Culture and art

Культура и искусство

Сокровища Матенадарана

Художественные сокровища Матенадарана

Матенадаран. Архитектор М. Григорян. 1959.

Художественные Сокровища Матенадарана

В отличие от памятников зодчества и монументальной живописи, которые можно увидеть на месте, в отличие от станковой живописи и скульптуры, изделий декоративно-прикладного искусства и мелкой пластики, которые экспонируются в музеях, образцы книжной живописи значительно менее доступны зрителю, ибо никакая выставка не может дать полного представления о них. Книгу нужно держать в руках, самому листать, рассматривать вблизи.

Сокровища Матенадарана

Аварайрская битва. Мозаика в вестибюле Матенадарана. Художник В. Хачатрян.

Среди их многоязычного говора особенно часто слышна армянская речь. Это — потомки тех армян, которые в разное время, с VII по XX век, были вынуждены оставлять родину и искать пристанища в странах Европы, Азии и Америки.
В 387 году Армения, некогда великое государство, была поделена на две части своими соседями, двумя могущественными соперниками — византийцами и персами — и встала перед опасностью потери своей национальной сущности.
В начале того же века Армения приняла христианство в качестве официальной религии. Но вплоть до конца IV века оно не получило здесь повсеместного и широкого внедрения в гущу народных масс, среди которых ещё живучи и стойки были языческие представления и обычаи. Культ местных божеств и героев имел в Армении древнюю традицию, пустившую глубокие корни и закреплённую устным и изобразительным творчеством. Традиция эта была столь прочной, что пережитки её обнаруживаются и в дальнейшем, уже в эпоху развитого и даже позднего средневековья.
Но не только стойкость старого культа мешала распространению новой религии. Не меньшим препятствием было и то обстоятельство, что за неимением собственной письменности богослужение в церквах велось на сирийском и греческом языках.
Между тем в сложившейся историко-политической обстановке именно христианство могло явиться той силой, которая была способна сцементировать нарушенное политическое единство армян.
Это понимали лучшие сыны Армении, и среди них в первую очередь Месроп Маштоц, один из образованнейших людей своего времени. Озабоченный судьбами родины, он принимает (в последние годы IV в.) монашеский сан и отправляется с учениками проповедовать христианство в отдалённых областях Армении и здесь особенно ясно осознаёт всю необходимость армянской письменности. И тогда Маштоц берётся за грандиозное дело — создание алфавита. Несколько лет он проводит в напряжённом труде, изучая местные диалекты и выявляя в них существенные и общие качества; он обращается также к алфавитам народов, уже имеющих свою письменность. И, наконец, в 405 году находит блестящее решение своей сложной задачи. С этого времени и по сей день армяне пользуются алфавитом, изобретённым Маштоцем.

Художественные сокровища Матенадарана

Эфиопская рукопись.

Ученик и биограф Месропа Корюн в своём «Житии Маштоца» объясняет его успех вдохновением, снизошедшим на него свыше. Нам ясно в наши дни, что этим великим открытием мы и в самом доле обязаны «дару божьему» — гению Маштоца.
Зарождение письменной культуры на территории Армении восходит, по имеющимся в данное время сведениям, ко времени древнего государства Биайнили, более известного под его ассирийским названием Урарту, в котором жили предки армян. Письменность Урарту предстаёт в форме клинописи, существовавшей с IX по VII век до н. э. Документов же, написанных на древнеармянском языке, в период от образования армянского государства и до V века, до изобретения алфавита Маштоцем, пока не обнаружено. (Сохранились лишь надписи на арамейском, греческом и латинском языках.)
Истории известны алфавиты, бесследно исчезнувшие с лица земли, одни — после длительного существования, другие — вскоре после своего изобретения. Живучесть месроповского алфавита объясняется его совершенством. Он соответствовал требованиям древнеармянского языка эпохи Маштоца, он соответствует и теперь требованиям современного армянского языка, с исключительной полнотой выявляя его фонетическое богатство.
Совершенна и эстетическая сторона месроповского алфавита.
Вскоре после создания алфавита персами была упразднена династия армянских Аршакидов, царствовавшая в Восточной Армении. Но страна продолжала сохранять внутреннюю автономию; к тому же она была совершенно независима от персов в духовной жизни. Христианство сделалось в Армении в этот период (как, впрочем, и впоследствии, на протяжении всего средневековья) символом национальной самостоятельности. Эту роль христианской церкви прекрасно понимали как сами армяне, так и персидский двор. В середине V века персидский царь Ездигерд II направил армянским князьям — нахарарам грамоту с предложением отречься от христианства и принять маздеизм. Армяне ответили на это вооружённым восстанием. 26 мая 451 года шестьдесят шесть тысяч армян под руководством спарапета Вардана Мамиконяна сразились на Аварайрском поле с двухсотдвадцатитысячной персидской армией. Эта неравная героическая борьба, в которой на поле битвы пал цвет армянской нации, заставила персов временно отказаться от посягательств на духовную независимость армян.
Борьба возобновилась в 480-х годах под предводительством Ваана Мамиконяна, и в 484 году сасанидский правитель был вынужден объявить свободу вероисповедания.

Сокровища Матенадарана

Вид из окна Матенадарана.

Мы видим окаменелую рукопись и остатки обуглившихся книг, самую большую (70,5 х 55 см) и самую маленькую (4 х 3,5 см) армянские рукописи, упомянутое выше сочинение Егише с изображением Аварайрской битвы и книгу церковных песнопений, записанных древней армянской нотописью, манускрипт с рецептами средневековых лекарств, пособия по астрономии и карты, чеканные и филигранные оклады и вышитые чехлы, а также рукописные памятники иноязычных культур: древнееврейскую рукопись на коже, древнеиндийскую — на пальмовых листьях, фрагменты из эфиопских, финикийских, персидских и других манускриптов. Но особенно привлекательна центральная витрина: в ней выставлен ряд шедевров знаменитой армянской миниатюры, ставшей наряду со средневековым зодчеством гордостью армянского искусства.
А из окна выставочного зала открывается вид на величественную панораму Арарата, у подножия которого бурлит современный Ереван.
Надо отметить, что для деятелей армянской культуры средневекового периода, как, впрочем, и для деятелей других народов в эту эпоху, была характерна энциклопедичность. Историки и поэты оставили произведения философского характера либо сосредоточили в своих сочинениях мысли, представляющие интерес для истории философии. Один и тот же учёный совмещал в себе математика и географа, философа и космографа. Составитель судебника писал также и басни. Произведения исторического жанра с полным правом входят и в историю художественной литературы.
В Матенадаране сосредоточено свыше восьмидесяти сочинений средневековых армянских историков и летописцев, благодаря которым с определённой полнотой вырисовывается прошлое страны.
Труды по истории Армении появились сразу же после изобретения алфавита.
Армянские историки V века посвятили свои работы важнейшим событиям национальной истории: Агафангел — крещению армян, Корюн — созданию алфавита, Егише — героической борьбе с персами.

Художественные сокровища Матенадарана

Геометрия Авиценны.

Но совершенно исключительная фигура среди всех армянских историков V века — это Мовсес Хоренаци, «отец армянской историографии», автор первой целостной и систематической «Истории Армении» с древнейших времён до V века.
Период с VII по XII век представлен в трудах целого ряда авторов, таких, как Себеос, Ованес Мамиконян, Гевонд, Аристакес Ластивертци, Ованес Драсханакертци, Товма Арцруни, Асохик, которые дают нам широкую картину жизни Армении и сопредельных с ней стран в эпоху арабского господства и последующего нашествия турок-сельджуков.
Походы крестоносцев, завоевания монголов, туркменов, персов и турок-османов, взаимоотношения армян с Византией, Ираном и странами Европы — вот неполный перечень событий, запечатлённых в работах Матевоса Урхаеци, Вардана Аревелци, Киракоса Гандзакеци, Смбата Гундестабля, Историка Гетума, Товмы Мецопеци, Аракела Даврижеци и многих других историков как коренной Армении XII — XVII веков, так и Киликийского армянского государства.
Помимо крупных исторических трудов сохранились также и мелкие хроники, разбросанные среди памятных записей рукописей. В Матенадаране имеется пять тысяч книг с подобными записями исторического характера.
Памятники армянской историографии исключительно ценны не только для арменистики, но также и для востоковедения и кавказоведения в целом, поскольку в армянских источниках широко отражена и жизнь многих соседних народов.
И здесь в первую очередь следует отметить «Историю агван Мовсеса Каланкатваци» (VII в.), посвящённую, в основном, истории восточных областей Армении (Арцах, Утик и другие), и где освещена также история кавказских албанцев, христианских племён, живших на север от реки Куры.
О высоком уровне, которого достигла философская мысль в Армении начиная с эпохи поздней античности и вплоть до нового времени, свидетельствуют сочинения тридцати философов, хранящиеся в Матенадаране.
Как и историография, философская наука сложилась и оформилась в Армении в V веке. Одним из первых армянских философов был Езник Кохбаци, ученик Маштоца. Его «Опровержение ересей», направленное против древних языческих учений, является незаменимым источником по языческим верованиям армян.
«Определение философии» — основной труд крупнейшего философа армянского средневековья Давида Анахта (V — VI вв.) посвящён теории познания и логике. Давид —первый армянский учёный, определивший задачи философии и круг проблем, которые она призвана разрешить. В Матенадаране — около пятисот рукописей с сочинениями Давида и комментариями к ним.

Художественные сокровища Матенадарана

Еврейская рукопись на коже.

Наряду с оригинальными трудами надо отметить и древнеармянские переводы философских и богословских произведений античных и раннесредневековых авторов, выполненные в V — VII веках учениками Маштоца и представителями так называемой «грекофильской школы». Переводы эти отличаются, как правило, большой точностью и доносят оригиналы в неискажённом виде.
Это делает их исключительно ценными не только в тех случаях, когда они уникальны, то есть первоисточник утрачен и сохранился лишь перевод на армянском языке, но и когда имеется греческий же, скажем, текст, но поздний, отошедший от подлинника.
Труды Ованеса Саркавага Имастасера (XI — XII вв.), признававшего первостепенную роль опыта в познании мира, Ованеса Ерзнкаци (XIII в.), считавшего первопричиной возникновения жизни материю, Вахрама Рабуни (XIII в.), утверждавшего, что предметы существуют независимо от чувств человека, Овнана Воротнеци (XIV в.) и Григора Татеваци (вторая половина XIV — начало XV в.), защищавших тезис о первичности и объективности мира и вторичности ощущения, — отражают развитие армянской философии последующих периодов.
На рубеже XII — XIII веков выдающийся общественно-политический деятель Мхитар Гош составил первый армянский судебник.
До того в Армении пользовались обычным правом, а также «Книгой канонов», в которую входили каноны, установленные «отцами церкви», и ряд других, приписываемых Григорию Просветителю, Нерсесу Великому, Сааку Партеву , Мовсесу Хоренаци, Егише, Езнику Кохбаци и другим авторам.

Художественные сокровища Матенадарана

Древнерусская рукопись.

Судебник Мхитара Гоша применялся в качестве руководства как в коренной Армении, так и в армянских поселениях за её пределами, а позднее — и в Грузии. Он был использован также и Смбатом Гундестаблем, выдающимся учёным и военачальником, при составлении им судебника Киликийского армянского государства.
Среди большого количества манускриптов Матенадарана по естественным и точным наукам наиболее значительны сочинения основоположника этих дисциплин в Армении Анания Ширакаци (VII в.) — математика, географа, космографа и метеоролога, фигуры исключительной по широте интересов и глубине догадок.
Работы Ованеса Саркавага по математике, космографии, теории календаря, космографические сочинения Нерсеса Шнорали (XII в.) и Ованеса Ерзнкаци, математические исследования Мхитара Анеци (XIV в.), учебник математики (XV в.), в котором алфавитная система цифр заменена арабской, и многие другие труды средневековых армянских учёных хранятся в Матенадаране.
Ещё Мовсес Хоренаци сообщает, что уже в IV веке в Армении существовали лечебницы. Самое древнее армянское пособие по медицине дошло до нас от XI века.
«Утешение при лихорадках» — главный труд знаменитого армянского врача Мхитара Гераци (XII в.), в котором выявлены симптомы и рекомендованы методы лечения ряда эпидемических заболеваний. В то время как современные ему европейские врачи считали необходимым в любом случае «отворять кровь», Гераци доказывает, что при этом надо учитывать характер болезни и состояние больного. Десятью трудами представлен в Матенадаране другой выдающийся врач, живший в XV веке, Амирдовлат Амасиаци. Сохранились также фармацевтические сборники и пособия по лекарственным травам.
Драгоценная часть собрания Матенадарана — памятники художественной литературы. Как уже говорилось, порой трудно провести чёткую грань между произведениями исторического жанра и художественной прозой эпохи средневековья, так как высокое совершенство формы делает большую часть исторических сочинений прекрасными образцами художественной литературы.

Художественные сокровища Матенадарана

Грузинская рукопись.

Богата и многообразна средневековая армянская поэзия, представленная в Матенадаране творчеством пятисот сорока поэтов. Это и поэзия «Шаракана», сборника религиозных песен, составлявшегося на протяжении восьми веков (с V по XIII в.) и включающего произведения восемнадцати авторов, в том числе Месропа Маштоца и Саака Партева, Мовсеса Хоренаци, Нерсеса Шнорали, Нерсеса Ламбронаци (XIII в.), Ованеса Ерзнкаци. Это и вдохновенная «Книга скорбных песнопений» гениального Григора Нарекаци (X в.). Это и лирика, представленная целой плеядой блистательных имён, таких, как Ованес Ерзнкаци, Фрик (XIII — XIV вв.), Константин Ерзнкаци (XIII — XIV вв.), Аракел Багишеци (XIV в.), Мкртич Нагаш (XV в.), Ованес Тлкуранци (XV в.), Григорис Ахтамарци (XVI в.) и Наапет Кучак (XVI в.). Это и пришедшая в эпоху позднего феодализма на смену средневековой лирике поэзия ашугов — народных певцов, среди которых первое место принадлежит Саят-Нове (XVIII в.). И образцы народной поэзии.
Среди памятников художественной литературы особое место занимают басни и прежде всего большие сборники Мхитара Гоша, создателя армянского судебника, и Вардана Айгекци (середина XIII в.).
Средневековая армянская музыка — церковная и светская — сохранилась во многих рукописях Матенадарана. В большинстве своём она записана древнеармянской нотописью — «хазами».
Считается, что «хазы» появились в VIII веке и были введены выдающимся деятелем армянской церкви Степаносом Сюнеци. Утерянный уже в XVI веке секрет «хазовой» нотописи ныне расшифровывается учёными.
Отмеченные выше труды по различным областям средневековой армянской культуры хранятся в Матенадаране — одни во многих списках, позволяющих составить так называемую «критическую редакцию», другие же — в единственных экземплярах, причём часто это уникальные рукописи, имеющиеся лишь в Матенадаране. Так, например, Матенадаран обладает единственным дошедшим до нас экземпляром труда Езника Кохбаци «Опровержение ересей». Только в одной из матенадаранских рукописей сохранился алфавит кавказских албанцев.
Есть предположение, что даже в библиотеке Улугбека имелись книги, вывезенные из Армении, вероятно, ещё его дедом Тимуром.

Художественные сокровища Матенадарана

Латинская рукопись.

Впрочем, в более позднее время их чаще всего похищали в надежде на продажу. Уже в V веке Эчмиадзин потерял своё привилегированное положение: в 484 году престол католикоса (главы армянской церкви) был перенесён в Двин, что, естественно, сказалось и на состоянии книгохранилища. В условиях непрекращающихся нашествий оно приходит в запустение, в котором находится до 1441 года, когда резиденция католикоса была вновь водворена в Эчмиадзин.
Приходилось прятать рукописи и от ереванского сардара (наместника персидского шаха в Армении), дабы не разжечь его корыстолюбие. И только в первой половине XIX века, после присоединения части Восточной Армении к России, появилась возможность поместить их в специальные шкафы, систематизировать и составить каталоги. В начале XX века в коллекции Эчмиадзинского патриархата насчитывалось четыре тысячи шестьсот шестьдесят рукописей.
Однако мирная обстановка вскоре прерывается новой трагедией, беспримерной даже в истории армянского народа. Разражаются первая мировая война и события 1915 года. Рукописи приносили с собой беженцы из Западной Армении, часть же была доставлена специальной комиссией Российской Академии наук, посланной в Турецкую Армению, но заставшей здесь уже безлюдные города и сёла.
17 декабря 1920 года правительство Советской Армении издаёт декрет о национализации Эчмиадзинского книгохранилища.
Матенадаран — не только хранилище, но и научно-исследовательский институт, где над древними рукописями работают учёные различных специальностей: историки и философы, филологи и искусствоведы, врачи и химики. Их трудами выявляются всё новые и новые материалы по истории и истории культуры Армении, до того скрытые в старых манускриптах; Матенадаран постепенно открывает свои тайны. Переводятся с древнеармянского на современный армянский и русский языки сочинения средневековых авторов, публикуются памятные записи рукописей, издаются альбомы с образцами замечательной армянской миниатюры.

Художественные сокровища Матенадарана

Древнеиндийская рукопись на пальмовых листьях.

Помимо изучения и публикации большое внимание уделяется в Матенадаране и хранению рукописей. Реставраторы восстанавливают обветшавшие переплёты и «лечат» пергаменные листы. Художники-копиисты делают документальные копии с ценнейших образцов живописи: эти дубликаты заменяют в необходимых случаях драгоценные оригиналы.
Поскольку в трудах армянских авторов сохранились сведения и о других странах и народах, прежде всего сопредельных с Арменией, то коллекция Матенадарана представляет интерес не только для учёных-арменистов, но и для всех тех, кто занимается проблемами истории и культуры стран Ближнего Востока. Поэтому Институт древних рукописей имени М. Маштоца (Матенадаран) привлекает к себе учёных со всех концов Советского Союза; связан он и с научными центрами многих стран мира.
Но для широких масс Матенадаран — это прежде всего музей, музей армянской культуры. История культуры и искусства любой страны — это история самого народа. Она помогает глубже понять и ближе познакомиться с ним, с национальными особенностями его характера, сложившегося в течение веков. И в этом смысле Матенадаран является уникальным памятником — свидетельством высокого уровня духовной культуры одного из древнейших народов нашей страны, свидетельством того, как «горсть народа отстаивает в определённых, строго очерченных пределах территории свою культурную самостоятельность, отстаивает её в прямой или косвенной борьбе с величайшими державами мира. Эти мировые державы — ассирийская, ахеменидско-персидская с мидянами, греко-македонская, парфяно-персидская, сасанидско-персидская, арабская, византийская. Все они по очереди одна за другой сходят в могилу, но горсть народа продолжает отстаивать свою культурную самостоятельность. Она, эта горсть народа, в непрерывной борьбе теряет государственность и снова её восстанавливает. И всё-таки она, эта горсть, уже горсточка народа, с неослабленным усердием отстаивает свою культурную самостоятельность. И речь идёт именно о борьбе за заветные, с незапамятных времён наследованные культурные ценности.».