Culture and art

Культура и искусство

Станислав Михайлович Никиреев

Станислав Михайлович Никиреев

С. Никиреев. Зима. Офорт. 1973.

Художник Станислав Михайлович Никиреев

В век ускоренного научно-технического прогресса с каждым годом возрастает наша ответственность за сохранение «зеленого друга».
Страстными пропагандистами охраны окружающей среды выступают ученые, государственные и общественные деятели нашей страны, журналисты, и писатели. Среди художников разных эпох наш современник с особым пристрастием выделяет певцов родной природы. Они. не только доносят до нас красоту и гармонию окружающего мира, пытаясь проникнуть в его сокровенный смысл. Ощущая себя„ составной частью природы, эти художники указывают нам пример творческого и трепетного отношения к ней.

С. Никиреев. Соловьиные места. Офорт. 1972.

С. Никиреев. Соловьиные места. Офорт. 1972.

Художник Никиреев получил из Средней Азии посылку. Никто из домашних не удивился, когда из нее выпал жук: ведь Станислав Михайлович давно собирает коллекцию насекомых. В другой раз пришла бандероль с Дальнего Востока, а в ней прекрасная бабочка-траурница. Художник нагнулся, чтобы разглядеть ее, и вдруг бабочка шевельнула крыльями. Всю почтовую дорогу она спала…
Травинка — мир. А дерево? Да это целая вселенная: живность на коре и под корою, на листьях и под листьями, она ютится в выступающих из земли корнях и на ветках, устремленных в небо…
Трудно ли рисовать дерево? Попробуйте. Сядьте перед осенним или весенним деревом и разглядите сложнейшее плетение его ветвей. Толстые ветви покрыты почти такой же грубой корой, как ствол. Тоненькие веточки с нежнейшей кожицей тонут в поднебесной лазури. Случается, что на самой высокой и гибкой качается в небесах птица… А вот ветвь, отделившись от ствола, идет прямо на тебя. Она колышется, изгибается, меняет форму. Нарисовать ее так же трудно, как нарисовать руку в ракурсе… И все дерево колеблется под ветром, шевелится, живет. Движение ветвей открывает их особую пластику, которой не может не залюбоваться художник. И еще — посмотрите! — при ярком солнце все дерево опутано сеткой движущихся теней. Кружевные тени тонких веточек четко рисуются на освещенном стволе, а сам ствол бросает на ветви угольно-черную густую тень.

С. Никиреев. Яблоня цветет. Офорт. 1978.

С. Никиреев. Яблоня цветет. Офорт. 1978.

Как художник Станислав Михайлович Никиреев больше всего любит пейзаж. А в пейзаже — дерево. В его пейзажах много обнаженных и полуобнаженных деревьев, через прозрачную крону которых виден далекий мир. Он любит рисовать зимние деревья в инее, или весенние цветущие, или осенние, теряющие последние листья. Ведь принцип строения деревьев понятен лучше тогда, когда листья еще не вполне распустились.
Почти каждый серьезный художник внимательно изучает деревья.
В «Трактате о живописи» Леонардо да Винчи написал целую главу — «О деревьях и зелени». Прочтите эту главу. Вы узнаете, как ветвятся деревья и по какому закону трескается их кора, какие цветы на кусте распускаются первыми и какие осенние листья задерживаются на дереве дольше всего, как располагаются в воздухе легкие цветущие ветви плодового дерева и как меняется их форма осенью под тяжестью зрелых плодов.
На своих картинах он оставил нам гудящие леса и гордо растущие среди полей могучие, раскидистые деревья. Шишкин требовал от художника, чтобы по рисунку можно было узнать не только породу дерева, но его возраст, определить, где оно растет — в полутемной чаще или на вольном просторе.

Станислав Михайлович Никиреев

С. Никиреев. Последние листья. Офорт. 1976.

Для истинного художника изображение дерева не самоцель. Глядя на офорты Никиреева, мы догадываемся, что чувствовал их автор, о чем размышлял, и сами проникаемся его мыслями и переживаниями.
Около дома липа у меня растет. Я рисовал ее в первый раз в 1947 году. И в этом году, тридцать лет спустя, рисовал. Дупло у нее появилось. Ветви ее до самой земли спустились и образовали шатер, полный зеленого, окрашенного цветом листвы света… Рисовал я и о жизни своей размышлял: вот передо мной давно знакомое дерево, дерево моего детства…
Чем сложнее и глубже чувство художника, которое он хочет передать зрителю, тем лучше, тоньше, сложнее должен быть рисунок. Никиреев мастерски владеет техникой офорта. Его штрих может передать белизну и легкость снега, сверкание инея, твердость камня, шероховатость древесной коры, гибкость травинки — все качества разнообразнейших предметов, изображенных им в картинах жизни природы и человека.

Станислав Михайлович Никиреев

С. Никиреев. Бабочки. Офорт 1976

Картины эти такие полные и такая многообразная в них жизнь, что хочется вглядываться в них долго-долго, открывая для себя каждый раз что- то новое.
Вот перед нами «Весенний пейзаж». Через деревья, растущие на берегу пруда, мы видим дорогу. Катится телега, четко рисуется сидуэт прекрасного белого коня, А вдали, сквозь путаницу ветвей, виден повод. Так и слышишь, как глухо на стыках рельсо» постукивают колеса. Легковая машина ждет переезда, и спешит к шлагбауму мотоцикл. А в голых вершинах деревьев кипит жизнь. Надежно сплетенные гнезда качаются в тонких ветвях, и мы видим птицу-хозяйку со строительным прутиком в клюве: птица летит к гнезду…
Этой весной художник сделал офорт «Яблоня цветет». Тысячи белых лепестков, как крылья бабочек, развернулись на ветвях дерева. На офорте, как и в самой природе, нет двух одинаковых цветков: каждый изображен в ему одному присущем сложном повороте. Давно облетела нарисованная Никиреевым яблоня. Но на офорте остался ее «портрет» — многосложное изображение радостно цветущего дерева.

С. Никиреев. Роза. Офорт. 1973.

С. Никиреев. Роза. Офорт. 1973.