Culture and art

Культура и искусство

Сано ди Пьетро Казнь Иоанна Крестителя

(Ди Менчо) Сано ди Пьетро Казнь Иоанна Крестителя 1444—1450 . Дерево, темпера. 0,24 X 0,34

(Ди Менчо) Сано ди Пьетро Казнь Иоанна Крестителя
1444—1450 . Дерево, темпера. 0,24 X 0,34

(Ди Менчо) Сано ди Пьетро Казнь Иоанна Крестителя

Изображение казни Иоанна Крестителя представляет собой фрагмент не дошедшего до нас живописного ансамбля. Второй фрагмент со сценой танца Саломеи хранится в Музее изобразительных искусств в Будапеште. Существует предположение, что обе доски первоначально входили в состав пределлы полиптиха Сано ди Пьетро из Картинной галереи в Сиене. Если это так, то перед нами — одно из первых достоверных произведений художника, более ранние работы которого пока не обнаружены.

Хотя творчество Сано ди Пьетро хронологически принадлежит зрелому кватроченто, по характеру живописного языка большинство его произведений — ив первую очередь эта сцена казни Крестителя — еще всецело связано с изобразительной системой если не XIV, то, во всяком случае, раннего XV века. Игрушечная, словно картонная, архитектура, чем-то похожая на выгородку на сценической площадке, перспектива слишком старательно вычерчена, и в самой этой старательности обнаруживается некоторая неуверенность, словно художник еще не вполне освоился с приемами ее построения; слишком большие по сравнению с архитектурой фигуры существуют еще не в трехмерно организованном пространстве, но как бы на фоне его.
Необычна для середины XV века даже самая условность архитектурного мотива, похожего скорее на штудии перспективного построения, нежели на изображение темницы, то есть вполне определенного типа сооружения. С самых первых лет XV века итальянские живописцы были до такой степени увлечены пафосом архитектурных проектов и архитектурных свершений своего времени, одержимого манией строительства, что изображение такой абстрактной архитектурной коробки, такой условной пространственной выгородки было возможно только в архаизирующей атмосфере сиенской живописи, в которой сформировался Сано ди Пьетро. Так же архаично и построение фигур, еще вполне готических. Но особенно архаично освещение, не имеющее определенного внешнего источника. Свет не падает на предметы, а словно высвечивает их изнутри— прием, характерный для живописной системы средневековья. Тени цветные, они даются сгущением, интенсификацией основного цвета, а не приглушением его. Тень — одно из открытий кватрочентистской живописи — здесь полностью отсутствует. В мире, созданном кистью Сано ди Пьетро, фигуры не отбрасывают теней, в нем нет предметов освещенных, зато много светоносных цветов — ярко-розового, алого, здесь есть золото, против которого так страстно протестовали теоретики нового ренессансного искусства, усматривая в нем пережиток варварского средневековья. Сано ди Пьетро еще всецело заворожен красотой блестящих золотых поверхностей, и они органично входят в колористический строй его картины, усиливая ее сияющую цветность. Представленная им сцена драматическая, даже трагическая по своему сюжету, торжествующе праздничная и сияющая по колориту; и в этом смысле она также сохраняет свою принципиальную связь со средневековым живописным видением, для которого семантическая роль цвета заключалась не столько в передаче реальной окраски предметов, не столько в раскрытии сюжетно-драматической ситуации, сколько в просветлении и утончении материального, в приобщении его к сфере духовных ценностей. Картина поступила в музей в 1909 году как дар И. С. Щукина.