оттенкам камни. За последние 20 лет художник создал более десяти флорентийских мозаик в Москве, Херсоне, Нальчике и других городах страны. Выполненный им в технике мраморной мозаики портрет национального героя Латинской Америки Франсиско де Миранды был передан от имени нашего правительства в дар Венесуэле, а цветной картон этого портрета хранится в Лондоне.
При чем здесь картон? После того как сделан эскиз мозаики, художник пишет — обычно на картоне, но иногда и на бумаге — свою картину в натуральный размер, как правило, темперой, реже маслом. С картона снимают кальки отдельных частей рисунка и по ним вырезают картонные шаблоны, или своего рода «выкройки», для камня. Затем художник из имеющихся кусков и пластин мрамора подбирает необходимые ему по цвету.
Из них по выкройкам-шаблонам вырезают детали будущей мозаики. Эти отдельные части все время сверяются с картоном по конфигурации и цвету. Когда детали подобраны и пригнаны друг к другу, их укладывают лицевой стороной вниз на бумагу или ткань, покрытую клеем. Клей фиксирует их положение. Затем мрамор заливается бетонным раствором с арматурой. Когда бетон затвердеет, «схватится», то можно перевернуть получившуюся плиту, соскрести с лицевой стороны бумагу или ткань, к которой был приклеен мрамор, еще раз отполировать — и мозаика готова. Так изготовляют произведения небольшого размера, вроде портрета де Миранды (116ХЮ0 см). Если же мозаика огромная — как та, что В. К. Замков делал для олимпийской деревни в Москве,— то нужно изготовить несколько десятков, а то и сотен отдельных мраморных плит.

Мозаика Владимира Замкова 2

Вот таким образом, затратив на это почти четыре года, работал Владимир Константинович над флорентийской мозаикой для культурного центра олимпийской деревни.
В результате получилось сложное и красивое произведение. Мозаика «Культура, искусство, театр» украшает фойе второго этажа здания культурного центра, откуда посетители попадают в зрительный зал. Интересно, что это произведение — мозаика не только по технике и материалу, но и по своей художественной структуре: оно состоит из отдельных, как бы не связанных между собой изображений. Парфенон, церковь Покрова на Нерли, колесница с греческой вазы, деталь древнерусского орнамента, сцены из трагедий, статуя богини победы Ники Самофракийской, кузнец, красногвардеец, японка с розой в руке, беседующая с негритянкой и рабочим в комбинезоне… Но вглядимся, как художник располагает отдельные картины, попробуем разобраться, чем они связаны. И мы увидим, что он не только кратко рассказал нам историю мировой культуры, но и показал вклад нашего народа в эту мировую сокровищницу. Он выразил идею о величайшей ценности культуры для взаимопонимания и общения между народами, общечеловеческих идеалов красоты и гармонии. Исторический мозаичный рассказ заканчивается воспроизведением статуи Венеры Милосской— к ней ведет крутая и длинная лестница. Художник хотел подчеркнуть, как труден и долог путь к истинной красоте, прекрасной гармонии, которая воплощена в искусстве и является целью всего развития культуры человечества.
Очень красив мрамор, примененный в мозаике. Художник сумел так подобрать кусочки камня, что в целом они дают богатую по оттенкам, но несколько приглушенную и спокойно-благородную цветовую гамму, соответствующую назначению здания и его общему светлому колориту.
Хочется отметить, насколько органично и целостно мозаика вписалась в данное архитектурное пространство, подошла по размеру и цвету, по своим членениям на отдельные картины. Длинная торцовая стена зала не вызывает зрительной монотонности. А главное — она подошла сюда по своему содержанию, по тем идеям, которые воплощает. Ведь это не просто театральное здание, а олимпийский центр культуры, предназначенный для общения людей разных наций, различных культур. Именно искусство, общечеловеческие культурные ценности объединяют гостей из Европы, Азии, Африки… Эта мозаика не только красива чеканностью рисунка и великллепием оттенков мрамора, она зовет нас быть достойными той великой культуры, которую человечество уже создало, хранить и приумножать ее богатства.