Culture and art

Культура и искусство

Усадьба-музей Л. Н. Толстого

Усадьба-музей Л. Н. Толстого

Усадьба-музей Л. Н. Толстого в Москве. Фасад дома.

Усадьба-музей Л. Н. Толстого в Москве

Деревянный этот особняк приютился на одной из тихих старомосковских улочек. Не сразу его и заметишь за высоким забором. Два этажа, небольшой флигель, хозяйственные постройки. В глубине сад. Типичная, что называется, городская усадьба начала прошлого века. Причем небогатая.
Но внешние красоты этому дому и не нужны. У него другая слава. Здесь с 1882 по 1901 год зймами жил великий русский писатель Лев Николаевич Толстой. Здесь он написал около ста произведений, среди которых и «Хаджи Мурат», и «Живой труп», и «Воскресение». Книги эти знают сегодня во всем мире. Вот почему, приехав в Москву, идут и идут сюда люди. И всегда, наверно, будут идти! ..

Толстой купил эту усадьбу, будучи уже очень известным писателем, автором «Детства», «Севастопольских рассказов», «Войны и мира», «Анны Карениной». Городскую жизнь он не любил, считал, что город подминает человека, мертвит в нем то доброе, что дано природой. Бели бы не собственные дети, которым пора было давать образование, Толстой, похоже, никогда не решился бы на этот переезд.
Но и поселившись в Москве, он каждую весну уезжал в Ясную Поляну. Торопливые эти отъезды были больше похожи на бегство: семья обычно собиралась в дорогу позднее. В имении жили все лето. Только в октябре, а то и ноябре писатель возвращался в город.
Хамовники — так назывался район, где поселились Толстые. Но почему не Арбат, Кузнецкий мост или Пречистенка — аристократические районы, где жили люди его круга?
А Хамовники были тогда фабричной окраиной. Причем дома, которые он тогда посещал, находились в Проточном переулке, подлинном обиталище нищеты … Можно утверждать: не будь этих встреч — не родились бы и многие поистине ошеломляющие страницы его книг.

Усадьба-музей Л. Н. Толстого

Усадьба-музейм Л. Н. Толстого в Москве. Кабинет писателя.

Тот, кому привелось бывать в этом доме, обратил, конечно, внимание на необыкновенную простоту его убранства. Ничего общего с обстановкой тех особняков, где жили многие люди круга Толстого. Отсутствие каких-либо намеков на роскошь. Все только самое необходимое. И на всем, буквально на всем — печать властной натуры хозяина, его взглядов на жизнь.
Живя в Москве, Толстой придумал для себя оригинальный распорядок дня.
Вставал Толстой рано — с фабричным гудком. Убирал свои комнаты и выходил в сад. В глубине его находился колодец, из которого Лев Николаевич накачивал воду в бочку и отвозил ее в дом. Потом пилил и колол в сарае дрова.
После утреннего чая писатель шел в кабинет, расположенный на антресолях особняка. Наступал черед второй «упряжки»… Входя сегодня в этот кабинет, каждый, наверно, волнуется. Ведь тут работал человек, который силою своего таланта свел нас однажды с Наташей и Петей Ростовыми, с Пьером и князем Андреем. Они стали нашими верными друзьями. Тут он мучительно размышлял над судьбами русской деревни, только вчера освободившейся от крепостного права, а сегодня уже отданной на разграбление страшному врагу — капиталу… Кстати, именно за этим столом изобразили Льва Николаевича художники И. Е. Репин и Н. Н. Ге, часто бывавшие у него в гостях. Таким, как на портрете Ге, мы обычно и представляем Толстого. Он пишет. Лицо серьезное, одухотворенное.
Рядом с кабинетом — маленькая комнатка. Первое, что брется здесь в глаза, — это велосипед. Вот какая с ним связана история. Перед обедом Толстой, как правило, совершал дальнюю прогулку, пешую или верховую. Но в 1895 году Общество любителей велосипедной езды подарило Льву Николаевичу велосипед, один из первых в Москве. И вы думаете, 67-летний писатель определил его на вечную стоянку в эту комнату? Как бы не так! Увлекшись как мальчишка, Толстой обучился езде на диковинной машине… в три дня.
Как высказалась в забавном этом эпизоде натура писателя! Страстная, по-детски увлекающаяся. И в то же время невероятно целеустремленная, доводящая до конца любое дело. Вот так же он изучал иностранные языки. Или постигал ремесла.

Усадьба-музей Л. Н. Толстого

Усадьба-музей Л. Н. Толстого в Москве. Зал, где принимали гостей.

Человеку, считал Толстой, негоже вкушать плоды, которые он не выращивал. Поэтому каждый должен владеть каким-нибудь ремеслом. Для себя Лев Николаевич выбрал сапожное дело. Им он занимался после обеда в комнате, где стоит сейчас велосипед. Рядом с ним, под стеклом, сапоги и штиблеты, сшитые писателем для своих друзей. Замечательно сшитые! Право, только безграничное уважение к автору «Войны и мира» помешало хозяевам носить их…
Вот так, в непрестанных трудах, встречал Толстой вечер… Темнело. В доме зажигали свечи. Чу, заскрипела калитка! Значит, принимай гостей.
И гости шли — званые и незваные. Совсем простые люди и известные всей России. Шли за советом и спорить до хрипоты. А иные и просто за автографом. Но все входили в этот дом с чувством огромного уважения к его хозяину.
В доме часто устраивались вечера — литературные, музыкальные. Здесь бывали знаменитые режиссеры К. С. Станиславский и В. И. Немирович-Данченко, читали свои произведения А. П. Чехов, Н. С. Лесков, А. А. Фет и многие другие. Кого только не повидали эти стены за семнадцать московских зим! ..
Толстой проводил некоторое время с гостями — слушал музыку, разговаривал, играл в шахматы. Но иногда эта «упряжка:. казалась слишком тяжелой. Гости оставались, а он уходил. «Не могу без раздражения видеть ни своей, ни чужой гостиной, ни чисто барски накрытого стола», — читаем мы в одной из его статей того времени… Но как же Лев Николаевич радовался некоторым посетителям! Зимой 1900 !Года .к нему пришел молодой М. Горький. Три часа длилась беседа. На прощанье Толстой обнял и расцеловал молодого писателя.
Некоторые — Репин, Ге, Касаткин, Трубецкой — были близкими друзьями Толстого, часто обедали у него. Иногда столовая превращалась в мастерскую. Именно здесь Трубецкой лепил бюст писателя, а Ге писал портрет его жены Софьи Андреевны. Превосходный этот портрет находится сегодня в Ясной Поляне.
Она училась у Касаткина, брала уроки живописи у Репина, который очень высоко оценивал портретные работы художницы. Между прочим, ей принадлежит один из наиболее «похожих» портретов Толстого.
В комнате Татьяны Львовны тоже собирались художники. И маститые и молодые — товарищи хозяйки по училищу. Часто сюда заходил и Лев Николаевич. И по тому, как преображались лица, дочь понимала, ради чего — главного — пришли в этот дом ее знакомые.
Увидеть Толстого. Сохранить его облик в памяти на всю жизнь!..
К тому времени бывший Долго-Хамовнический переулок был уже переименован в улицу Льва Толстого.
Это ничего, что она незаметная.