Culture and art

Культура и искусство

Скульптуры Виктора Фетисова

В. Фетисов. А. С. Бежевец, заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза. Бронза, гранит. 1982.

В. Фетисов. А. С. Бежевец, заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза. Бронза, гранит. 1982.

Скульптуры Виктора Фетисова

Лейтмотив творчества волгоградского скульптора В. Фетисова выявляют его же собственные слова: «Хочу воспеть мужество и красоту человека сильного». И это желание отобразить силу, внутреннюю красоту людей чувствуется в его работах, в выборе сюжетов и персонажей. С самого начала самостоятельной профессиональной деятельности тема подвига и героизма стала для него ведущей. Сразу же определился и любимый жанр — портрет.

В. Фетисов. В. В. Горбатко, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза. Бронза, гранит. 1984.

В. Фетисов. В. В. Горбатко, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза. Бронза, гранит. 1984.

В. Фетисов родился и вырос в Волгограде. Здесь занимался в изостудии Дворца пионеров. Затем — Пензенское художественное училище имени К. А. Савицкого, Харьковский художественный институт, Ленинград, где в 1963 году окончил скульптурный факультет института имени И. Е. Репина. Студентом Виктор попал в группу скульпторов-ленинградцев, приглашенных народным художником СССР Е. В. Вучетичем для работы на Мамаевом кургане: молодой скульптор гордился тем, что довелось трудиться над созданием известного всему миру волгоградского мемориала.
Героями произведений Фетисова стали первостроители Сталинградского тракторного и ветераны войны — участники Сталинградской битвы, прославленные рабочие, механизаторы сельского хозяйства, ударники труда. Особое место в портретной галерее скульптора занимают люди редкой, почетной и опасной профессии — летчики-испытатели.
Один из них — Александр Васильевич Федотов, выдающийся испытатель, лауреат Ленинской премии, Герой Советского Союза. Его называли современным Чкаловым, летчиком № 1 наших дней. Федотову принадлежат 18 мировых рекордов — многие из них не удалось превысить и сегодня. Никто, например, до сих пор не летал на самолетах выше него.
— Александр Васильевич мой земляк,— рассказывает скульптор.— Но познакомились мы в Москве. С первой же встречи он очаровал меня. Сначала как-то даже не верилось, что этот удивительно простой, обаятельный человек и есть тот Федотов, о котором ходили самые, казалось бы, невероятные легенды, который участвовал в создании буквально всех новых видов самолетов. Непросто было уговорить его позировать: к подобным просьбам он относился с юмором, старался вежливо перевести разговор на другую тему. Я лепил его в Волгограде — он часто приезжал туда к матери.
Ростовой портрет летчика Фетисов задумал уже после первой встречи с ним: хотелось передать состояние человека, только что ступившего на землю после очередного полета, сопряженного, быть может, с риском для жизни. Он стоит на траве аэродрома, еще не остывший от напряжения. Глядя в такое высокое голубое небо, с которым он только что был на равных, летчик сбрасывает тесный, мешающий дышать здесь, на земле, высотный костюм. Чуть заметна улыбка на лице: он доволен выполненной работой, рад свиданию с землей.

Скульптуры Виктора Фетисова

В. Фетисов. А. В. Федотов. После полета Алюминий. 1985.

Совсем по-иному воспринимается полуфигурный бронзовый портрет А. С. Бежевца, заслуженного летчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза. Это образ строевого командира, генерала. Он тоже много летал, испытывал новую авиационную технику, уже по его виду можно судить, что это человек хладнокровный, обязательный, четкий во всех делах — даже в мелочах. Скульптор показал его в характерной позе: Александр Саввич наблюдает за полетами. Созданный образ исполнен спокойствия и уверенности: видно, что за спиной этого человека немалый жизненный опыт, что он выполнит любое задание Родины.
Фетисов лепил портреты многих летчиков-испытателей. И естественно, мечтал создать образ того, на чьих машинах летали его герои, становились властелинами неба.
— С Ростиславом Аполлосовичем Беляковым, генеральным конструктором ОКБ имени А. И. Микояна, академиком, дважды Героем Социалистического Труда, меня познакомил Федотов,— вспоминает скульптор.— В нем действительно было что-то необычное, чувствовалось, что перед вами человек огромной внутренней силы и убежденности. Выразительна его внешность: могучий лоб, сосредоточенный взгляд, плотно сжатые губы. Весь облик говорил о решительности, твердости характера и в то же время покорял интеллигентностью.
Большая загруженность Р. А. Белякова долго не давала возможности скульптору приступить к портрету авиаконструктора.
— Приходилось только удивляться, как человек может столько работать! — продолжает Фетисов.— Я лепил его летом на даче (и здесь он опять-таки весь в трудах!) в редкие минуты отдыха. Сделал небольшого размера портрет из глины, который ему понравился. Затем выполнил изображение в дереве — был у меня хороший дубовый кряж — и все думал: кого бы запечатлеть в этом благородном материале. А когда вылепил Белякова, увидел, что Ростислав Аполлосович как никто другой подходит для осуществления этой идеи.
В портрете Белякова скульптор живо передал внутреннее благородство, одухотворенность натуры. На нас смотрит человек как бы осененный захватившей его идеей.
Добрая дружба связывает Виктора Фетисова и с космонавтами. Его персональная выставка с успехом демонстрировалась в Звездном городке. Среди созданных им образов — несколько работ, посвященных покорителям космоса, людям самой молодой на земле профессии, рожденной XX веком.