Culture and art

Культура и искусство

Федот Иванович Шубин

Федот Иванович Шубин

Ф. Шубин (1740—1805). Автопортрет.

Федот Иванович Шубин великий скульптор России

Что вы, о позные потомка, Помыслите о наших днях? М. В. Ломоносов

судьбе великого русского скульптора Федота Ивановича Шубина соединилось много причудливых контрастов. Сын поморского черносошного крестьянина из поселка Холмогор, он был отпущен из деревни.

Ф. Шубин. Портрет П. А. Зубова. Бронза. 1795.

Ф. Шубин. Портрет П. А. Зубова. Бронза. 1795.

Так попал в Москву в первой трети века и его земляк — гениальный ученый Михаил Васильевич Ломоносов. От дворцового истопника Шубин прошел путь до «скульптора ее величества» императрицы Екатерины II. В двадцать семь лет он окончил Академию художеств с первой золотой медалью, приобрел немалую славу своим искусством. И все это время разыскивался местным начальством как беглый крестьянин (для уплаты подушной подати), пока не было установлено, что этот «беглый» стал академиком Российской академии «трех знатнейших художеств» и почетным членом Болонской академии в Италии.
Вот перед нами портрет дипломата и военачальника Александра Михайловича Голицына. Это одно из самых совершенных творений мастера. Вельможа изображен в изящном и непринужденном полуобороте. Он словно обращен к невидимому собеседнику и кажется олицетворением великосветской любезности. С замечательным мастерством воплощает скульптор сложный и противоречивый образ.
Удачливый полководец, кавалер высших орденов, богатый помещик, красавец Голицын, безусловно, «баловень фортуны». Шубин не скрывает в своем герое выражения усталости — в тяжелых веках и мешках под глазами. Ощущение горечи, разочарований, пресыщенности — в опущенных уголках губ. Благородное изящество позы переходит в состояние задумчивой отрешенности, чувствуется груз прожитых лет богатой событиями жизни. Внешняя любезность оказывается маской.
В портрете, созданном Шубиным, нет ничего случайного, мешающего восприятию образа. Без чрезмерной детализации переданы и завитые букли парика, и кружево воротника, и горностаем подбитый плащ.

Ф. Шубин. Портрет М. В. Ломоносова. Мрамор. 1790-е гг.

Ф. Шубин. Портрет М. В. Ломоносова. Мрамор. 1790-е гг.

Эти подробности не существуют сами по себе. Они слитны с характером изображаемой личности, с ее подчеркнутым аристократизмом. С большим тактом обработана поверхность мрамора. До блеска отполированы складки плаща, свободно драпирующего фигуру. Контрастно выделяется матовость лица, линии которого словно тают в мягких световых рефлексах. Все это придает образу особую одухотворенность. В произведении полностью воплощены эстетические. правила времени, требовавшие передавать «естественную разность между вещами» — фактуру кружев и кожи лица, меха и орденов, усыпанных бриллиантами.
На примере портрета А. М. Голицына можно проследить и характерные для Шубина принципы работы в материале, систему композиционного и образного построения. Скульптурный объем делится на три уравновешенные части: голову, грудь и подставку. Г олова дается чаще всего в трехчетвертном повороте — для создания более живого движения. Можно видеть, как постепенно скульптор проникает в блок камня: вначале обнаруживаешь лишь четкое деление объемов, их компактность. На первой стадии обработки мрамора, выявляя главные формы, мастер пользуется шпунтом — острым стальным инструментом. Обработка троянкой и скарпелью служит для большей детализации форм, раскрывающих индивидуальность модели. Изысканно — узорчатые кружева, парик обработаны буравчиком. На последней стадии дается прорисовка шитья мундиров, орденов…
Все более тонкие нюансы характера портретируемого открываются не сразу, вдруг, а в процессе восприятия. Это свидетельствует о высоком искусстве мастера.

Ф. Шубин. Портрет А. М. Голицына. Мрамор. 1775.

Ф. Шубин. Портрет А. М. Голицына. Мрамор. 1775.

Для создания совершенного портрета по тогдашним понятиям необходимы были «четыре вещи: осанка, цвет, постановка и уборы». И хотя это относилось скорее к живописи, чем к скульптуре, Шубин своим искусством словно вызывает живопись на соревнование. Все эти условия он соблюдает неукоснительно. Искренняя прямота художественного мышления при очевидной изысканности мастерства — главное качество скульптора. Потому-то его произведения — подлинная «красота правды», как было сказано о них впоследствии.
При существовавшем каноне в искусстве мастер проявил редкую широту творческого выражения. Петербургские аристократы желали иметь портреты непременно работы Шубина. Часто он вынужден был создавать образы полярного содержания. Об этом свидетельствуют, например, портреты Орловых.
И. Г. Орлов вместе со своими братьями участвовал в дворцовом перевороте 1762 года, утвердившем Екатерину II на троне. За услуги императрица по-царски отблагодарила Орловых: на них посыпались звания, ордена, огромные богатства. И. Г. Орлов получил генеральское звание, покинул шумную столицу, обосновался в своем поместье.
Это не потомственный аристократ, чьи предки всегда стояли у кормила государства, а обыкновенный гвардейский офицер, волею счастливого случая оказавшийся на вершине жизненного успеха. У Шубина он и предстает таким человеком, любящим спокойную и привольную жизнь, избегающим превратностей света. Грубоватые черты лица светятся торжеством, полны довольства своей судьбой. Скульптор не пытается приукрасить облик Орлова — морщинистый небольшой лоб, широкий нос, неправильной формы рот, тяжелая челюсть, несложный парик и вольная просторность одежды. Во всем облике великолепная непринужденность хлебосольного русского барина. Образ не несет никаких внутренних противоречий, он весь открыт, весь «наружу».

Ф. Шубин. Портрет неизвестного. Мрамор. 1770-е гг.

Ф. Шубин. Портрет неизвестного. Мрамор. 1770-е гг.

В портрете В. Г. Орлова поза, осанка, претендующие на особую значимость, комично не соответствуют бросающейся в глаза заурядности этого выскочки. Очевидна несостоятельность его претензий выдать себя за государственного мужа. Шубин создает разоблачительные характеристики этих людей, «нечаянно пригретых славой».
Очень показателен и портрет П. А. Зубова. Сколько в его лице, пустом взгляде выражения самодовольства, упоения своим «величием»! Характерна одна подробность пышного, украшенного драгоценностями, орденами и мехами парадного мундира: для всеобщего обозрения выставлен медальон с портретом императрицы, его покровительницы. Вспомним по контрасту едва заметную в складках плаща бриллиантовую звезду А. М. Голицына.
Среди различных важных особ, сановников и фаворитов — тех, кого скульптору приходилось портретировать по долгу службы, есть у Шубина и подлинные откровения — портреты людей, к которым он тяготел душой. Таковы «Портрет неизвестного» и «Портрет М. В. Ломоносова», исполненный через двадцать лет после смерти ученого как благодарная память о великом друге и покровителе. Эти работы — прославление человеческих, а не сословных достоинств личности. Нет здесь ни пышных париков и мундиров, ни парадных поз.

Ф. Шубин. Портрет И. Г. Орлова. Мрамор. 1778.

Ф. Шубин. Портрет И. Г. Орлова. Мрамор. 1778.

«Портрет неизвестного» покоряет своей одухотворенностью. При внешней простоте сколько гордой независимости в его облике, твердо сжатых губах, умном и смелом взгляде! Он словно бросает вызов миру чинов, удачи, наживы. Это современник Новикова и Радищева, один из тех, кто не боялся говорить горькую истину, кто, как и Ломоносов, боролся за просвещение народа, создавал основы русской демократической культуры. К ним относится и сам Федот Шубин, который из социальных низов поднялся к высотам художественного мастерства. При этом он не утратил ни высоких нравственных начал, ни остроты восприятия.
Честь именоваться «скульптором двора ее величества» оказалась сомнительной. Царская милость была слишком ненадежна, высочайшая опека сковывала творческие способности и требовала от него не правды в искусств.
В портрете императора Павла I мастерство и талант скульптора проявились. Образ увешанного регалиями, орденами, крестами, укутанного в тяжелую мантию верховного российского правителя поражает трагизмом — он страшен и жалок. Шубин не идеализирует свою модель, но и не впадает в карикатуру. Реалистическая природа таланта удержала его от этих крайностей.

Ф. Шубин. Екатерина II. Мрамор. 1790.

Ф. Шубин. Екатерина II. Мрамор. 1790.

Скульптор возмущался, когда недоброжелатели и завистники из Академии художеств называли его пренебрежительно — «портретной» мастер. Портрет в системе искусства XVIII века оценивался гораздо ниже, чем иные жанры, например исторический. Шубин же создавал не только портреты — у него есть и мифологические композиции, и серии барельефов для дворцовых помещений, и многофигурные рельефы, и надгробия. Им создано более двухсот произведений. И все же именно как портретист с необыкновенной зоркостью разглядел он истинное лицо эпохи и воплотил его с удивительным мастерством.
Такое искусство — искусство правды, а не лести — не могло быть по нраву титулованным особам. Скульптор умер полузабытым и почти в нищете. А произведения его, запрятанные по родовым поместьям и дворцовым частным собраниям, надолго оказались недоступными для зрителей. Творчество скульптора почти целый век оставалось «белым пятном» в истории русского искусства.

Ф. Шубин. Портрет В. Г. Орлова. Мрамор. 1778.

Ф. Шубин. Портрет В. Г. Орлова. Мрамор. 1778.

Ф. Шубин. Портрет Павла I. Мрамор. 1797.

Ф. Шубин. Портрет Павла I. Мрамор. 1797.