Culture and art

Культура и искусство

Сухроб Курбанов

Сухроб Курбанов

Сухроб Курбанов

Сухроб Курбанов

Кажется, никто еще не объяснил, почему один человек становится художником, а другой — нет, хотя в детстве рисуют все. Но, как убеждает жизнь, если не художником, то человеком, понимающим изобразительное искусство, может стать каждый. Важно лишь дать возможность прорасти тому зерну творческих способностей, которое заронено в душу любого.
Все так и случилось в жизни Сухроба Курбанова.

С. Курбанов. Советский Таджикистан. Темпера. 1974.

С. Курбанов. Советский Таджикистан. Темпера. 1974.

Способности его были замечены рано. Он занимался в Душанбинском художественном училище, затем учился в Московском художественном институте имени В. И. Сурикова. Вернувшись на родину, в Таджикистан, стал делать монументально-декоративные росписи, оформлять выставки. Увлекся художественным ткачеством и вместе со своим другом Дотом Абдусаматовым создал несколько огромных тематических ковров. Не оставлял Сухроб живопись и графику — писал картины, натюрморты, портреты. Из каждой поездки привозил множество набросков. Недавно он выполнил цикл иллюстраций к произведениям основоположника советской таджикской литературы Садриддина Айни.
В конце прошлого года Сухроб Курбанов стал лауреатом премии Ленинского комсомола. Молодежь Таджикистана избрала его делегатом XVIII съезда ВЛКСМ.
Сухроб всегда ставит себе цель чуть выше, чем та, которой, казалось, он может сегодня достигнуть. Никто не писал в Таджикистане тематических монументальных панно, а он взялся за новое дело. В Доме политического просвещения, современном здании на главной улице Душанбе, одну из стен заняло его панно «Советский Таджикистан».
Никто не делал в республике таких ковров — не с орнаментом, растительным или геометрическим, а тематических, тканых картин. Сухроб решился. И вот на гобеленах в новой гостинице появились танцоры и музыканты. На ковре, украшающем республиканскую библиотеку имени Фирдоуси, возник силуэт великого поэта, сцены из его поэмы «Шах-Наме». Яркие, веселые гобелены с изображением жонглеров и акробатов заняли совсем недавно свое постоянное место в новом здании цирка.

С. Курбанов. Ленин. Революция. Художники. Темпера. 1977.

С. Курбанов. Ленин. Революция. Художники. Темпера. 1977.

Нелегкое дело — соткать ковер. Из хитросплетения нитей рождается изображение, изображения складываются в узор. Ткань плотна и тепла, поэтому в холодноватые стеклянные пространства современных зданий она приносит с собой не только красоту, но тепло и уют. У этих гобеленов хорошо постоять и подумать. Ну хотя бы о том, что, как в узоре таджикского ковра объединяются разные по цвету, по фактуре нити, так и в творчестве Сухроба Курбанова органично сплетаются народные традиции, почерпнутый в Суриковском институте многообразный опыт советского декоративно-монументального искусства, сегодняшний день республики с его динамичным ритмом, образами новых людей, духом человеческого единения.
Радостно ощутить себя причастным к великим свершениям нашего времени. Сухроб Курбанов и другие молодые таджикские мастера тесно связаны с жизнью нашей Советской Родины. Маршруты их творческих поездок не ограничены пределами республики. А это дает им широту кругозора, побуждает к совершенствованию профессионального мастерства, укрепляет в душе интернациональное чувство братства советских народов.
У каждого художника свой путь к высотам мастерства. Но никому не удается пройти его легко и скоро. Порой он труден и неизведан, как подъем на горные вершины. Все может встретиться на этом пути — сомнения и творческое озарение, отчаяние и преодоление. Других путей художнику не дано. Сухроб Курбанов понимает это. И пусть его восхождение будет успешным.