Culture and art

Культура и искусство

Франсуа Буше

Франсуа Буше

Дама, завязывающая подвязку чулка, и служанка. 1742. Музей Тиссен-Борнемисса, Мадрид

Франсуа Буше был членом парижской Королевской Академии живописи и скульптуры, был с 1765 по 1768 год ее директором; п 1765 году он был удостоен звания «первый художник короля». Один из великих представителей плеяды французских просветителей Дени Дидро в Салонах сначала высоко отзывался о его даровании как живописца. Но со временем тот же Дидро и другие деятели культуры века Просвещения весьма критически стали относиться к искусству Франсуа Буше. Изящное, легкое и фривольное, оно не отвечало эстетическим взглядам Жан-Жака Руссо, писавшего, что «высший критерий в вопросах искусства — добродетель», или мыслям Дидро, утверждавшего, что «правда натуры — основа произведений искусства», а «простота — одно из главных качеств красоты».

Суровая оценка Дидро с точки зрения «строгого» и «классического» вкуса навсегда определила двоякую оценку творчества Франсуа Буше — прекрасного живописца, но «плодовитого» автора «манерных» и «жеманных» картин, в которых «все перемешано на диво» и лишено больших идей. В XIX столетии, когда многие мастера-профессионалы высоко оценили свободу и экспрессию живописи Буше, некоторые авторы книг об искусстве XVIII столетия и. в частности, о самом художнике, вроде Шарля Блана или Теофиля Торе, тем не менее, продолжали в большей степени акцентировать внимание на личной жизни Буше, намекая на его «любвеобильность», пикантные отношения с излюбленными моделями — мадам де Помпадур и другими знатными дамами, а также с танцовщицами и актрисами, в среде которых в равной степени царила свобода нравов. Возможно, это в большей степени объяснялось желанием показать развращенность общества эпохи «Ancienn regime», чем нападками на Буше, чье искусство воспевало нравы этого общества.
Авторы, ценившие дарование Буше — театрального художника, отдававшие дань «театральности» культуры века Просвещения, тоже по-разному оценивали его творчество. Жан Франсуа Мармонтель, например, утверждал, что «Буше не видел подлинной грации. Он писал Венеру и Мадонну с нимф кулис.
и его язык, как и его живопись, походили на мораль его моделей и его мастерской»-. А Теофиль Готье, напротив, считал, что мир его пасторалей из жизни французских поселян и герои, напоминавшие персонажей комических опер, балетов, пантомим, все же «более приятны, чем подлинный крестьянский мир». Лишь братья Эдмон и Жюльде Гонкур в книге об искусстве XVIII века выделили Франсуа Буше среди мастеров эпохи Людовика XV. Кроме того, они издали собрание его офортов, оценив вклад мастера в художественное наследие века как выдающегося рисовальщика и гравера».
О подлинной жизни Буше сохранилось не так уж много сведений. Биографы мало пишут о нем как о человеке, да и его письма почти не известны. Сохранились сведения современников о том. что он высоко ценил общество просвещенных людей, хорошо знал литературу, был связан с известными театральными деятелями. Среди его знакомых были граф Анри Клод Филипп де Кейлюс, известный коллекционер, увлеченный археолог-дилетант, большой знаток античности, драматург Шарль Симон Фавар, аббат де Лагард, организатор празднеств и театральных постановок при королевском дворе, а также многие музыканты, композиторы, актеры, чье общество он ценил, так как очень любил музыку и театр. И все же Франсуа Буше был прежде всего живописцем, многогранный талант которого проявился в рисунке, гравюре, искусстве оформления книги, декоративно-прикладном искусстве.

Франсуа Буше

Брат Люс. 1742 Государственный музей изобразительных искусств имени А.С, Пушкина, Москва

Франсуа Буше родился 29 сентября 1703 года в Париже, в семье художника и рисовальщика Николаса Буше. Он учился сначала у отца, а затем между 1720 и 1723 годами провел несколько месяцев в мастерской известного живописца Франсуа Лемуана, исполняя рисунки для гравюр. Свои занятия рисунком и гравюрой Буше продолжил в 1721-1722 годах в мастерской парижского гравера Жана Франсуа Кара Старшего. Получая 60 ливров в день, он выполнял рисунки в том числе и для книги аббата Даниэля История Франции (Кабинет рисунка и гравюры, Лувр. Париж), опубликованной в 1729 году. Самой значительной работой в графике для молодого Буше явилось участие в так называемом Сборнике Жюльена — двухтомном издании гравюр по рисункам Антуана Ватто, хранившихся в собрании известного коллекционера Жана де Жюльена. Оба тома вышли в свет в 1726 и 1728 годах под названием Figures de different caracteres… Oeuvres qrave’de Watteau: 104 листа в них, включая портрет Ватто, были исполнены Франсуа Буше. О том. что художник уже получил определенное признание как хороший рисовальщик, свидетельствует и его участие в подготовке рисунков для гравюр к книге Н. Дориньи в честь известных людей Англии. Буше исполнил к ней в 1724 году рисунки с изображением аллегорических композиций французских художников в честь знаменитых деятелей истории Англии.
В 1723 году Франсуа Буше получил первый приз — Grand Prix за представленное на конкурсе в Королевской Академии живописи и скульптуры полотно Эвильмеродах, сын и последователь Навуходоносора. освобождающий от цепей Иоакима, которого его отец держал семь лет в заключении (Королевская Академия. Париж). Полотно на библейский сюжет из Книги пророка Иеремии повествовало об освобождении Иоакима, царя иудейского, из темницы, куда он был заключен царем вавилонским Навуходоносором, воевавшим против Иерусалима. Это открыло широкую дорогу молодому живописцу: он получил право на путешествие в качестве пенсионера Королевской Академии живописи и скульптуры в Италию. В конце марта или в начале апреля 1728 года Франсуа Буше вместе с Карлом Ванлоо и его двумя племянниками — Луи Мишелем Ванлоо и Франсуа Ваплоо — отправляется в Италию. Их поездку, по свидетельству Академии, известного гравера Шарля Никола Кошена, субсидировал герцог Антен, меценат и коллекционер . В мае 1728 года пенсионеры прибыли в Рим. где были гостеприимно приняты директором Французской Академии в Риме — живописцем Николасом Флегельсом. Он представил их французскому послу при папской курии герцогу де Полииьяку. Поначалу, по-видимому, Буше не произвел особого впечатления на Флегельса, но со временем в письмах к герцогу Антен он особенно выделял дарование этого художника среди других многообещающих молодых живописцев.
В Италии, судя по рисункам, внимание Буше привлекли работы голландских художников, в частности, Абрахама Блумарта, а также рисунки, гравюры и живописные работы «Бенедетто», как называли во Франции Джованни Бенедетто Кастильоне. Его заинтересовало их видение натуры, мастерство в изображении животных, сцен из сельской жизни. Увлечение же произведениями венецианцев (Себастьяно Риччи и Джованни Батиста Питтони) началось еще во Франции. Рисунки Питтони хранились в коллекциях Франции, кроме того, сам художник бывал в Париже, о чем свидетельствует рисунок Антуана Ватто (Фонд Чини. Венеция). Роспись Риччи плафона в Королевском банке Парижа (Банк Миссисипи в Отеле Лоу) тоже, возможно, была известна художнику. Поэтому нельзя утверждать, что стиль Буше претерпел большие изменения в Италии под влиянием Кастильоне и Риччи.

Франсуа Буше

Модистка (Утро). 1746. Национальный музей, Стокгольм

Еще до отъезда в Италию были написаны картины Святой Варфоломей (1726). Иосиф представляет отца и братьев фараону (1723-1726). Вафуил приглашает слугу Авраама (конец 1720-х, Лувр, Париж). Уже в этих ранних работах Буше привлекает необычная трактовка сюжетов. Святой Варфоломей, о миссионерской деятельности которого в Индии и мученической смерти от скальпирования повествует Золотая легенда доминиканского монаха XIII века Якова Ворагинского, изображен не в момент ужасных страданий, а стоящим у арки, на фоне Замка Святого Ангела, с ножом — орудием его казни. Полотно Святой Варфоломей, по-видимому, входило в цикл из семи картин с изображением Христа, Марии и святых. На полотне Вафуил приглашает слугу Авраама изображен отец Ревекки Вафуил, встречающий домоправителя патриарха Авраама Элеазара на пороге своего дома. Обычно художников в этом сюжете привлекала встреча Элеазара и Ревекки у колодца.
Удлиненные пропорции фигур в ранних картинах Буше свидетельствуют о знании работ Дж.Б. Питтони. Сюжет картины Иосиф представляет отца и братьев фараону до 1954 года истолковывался как новый вариант сюжета полотна.
В 1732 году он женился на Марии Жанне Бузо, молодой парижанке. с которой венчался в церкви Святого Рока, и поселился на улице Сен Тома дю Лувр. В 1735 году родилась их первая дочь Жанна Элизабет Виктория, ставшая впоследствии супругой ученика Буше Жана-Батиста Дезе. В Академии Буше очень быстро сделал блестящую карьеру: второго июля 1735 года он был удостоен звания адъюнкт-профессора, а шестого июля 1737 года был избран профессором. О семейной жизни художника известно немного. У него родилось еще двое детей, сын Жюст Натан, ставший архитектором, и дочь Мария Эмилия, вышедшая замуж за другого ученика Буше — Пьера Антуана Бодуэна. Возможно, именно мадам Буше изображена на полотне с загадочным за которое Буше получил в 1723 году Grand Prix в Королевской Академии. Теперь установлено, что Буше представил сцену из Ветхого Завета, изобразив Иосифа, его отца Иакова, братьев и их жен (в образах последних можно усмотреть влияние живописи Ф. Лемуана) стоящими перед египетским фараоном, одетым в средневековый костюм.
Полотно на сюжет из Ветхого Завета Жертвоприношение Гидеони (ок. 1728) было написано уже в Италии (голова Гидеона напоминает голову Иакова), о чем свидетельствуют более живые эффекты освещения и светлая колористическая гамма, напоминающая живописную манеру Себастьяно Риччи. Буше старается более точно следовать тексту Библии, повествующей о том, как Гидеон. сын Иоаса. спас израильтян от племени мадианитян. Гидеон представлен угощающим ангела, посланного Богом. А ангел, отведавший дары Гидеона, уже успел прикоснуться своим жезлом к камню, из которого высек огонь, чтобы Гидеон впоследствии устроил на этом месте жертвенник Ваала. Он сообщает Гидеону весть, посланную Богом о том. что тот «поразит племя мадианитян». Это, пожалуй, самое «итальянское» полотно Буше, которое одно время даже приписывалось кисти Себастьяно Риччи, названием «Две или три вещи, делаете ли Вы одну из них?» (начало 1730-х) в образе хорошенькой юной девушки. Мадам Буше, пережившая художника, получала с 1785 года, уже после его смерти, пенсию от короля Людовика XVI, и все семейство ревностно относилось к сохранению его наследия в годы революции.
В Париже в 1730-е годы работало много талантливых мастеров, которые пользовались благосклонностью короля и знати. Это были Шарль Антуан Куапель, Шарль Жозеф Натуар. Карл Ванлоо, Жан Марк Наттье, Жан-Батист Удри, создававшие росписи дворцов, портреты, картоны для шпалер Королевской мануфактуры гобеленов в Бове, которую с 1734 года возглавлял Удри. Все они были ведущими мастерами стиля рококо, время расцвета которого, как упоминалось ранее, пришлось на годы правления Людовика XV. Возникновение стиля рококо связано с угасанием стиля барокко в западноевропейской культуре и формированием при дворах европейских монархов особого типа аристократического искусства. Само слово «рококо» имеет французское происхождение и означает «вычурный», «причудливый». Возможно, оно произошло от французских слов «гос» (скала) и «госаШе» (скальный), ассоциирующихся с причудливыми завитками орнаментальных украшений, с формой раковины, ставшей излюбленным декоративным мотивом в этот период (она называлась «рокайль»). На смену строгим мотивам убранства дворцов эпохи Людовика XIV пришла изысканно-грациозная и игривая мода украшения интерьеров тонким орнаментальным рельефом с завитками из гипса — стукко (от итал. stucco), росписями плафонов, исполненных в нежных неярких тонах, картинами на сюжеты из жизни миловидных французских поселян — пасторалями (от франц. pastorale — пастушеский) или из любовных похождений богов. Подобные картины, расположенные над дверями (иногда они исполнялись не маслом, а в технике гризайли), получили название «десюдепор- ты» (от франц. dessous-de-porte — над дверью). Они вносили большую живописность в интерьеры, как и расположенные в простенках между окнами трюмо (от франц. trumea — простенок). Наддверные панно иногда имели вырезанные по лекалу фигурные очертания (это называлось chantourne), что соответствовало вкусам эпохи. Камины в будуарах и кабинетах украшались висящими над ними зеркалами в позолоченных рамах, изделиями из белоснежного фарфора с тончайшей миниатюрной росписью (их выпускала Королевская мануфактура в Севре), предметами восточного быта — вазами, лаковыми безделушками. Пасторальные сценки, мифологические сюжеты, эпизоды восточного быта воспроизводились в рисунках для шпалер, которыми украшались интерьеры. В моде были китайские ширмы, привносившие живописность и экзотику «китайщины» (или «chinoiserie»), как называли это увлечение, в убранство спален, кабинетов, будуаров. В гостиных дворцов звучала музыка Жана Филиппа Рамо, арии из его опер. Людовик XV пожаловал ему звание придворного композитора, король любил его оперы. в которых большое место отводилось балетным номерам. Талантливые французские композиторы Ф.А. Даникан-Филидор, П.А. Монсиньи и Рамо сочиняли музыку и к вошедшим в моду комическим операм по либретто Мармонтеля, Фавара, Лесажа. Сентиментальные, сатирические и авантюрные сюжеты в opera comique сопровождались мелодичной и ритмически более простой и легкой музыкой, отвечавшей вкусам эпохи рококо. Сам Жан- Жак Руссо сочинил оперу Деревенский чародей на пасторальный сюжет, мелодии из которой любил напевать Людовик XV.
Среди блестящей плеяды мастеров эпохи рококо Франсуа Буше уже в 1730-е годы занял лидирующее положение благодаря своему выдающемуся таланту живописца и многогранности дарования. Развитию разносторонности его творчества во многом способствовал большой спрос на произведения искусства во Франции и вкусы аристократической среды, для которой он работал.

Франсуа Буше

Завтрак. Из серии Итальянские сцены. 1734-1761. Частное собрание

Большой заслугой Франсуа Буше явилось то, что благодаря ему рисунок стал самостоятельным видом искусства. Он ввел его в декоративное убранство интерьера. Создававшиеся им на заказ композиции часто повторялись с небольшими вариациями, но всегда были исполнены с виртуозным мастерством. Его излюбленными материалами были черный мел и белый мел. Помимо этой техники «в три карандаша», он использовал пастель. гуашь, исполнял эскизы пером. Светлое красочное пятно, использование тонированной бумаги, изящные меловые блики придают изысканную колористическую грацию листам Буше с изображением Дианы, Венеры, натурщиков, амуров, путти. грациозных женских головок. пасторальных сценок.
Современники охотно копировали рисунки Буше в гравюре и особенно в карандашной манере. Эта техника цветной гравюры была специально изобретена гравером Жаном Шарлем Франсуа в середине XVIII века для воспроизведения и тиражирования рисунков. Она позволяла максимально тонко имитировать их. передавая колористическое изящество, технические приемы и даже фактуру тонированной бумаги. Выдающимися мастерами, работавшими в этой технике, были Жиль Демарто и Луи Марен Бонне, создавшие великолепные эстампы по рисункам Буше. Технику гравюры карандашной манерой сам Дени Дидро назвал «великолепным изобретением», отметив ее преимущества над другими видами гравюры .
Франсуа Буше и сам был прекрасным гравером, пользовавшимся известностью еще до отъезда в Италию. Большим признанием пользовалась серия эстампов Крики Парижа (1736-1737) с изображением уличных торговцев. По рисункам Буше офорты к ней исполнили граверы Симон Франсуа Равенне и Жак Филипп Леба. Трепетный и гибкий штрих в офортах передавал характерную манеру рисунка Буше, в котором мягкое, словно «плывущее» пятно всегда доминировало над линейным началом. Известность Буше как рисовальщику и оформителю книги принесли и иллюстрации к Дон Кихоту Сервантеса, награвированные в 1737 году Пьером Авеленом. Но подлинной сенсацией явилось издание по заказу парижского антиквара Э.Ф. Жер- сена серии эстампов под названием Catalogue raisonne’ de Coquille et autres Curiosites Naturelles (1736), в которых были воспроизведены прихотливые формы рокайля. Гравюры исполнил Клод Дюфло, и это издание стало подлинным справочником для художников, скульпторов, архитекторов эпохи рококо.
Воспоминания об итальянских впечатлениях проявились во многих работах Франсуа Буше 1730-х годов. Светлые нежные краски в полотне Птички отца Филиппа (1730-е) заставляют вспомнить работы венецианских колористов. Фигурки женщин, своим изяществом напоминающие стаффаж Антуана Ватто, изображены на фоне идеального итальянского пейзажа с пиниями и замком вдали. Картина написана на юмористический сюжет об отце Филиппе, оберегавшем своего сына от столкновений с жизнью. Увидевший трех хорошеньких дам сын спросил отца, кто они такие. «Это птички», — ответил отец Филипп. Тогда взрослеющий юноша задал отцу вопрос: «А нельзя ли поймать одну из них?».
Влияние палитры венецианцев проявилось и в полотне загадочного содержания под названием Сюрприз (конец 1720 — начало 1730-х). Сюжет его остался неясен, как и время создания — то ли в период пребывания в Италии, то ли уже по возвращении в Париж.
Пасторальные сцены Франсуа Буше охотно переводились в гравюру. Так, в 1737 году Шарль Никола Кошен исполнил офорт с его полотна Возвращение с рынка (1730-е), а Пьер Авелен — с картины Прекрасная кухарка (до 1734). Любовная сцена с фигурками миловидных молодого человека и кухарки имела большой успех у заказчиков. Возможно, она написана Буше под впечатлением от какой-то театральной пьесы, идущей в парижском Театре де ла Фуар. С великолепным живописным мастерством исполнен в этой картине натюрморт — греющийся над огнем большой котел и огромная металлическая сковорода, кочан капусты на кадке и разбросанные вокруг овощи, дичь, к которой подбирается прожорливый кот.
Много заказов было у художника не только на подобные жанровые сценки в интерьере в манере голландцев, но и на изображение амуров. Амур, бог любви, сын Венеры и Марса, посланник и спутник Венеры, стал излюбленным персонажем не только Буше, но и других мастеров эпохи рококо. Достаточно вспомнить амуров Шарля Жозефа Натуара в живописи или амуров Франсуа Лемуана, Жана-Батиста Пигаля, Этьенна Мориса Фальконе в скульптуре. Во время обучения во Французской Академии в Риме пенсионеры копировали очаровательных путти фламандского скульптора Франсуа Дюкенуа, «вакханалии» Никола Пуссена, работы итальянских мастеров, на которых были изображены амуры. В полотнах, десюдепортах, рисунках, виньетках к книгам амуры Буше олицетворяли времена года, четыре природных элемента (землю, воду, воздух, огонь), гениев искусства. Они изображались с Венерой или нимфами; с «семыо свободными искусствами», поддерживающими их атрибуты (например, на десюдепорте с аллегорией Геометрии, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург). а также в сюжете Меркурий, обучающий амура, так как Меркурий считался покровителем наук. Четыре амура Буше, изображенные на полотне Амуры, играющие с птицами (после 1730), являются аллегорией Лета. У художника выработался свой излюбленный тип амура, который часто встречается в его работах, а четыре прелестных создания тоже очень выразительно и живописно смотрятся на фоне уступа стены, поросшего растениями. Эта картина была написана, возможно, под впечатлением от живописного цикла Ш.Ж. Натуара Времена года (1735) для замка в Ножан-сюр-Мер Филибера Орри. главного контролера финансов при дворе, а затем и директора королевских строений. Искусство этого пользовавшегося известностью художника привлекало внимание Буше в 1730-е годы.
Еще в 1734 году Жан-Батист Удри, возглавлявший Королевскую мануфактуру гобеленов в Бове, пригласил Франсуа Буше исполнить серию картонов Итальянские сцены. У художника еще были свежи воспоминания об Италии, и к 1736 году он создал семь эскизов с забавными сценками (Завтрак, Шарлатан, Гадалка) на фоне античных руин, памятников архитектуры. Многие из них повторялись по картонам художника до 1761 года. Эти пасторали «из итальянской жизни» — своего рода каприччо, как и пейзажи, написанные по возвращении из Италии. Очень живые и конкретные персонажи заставляют вспомнить работы Джованни Доменико Тьеполо, также любившего изображать уличных шарлатанов и крестьян на фоне пейзажа.
Значительным заказом для Буше стало исполнение в середине 1730-х годов цикла из шести полотен для так называемого «Мраморного дома», дома скульптора Дербе на улице Пуасонье. Заказчиком от «дома Дербе» выступал адвокат Франсуа Дербе. сын скульптора. Работы предназначались для биллиардной, но полотно на библейский сюжет не очень подходило для убранства светлого рокайльного интерьера, и, как свидетельствует Мариэтт, адвокат Дербе собирался поместить его в столовой рядом с портретом Людовика XIII. Согласно библейскому тексту, Бог воззвал к Моисею, сказав, что место, на котором тот стоит, — святая земля, что пошлет его к фараону и что он выведет народ Израиля из Египта. Этот эпизод из жизни Моисея не был распространен в живописи Франции в XVIII веке, но в XVII столетии к нему обращались Никола Пуссен и Шарль Лебрен, то есть мастера классицистического направления. Поэтому в творчестве Франсуа Буше. талант которого больше проявлялся в других сюжетах, это полотно стоит особняком, как и в самом цикле работ для «дома Дербе». Буше не драматизирует изображаемое событие. Крепкая фигура Моисея повернута спиной к зрителю, и поэтому его реакция на услышанный им из горящего тернового куста глас Божий не видна. На то, что Моисей пас стадо овец своего тестя в пустыне около горы Хорив, указывают две овечки, мирно лежащие около него.
Полотно Венера просит Вулкана выковать оружие для Энея — первая точно датированная работа Франсуа Буше. Впервые этот распространенный в 1730-е годы сюжет был трактован в столь ярко выраженной чувственной манере по сравнению с работами Ш.Ф. Натуара (1734, Музей Фабра, Монпелье) или Карла Ванлоо (1735, частное собрание). Как парная к этому полотну была создана картина Аврора и Кефал. Головка воспетой античными поэтами «прекраснокудрой» и «розовоперстной» богини утренней зари Авроры была написана с девятнадцатилетней Марии Жанны, супруги художника. Впервые в этих двух полотнах было столь откровенно показано обнаженное женское тело. Плененная спящим красавцем Кефалом, охотником из Аттики, Аврора готова умчать его в своей карете; белые кони, в которую они запряжены, виднеются вдали на фоне белоснежных облаков, где парят две фигуры.
Эскизы в технике гризайли Похищение Европы и Меркурий доверяет младенца Вакха на воспитание нимфам Нисы были выполнены для одноименных картин, предназначенных для «дома Дербе». Оба полотна, написанные около 1740 года, хранятся в лондонской Коллекции Уоллес. Пьер Жан Мариэтт упоминает эскизы в перечне работ, предназначавшихся для дома Дербе.
Уже в 1730-е годы театр играл значительную роль в творчестве Буше. Сюжет из поэмы Торквато Тассо Освобожденный Иерусалим, на который Буше написал свое полотно Ринальдо и Армида (1734), был в равной степени популярен и среди художников, и среди композиторов. Опера Жана-Баттиста Люли Армада и Ринальдо до 1761 года не сходила с парижской сцены. Эскизы для шпалер на сюжеты из поэмы Освобожденный Иерусалим создавали также Жан-Баттист Ванлоо, Луи де Булонь и «первый художник короля» Шарль Антуан Куапель. Романтический сюжет из Тассо мог быть также подвергнут критике Дени Дидро. В Салоне 1761 года он, правда, критиковал поэзию Лудовико Ариосто, сравнивая ее с легкомысленной живописью Франсуа Буше. Воображение, стиль и вкус обоих он считал легкомысленными и чуждыми подлинному «строгому вкусу».
Буше представил встречу рыцаря Ринальдо и волшебницы Армиды на фоне сказочного дворца в виде античного храма. Ниспадающий зеленый занавес, зеркало, поддерживаемое амурами, щит Ринальдо, цветы, амуры, играющие у ног влюбленной пары, — все создает изысканное декоративное обрамление центральных фигур, сидящих в несколько театральных позах — Ринальдо (с рукой у сердца) и Армиды (сидящей в позе Европы в полотне Похищение Европы.
Коллекция Уоллес, Лондон). Товарищи Ринальдо, рыцари Карло и Убальдо, выглядывают из-за занавеса. Композиция этой картины выглядит эффектной театральной сценой. Сияющая золотисто-розовая красочная гамма напоминает палитру венецианцев.
Редкий по красоте розовато-зеленый колорит присущ и полотну Геркулес и Омфала (середина 1730-х), приобретенному в 1820 году Н.Б. Юсуповым. К нему можно отнести слова Дени Дидро из Салона 1761 года: «Никто из художников не постиг лучше Буше искусства света и тени. Какие краски!». Чувственная сила тел Геркулеса и лидийской царицы Омфалы. к которой он был послан в качестве раба на три года за убийство своего друга Ифита, заставляет вспомнить полотна Рубенса. Известно полотно Лемуана (1704. Лувр. Париж) на этот же сюжет, но там сцена написана менее эротично, чем у Буше, представившего ее в спальне лидийской царицы. Это дало повод Ш. Блану, беллетристу XIX века, приписать эту картину к серии работ, исполненных Буше для мадам де Помпадур, что оказалось ошибкой. Античная колонна справа и ниспадающий занавес напоминают фон полотна Ринальдо и Армада, что позволяет датировать картину Г арку лес и Ом- фала серединой 1730-х годов.
Полотно Спящая Венера (1730-е) относится к группе десюдепортов, выполненных для парижского мецената и коллекционера герцога Этьенна Франсуа де Шуазель, государственного секретаря иностранных дел Людовика XV. Парным к нему является десюдепорт Вакханка, играющая на свирели (1730-е). Эротические позы героинь диктовались вкусами заказчиков. Например, для замка в Кракове польской графини Августы Потоцкой в 1735 году Буше исполнил тоже два десюдепорта овальной формы с изображением спящей Венеры в окружении амуров (оба — Музей Жакмар-Андре, Париж).
К известным работам Буше конца 1730-х годов принадлежат и десюденорты с изображением пастушеских сцен, исполненные в 1738 году для парижского отеля Субиз. Изысканные криволинейные формы десюдепортов соответствуют плавным изгибам стен интерьеров отеля, являющегося одним из лучших памятников зодчества эпохи рококо. То. что занимает его воображение, а что может занимать воображение человека, проводящего свои дни с дамами легкого поведения самого низкого пошиба? Грация его пастушек — грация Лафавар в Розе и Кола (речь идет об известной танцовщице Лафавар. Е.Ф.); грация его богинь позаимствована у Дешан (упоминается парижская красавица, дама легкого поведения. Е.Ф.). Сомневаюсь, что Вы найдете на лугу хоть одну такую травинку, какая изображена на его картинах. И затем это скопище предметов, нагроможденных друг на друга, разнородных, смешанных в кучу осмелюсь утверждать, что ему (Буше. Е.Ф.) стали почти недоступны понятия изящества, честности, невинности, простоты; осмелюсь утверждать, что он никогда не видел природы, по крайней мере, той, которая трогает мою душу, вашу душу, душу неиспорченного ребенка, душу чувствительной женщины, осмелюсь утверждать, что он безвкусен». Это суровое обвинение в безвкусице, «сумбурности композиции», «манерности», «жеманстве», высказанное Дени Дидро в адрес пасторалей Буше, было направлено не только против художника, живописный талант которого он ценил, но против всей живописи рококо, претившей великому просветителю своим легкомыслием и безыдейностью. Вставленные в позолоченные рамы десюдепорты отеля Субиз — великолепные образцы искусства рококо, притягивающие взор своим декоративным изяществом и чисто французским шармом. Они тоже напоминают пикантные театральные сценки, ведь не случайно Буше заслужил прозвище «Фонтенель живописи».
В 1730-1740-е годы Буше много работал для театров Парижа. Он исполнил декорации к операм Ж.Ф. Рамо Галантные индийцы (1735-1743), операм Ж.-Б. Лю- ли Атис (1743-1746) и Персей (1743-1746). Либретто к ним написал Кино, широко известный автор в музыкальных и литературных кругах. Его тексты к вокальным ариям и хорам в операх Люли были выразительны и подчеркивали драматические переживания героев, динамику и страстность музыки композитора. А в комических операх Рамо его тексты соответствовали мягкой мелодичности и элегичности музыки. Декорации Буше были полны дыхания времен, легко
и утонченно вводили в образный строй музыкального произведения, создавая великолепный декоративный фон для актеров.
Заказчиками Буше были многие известные исторические личности — Фридрих II Прусский, Максимилиан ill Баварский, шведская принцесса Ловиза Ульрика, российская императрица Екатерина II, польский король Станислав Август Понятовский, а также графиня Изабелла Любомирская, украсившая его произведениями свои замки в Ланкуте и Варшаве. Среди них был и посол Швеции во Франции в 1739-1742 годах граф Карл Густав Тесин. Именно он познакомил Франсуа Буше с художниками Густавом Лундбергом и Александром Рослином, исполнившими портреты Буше и сохранившими его облик для истории. Гравюру с пастельного портрета Буше Лундберга в 1761 году в ы п ол н и л и с п а н с к и й гравер Сальвадор Кармона.
Граф Тесин заказал Буше серию картин под названием Moment du Jour с изображением повседневных занятий хорошеньких парижанок. К ней принадлежат полотна Завтрак (1739). Дама, завязывающая подвязку чулка, и служанка (1742), Модистка (Утро) (1746). Для образа молодой дамы во всех трех картинах, по-видимому, позировала одна и та же модель. Ее изящная фигурка представлена на фоне рокайльных интерьеров, написанных Буше с большим декоративным изяществом. Судя по этим полотнам, мы можем достоверно представить обстановку будуара XVIII столетия. Возможно, художник пользовался широко известным изданием De lu distribution des maisons de plaisance Ж.Ф. Блонделя, в котором были собраны образцы украшений и меблировки интерьеров. Во всяком случае, зеркало в полотне Завтрак воспроизводит один из них. Запечатленное на этой картине семейство — молодая дама с двумя детьми, служанкой и разливающим кофе слугой, напоминает мадам Буше и двух ее маленьких дочерей. Обычай пить кофе в небольшой гостиной, введенный Людовиком XV, вошел в быт парижской аристократии и буржуа. Великолепные натюрморты во всех трех картинах со словно невзначай разбросанными изящными предметами быта и одежды являются тоже свидетельством вкусов этого времени, передающее его неповторимый колорит.
В 1735 году Франсуа Буше получил первый королевский заказ на исполнение шести картин с изображением сцен охоты в экзотических странах. Они предназначались для маленьких кабинетов в новых апартаментах Людовика XV во дворце в Версале. На полотнах Охота на леопарда (1736) и Охота на крокодила (1736, Музей Пикардии, Амьен) художник изобразил турок, сражающихся с дикими животными. Картины яростных схваток невольно заставляют вспомнить «охоты» Рубенса, а пейзажи — ранние пейзажные мотивы самого Буше. написанные по возвращении из Италии. К сюжетам в стиле turquerics Буше обратится еще раз в 1746 году, исполнив оформление книги Ж.А. Гюэ Moeurs et Usages des Turcs, гравюры к которым исполнил Клод Дюфло. Можно лишь предполагать без определенной достоверности, откуда Буше и другие мастера XVIII века заимствовали эти сюжеты. Эти очаровательные сюжеты с воспроизведением праздников, приемов. танцев в доме китайского императора. садов императорского дворца, сцен рыбной ловли по нескольку раз использовались в шпалерах. Другие серии гобеленов, подготовленные в Королевской мануфактуре гобеленов в Бове (История Психеи. 1737-1744; Любовь богов, 1749-1753; Фрагменты из опер. 1758), тоже повторялись неоднократно. так как находили огромный спрос. В 1755 году Франсуа Буше сменил Ж.-Б. Удри на посту директора Королевской мануфактуры гобеленов в Бове.
Похищение Европы (1747). Любивший писать красивое женское тело Буше часто изображал Диану, чуть-чуть варьируя сюжет и композицию. Например, в полотне Купание Дианы и десюде- порте Возвращение Дианы с охоты девственная богиня охоты и растительности, родившаяся на острове Делос, дочь Зевса и Лето в греческой мифологии или Юпитера и Латоны в римской, изображена в сходной грациозной позе в окружении прелестных нимф. Убитая дичь и колчан со стрелами указывают на то. что все свое время богиня проводила в горах, где и увидел ее во время купания охотник Актеон. которого она превратила в оленя. Де- сюдепорт был исполнен, возможно, для салона Людовика XV в Версале или для замка герцога Орлеанского Фоли де Шартр (так как холст принадлежал герцогу).
Столь же очаровательна и Каллисто, представленная на полотне Юпитер и Каллисто, написанном на сюжет из поэмы Метаморфозы Овидия. В образе богини перед нимфой Каллисто, спутницей Дианы, предстал сам Зевс, прельщенный ее красотой. Эту сцену Буше, как и в полотне Геракл и Омфала. передал с полнокровной чувственной грацией XVIII века. А в 1759 году Буше повторил сюжет из Овидия, написав полотно Юпитер в образе Дианы, соблазняющий Каллисто (1759. Музей Нельсон-Аткинс, Канзас-Сити). Возможно, именно это вывело из себя Дени Дидро, разразившегося острой критикой в адрес Буше. «Ни один художник, друг мой, старше пятидесяти лет не приглашает к себе натурщика, — он работает по памяти, и Буше среди них не исключение: перед нами все те же старые его фигуры, лицованные и перелицованные. Разве мы не видели сотни раз и эту его Каллисто, и этого его Юпитера, и тигровую шкуру, накинутую на плечи бога». Подобные сюжеты и их пикантная трактовка Буше, конечно, не могли способствовать очищению нравов, в чем видели предназначение искусства просветители. И все же, говоря словами Дидро, «божественное дыхание» цвета, о котором он писал в брошюре Опыт о живописи (1761), одухотворяет это полотно, олицетворяющее искусство эпохи рококо.
На сюжет из Метаморфоз Овидия была создана и картина Похищение Европы (1747). Буше представил ее в Королевскую Академию живописи и скульптуры на конкурс, организованный генеральным директором королевских строений Ленорманом де Турнемом, дядей возлюбленной Людовика XV мадам де Помпадур. В его ведение входила также раздача заказов художникам, создание жюри для просмотра представляемых произведений. В конкурсе приняли участие одиннадцать членов Королевской Академии, и двух премий были удостоены картины Триумф Вакха (1747, Лувр. Париж) Ш.Ж. Натуара и Похищение Европы Буше. «Каждым художник должен создать произведение в том жанре, в котором он наиболее силен» — такова была установка конкурса, ведь отобранные жюри полотна предназначались для королевских апартаментов. Сюжет из Овидия Похищение Европы любили в равной степени как мастера классицизма, так и барокко и рококо. Франсуа Буше создал в красках подлинную музыкальную увертюру, ассоциирующуюся с музыкой эпохи рококо. Переливы нежных розовых, сиреневых, фисташковых тонов, которые были столь популярны в убранстве рокайльных особняков, рождают тонкую цветовую гамму этого полотна. Красавица Европа, дочь финикийского царя Агенора. грациозно расположившаяся со своими подружками на берегу моря в окружении нереид и тритона, напоминает хорошенькую французскую танцовщицу. У ее ног, согласно сюжету поэмы, возлежит сам Зевс, принявший облик красивого белого быка, голову которого царевна украшает цветами. Вся сцена смотрится очень театрально. Известные критики, ценители возвышенного искусства, Лафон де Сент-Иен, аббат Леблан, «первый художник короля» Шарль Антуан Куапель, высоко отозвались о картине Франсуа Буше, и наряду с полотном Ш.Ф. Натуара она была оставлена в Лувре, а остальные распроданы. Композиция полотна была воспроизведена в серии шпалер Любовь богов, а Клод Дюфло исполнил ее в гравюре в 1752 году.
В 1743 году были написаны и два парных полотна овальной формы — Туалет Венеры и Рождение и триумф Венеры. Лицо богини похоже на личико хорошенькой мадам Буше. Голубой, розовый, красный, белый цвета создают в обеих картинах нежную гамму, напоминающую тончайшую роспись по фарфору. Большим успехом пользовались гравюры с этих полотен, исполненные Клодом Дюфло. Для князя Н.Б. Юсупова. агента в Париже Екатерины II, Буше в начале 1740-х годов повторил композиции этих медальонов, которые украшали дворец князя, а затем поступили в Государственный Эрмитаж.
И, однако, он не глуп. Это хороший живописец, ставший на ложный путь, подобно тому, как бывает ложно направленным острый ум. Он не владеет мыслью в искусстве, у него только concetti (от итал. — вымученные остроты) . Пейзажи Буше действительно достаточпо редко были написаны с натуры. Чаще это были литературные или театральные сюжеты, превращенные в пейзаж. Так. на картине Врат Люс (1742) художник воспроизвел сюжет из Правдивых рассказов и новелл Лафонтена, изданных в 1664 году и являющихся пересказом новелл Боккаччо. Доверчивая и набожная мать, поверившая хитрому монаху, ведет к нему свою дочь. Пейзажная композиция напоминает работы Алессандро Маньяско и Марко Риччи. Возможно, полотно было исполнено для библиотеки дома барона Жозефа Антуана де Тиньи. расположенного на Вандамской площади, так как оно находилось в собрании его брата Луи Антуана Креза.
А в полотне Эскиз театральной декорации фламандская таверна, крестьянский дом, батарея пушек изображены на фоне идеального пейзажа в традиции итальянских мастеров со старым замком вдали. В годы, когда создавался этот пейзаж, Буше работал над декорациями к одной из комических опер в Театре де ла Фуар, и композиция полотна очень напоминает описание декораций к комической опере Школа фривольной любви, впервые поставленной в 1744 году.
С I 750 года Франсуа Буше жил с семьей на улице де Ришелье, около Пале-Рояля. В 1752 году он стал ректором Королевской Академии живописи и скульптуры, сменив на этом посту Ж.Ф. де Труа, а в сентябре 1752 года Буше был удостоен права занять в Лувре мастерскую Шарля Антуана Куапеля. хотя звание «первый художник короля» он получит только в 1765 году вместо Карла Ванлоо. С 1755 года, как упоминалось ранее. Буше возглавлял Королевскую мануфактуру гобеленов в Бове. Работал также по заказам фарфоровой мануфактуры в Венсане (создана в 1732 году в замке Венсан), которая в 1756 году была переведена в Севр и обрела еще большее покровительство короля. Бисквиты (изделия из белого глазурованного фарфора) с тонкой цветной росписью в духе Буше («1 е gout de Boucher») выпускались здесь до конца века. Фарфоровая статуэтка Едоки винограда создана на тот же сюжет, что и полотно «Думаете ли Вы о винограде?» (1747;реплика, приобретенная графом Тесин, находится в Национальном музее Стокгольма). Позы фигурок двух влюбленных близки расположению фигур в картине Ринальдо и Армида. Сюжет полотна был взят из комической оперы с балетными номерами Ш.С. Фавара Продавцы из Темпе, шедшего в Театре де ла Фуар. В статуэтках мануфактур в Венсане и Севре modelers (так назывались мастера) часто воспроизводились парные фигурки пасторалей Буше, очаровательные маленькие крестьянские дети, торговцы, садовницы, которые даже так и назвались «дети Буше».
В 1750-е годы одной из главных покровительниц и заказчиц художника была возлюбленная Людовика XV. законодательница парижской моды мадам де Помпадур. Жанна Антуанетта Ленорманн д’Этиоль, урожденная Пуассон, позднее маркиза де Помпадур, любила искусство, сама пробовала силы в рисунке и гравюре, как и ее брат Абель Пуассон де Вандьер, впоследствии маркиз де Мариньи, занимавший с 1751 года пост главного инспектора королевских строений. С 1751 года Буше обучал обоих технике рисунка и гравюры, а искусству резьбы по камню — королевский резчик, ученик Буше Жак Гюэ, тоже давший им уроки в своей мастерской в Версале. Еще при жизни мадам де Помпадур вышла, правда небольшим тиражом, серия эстампов Гюэ с резных камней, исполненная по рисункам Буше и самой мадам де Помпадур. Но более значительным изданием явилась серия гравюр под названием Suite d’estampes gravels d’apres les pierres gravees de Guay, gravenr de Roy (1772). выполненная Гюэ по рисункам Буше.
Мадам де Помпадур, первая дама Франции, носившая с 1752 года титул маркизы, была капризной и своенравной. Действуя через своего брата, она, например, приказала вырубить большой участок деревьев в районе Елисейских полей, занимаясь перепланировкой собственного дворца — Отеля де Помпадур (ранее — Отель д’Эвре) и устраивая там открытые просмотры. Буше писал ее портреты в другой ее резиденции — в замке Бельвю, стоящей у статуи Любовь и Дружба Жана- Батиста Пигаля (Портрет маркизы де Помпадур, 1759) и сидящей с книгой в библиотеке (Портрет маркизы де Помпадур, 1756). Кроме того, он создал два ее овальных портрета — Маркиза де Помпадур за туалетом (1758) и Портрет маркизы де Помпадур. Фаворитка короля изображена на всех портретах молодой миловидной дамой. Буше представлял ее то кокетливо-грациозной в овальных портретах, то в задумчиво-меланхолическом настроении, как на портретах 1756 и 1759 годов, но не создал ни одного ее мифологического портрета в отличие от скульпторов, представлявших маркизу де Помпадур в образах Помоны, Авроры, Изобилия, Дружбы. Несомненно, портреты маркизы де Помпадур являются лучшим, что создал Буше в жанре портрета. В выражении лиц его моделей заметен некий стереотип, что давало повод упрекать Буше в однообразии. Художественная критика века Просвещения требовала от художников передачи разнообразного выражения чувств модели, умение показать его ум, характер, а не довольствоваться. как это было принято в портрете рококо, лишь передачей грации неуловимых эмоций, обостренным восприятием внешней манеры человека. Такими были лучшие живописные портреты в стиле рококо, например, Портрет маркизы де Помпадур Мориса Кантена де Латура (1755, Лувр, Париж), Портрет королевы Марии Лещинской Жана Марка Наттье (1748, Национальный музей, Версаль). скульптурные образы Гийома Кусту и Жана-Батиста Лемуана. Великолепный и, как считается, самый правдивый портрет маркизы де Помпадур создал Жан-Батист Пигаль (1751, Музей Метрополитен, Нью-Йорк), открывший, однако для французского портретного искусства приемы уже новой образности, не стремившейся льстить модели. И, конечно, портреты маркизы де Помпадур Буше уже совершенно не отвечали требованию критики 1750-х годов изображать не только аристократические модели, но и людей третьего сословия, достойных быть запечатленными. Эти мысли моделях, заслуживающих внимания. о присущей им добродетели лучше всех выразили Дидро и Лафон де Сент-Иен. Художник изображал маркизу де Помпадур, по-видимому в ее любимых нарядах с помпонами и кружевами, с цветами в волосах и браслетом с камеей.
Пикантная грация и утонченная чувственность, присущие атмосфере века, нашли выражение в Портрете Виктории д’Морфи (1745, частное собрание), полотнах с изображением актрис или дам легкого поведения (Одалиска<с темными волосами>, 1745: Одалиска<со светлыми волосами>, 1752). Темноволосая одалиска, изображенная в фривольной позе, мало напоминает обитательницу восточного гарема, хотя у ее ложа столик, воспроизведенный в упоминавшемся ранее издании Moettrs et Usages des Turcs (1746). Это дама французского полусвета, образ которой, как и светловолосой одалиски, шокировал строгую критику. Дидро отмечал, что художник в некоторых картинах изображал жену в виде «обнаженной вульгарной уличной девки». Однако для его Одалисок позировала не мадам Буше, а актрисы или куртизанки Виктория и Луиза по фамилии О’Морфи — фламандки по происхождению. Младшая из сестер Луиза, светловолосая «маленькая Морфи», ассоциируется с образом Морфизы — героини Мемуаров Казановы. Полотна с изображением светловолосой и темноволосой одалисок правились Людовику XV, и. возможно, одна из них была его возлюбленной.
В 1750-е годы для маркизы де Помпадур Буше исполнил много заказов. Среди них десюдепорты Терпсихора (1758) и Полигимния (1758), Вертумн и Помона (Земля, 1748) и парный к нему Арион, спасенный дельфином (Вода, 1748, Университет. Принстон, Нью-Джерси).
Десюдепорты Арион, спасенный дельфином (Вода) и Вертумн и Помона (Земля) входили в заказанную Буше серию из четырех панно с изображением аллегорий Земли, Воды, Огня и Воздуха для Королевского замка де ла Мюэтт в Булонском лесу. Однако художник исполнил лишь два из них. После смерти маркизы де Помпадур в 1764 году король перестроил замок для дофина Людовика XVI. который в 1787 году продал его. Здание было разрушено в годы революции. Королевский замок де ла Мюэтт был местом, где Людовик XV уединялся со своими возлюбленными. Поэтому галантный сюжет о любви Вертумна и Помоны, богов плодородия и хранителей садов, отвечал вкусам заказчицы. Помона и Вертумн. представший перед ней в образе старухи и тщетно пытающийся добиться ее расположения. изображены в окружении плодов, цветов и амура. Помона наделена чертами маркизы де Помпадур.
Черты возлюбленной Людовика XV приданы и нимфе Иссе на полотне Аполлон, раскрывающий свое божественное происхождение Иссе. Загадкой осталось то, почему картина находилась в собрании замка де Шантелу. Он принадлежал родственнику маркизы де Помпадур — дяде ее мужа, герцогу де Шуазель, который не любил маркизу и лаже сочинял на нее эпиграммы. Сюжет, по-видимому, заимствован Буше из Метаморфоз Овидия или из пасторальной оперы Иссе Детуша. шедшей в театре маркизы де Помпадур в Версале в 1749-1750 годах, в которой она исполняла главную роль. Сойм прелестных амуров обрамляет красивые фигуры Аполлона и Иссе. Известно, что культ бога солнца особенно почитался при короле- Солнце Людовике XIV и был в центре детально разработанной аллегории богов и богинь в убранстве дворца и парка в Версале.
На пасторальный сюжет из поэмы Торквато Тассо Аминта было исполнено и полотно Аминта, приходящий в себя на руках Сильвии (1756). Пастораль Сильвия на этот сюжет ставилась в театре Малых апартаментов в Версале с маркизой де Помпадур в главной роли. Поэма Тассо была популярна и в Италии, и герцог де Пентевер, совершивший Grand Tour в Италию, по возвращении заказал Буше десюдепорты для своего замка в Тулузе на сюжеты из поэмы Аминта. Гедонизм поэмы Тассо не безоблачен и окрашен в элегические тона. Жизнь полна трагических моментов, но все же прекрасна — лейтмотив пасторали о любви верного пастуха Аминты и его возлюбленной Сильвии, излечившей его. «Верь, сладостно земное бытие», — пел хор. Театральность произведений Торквато Тассо с лирическими ариями героев, хорами. музыкальными интермедиями соответствовала таланту Буше, ценившему мелодичный слог поэта и умевшего с большим декоративным мастерством воплощать его поэзию в живописи.
Для покоев мадам де Помпадур в замке Бельвю художником было исполнено полотно Туалет Венеры (1751). Его композиция напоминает театральную декорацию, возможно, к балету Лойона Галантный день, который был поставлен в театре Малых апартаментов в Версале в 1750 году. Это изображение Венеры в перегруженном предметами интерьере в стиле «а la grecque» принято считать работой, ознаменовавшей конец стиля рококо и предвосхитившей вкусы эпохи империи Наполеона в начале XIX столетия, так как оно в большей степени отвечало уже вкусам новой буржуазии, чем аристократии середины XVIII века. Античные курильница и кувшин, колонна, пышный занавес с двух сторон, как па театральной сцене, ложе Венеры, напоминающее канапе эпохи империи. — все это утяжеляет композицию, в центре которой изображена обнаженная Венера в окружении амуров. Наигранная чувственность образа обнаженной богини и яркие блестящие без тонких тональных переходов краски усиливают впечатление помпезности сцены. Парным к этой картине является полотно Купание Венеры (Национальная галерея искусства. Вашингтон), написанное Буше тоже в 1751 году для купальни Людовика XV в замке Бельвю.
В поздних работах Буше конца 1750-1760-х годов на мифологические темы Меркурий доверяет младенца Вакха нимфам Нисы (1769, Художественный музей, Кимбел, Форт Уорт), Венера в кузнице Вулкана (1757) художник обращается к сюжетам, уже привлекавшим его внимание. Первая на сюжет из Энеиды Вергилия являлась эскизом для серии шпалер, заказанных маркизом де Мариньи для апартаментов замка в Компень. Она входила в серию шпалер Любовь богов, утвержденную самим королем, и исполнение эскизов было поручено Ф. Буше, Ж.М. Вьену и К. Ванлоо. Вторая (она повторяла сюжет полотна для «дома Дерби») входила в цикл из шести больших декоративных полотен, заказанных Франсуа де Бержере де Гранкур, младшим братом уже упоминавшегося ранее коллекционера Пьера Жака Онезима де Бержере. Буше написал из шести полотен лишь два из-за плохого самочувствия. Пожалуй, наибольший интерес представляет как раз вторая картина. Новый для художника сюжет из Энеиды Вергилия Юнона просит Эола освободить ветры (1769) Буше тоже трактует как миогофи- гурную сцену. Принявшая сторону греков Юнона просит бога ветров Эола выпустить ветры на волю, чтобы уничтожить флот троянцев во главе с Энеем, сыном троянского пастуха Анхиза и Венеры. Юнона и Эол, освобождающий ветры (он прятал их в мешке в гроте), изображены в окружении нереид, символизирующих морскую стихию, амуров и прекрасной нимфы. Эпическая поэма Вергилия как всегда приобретает у Буше характер пасторали, но уже менее легкой и изящной, чем его ранние работы. В больших полотнах конца 1750-1760-х годов появляются некоторые погрешности в звучности колорита, о которых упоминал Дени Дидро, слишком сурово предсказав, что Буше дойдет до простой раскраски.
Особую группу произведений Буше 1750-1760-х годов составляют полотна на религиозные сюжеты. Среди них Свет мира (1750), Рождество Кристи (1750, Музей изящных искусств. Лион). Отдых на пути в Египет (I 757). Святой Петр, пытающийся идти по водам (1766). Все они. по-видимому, исполнены по заказу маркизы де Помпадур. Три первые — для ее капеллы в замке Бельвю. А алтарный образ Святой Петр, пытающийся идти по водам на сюжет из Нового Завета — для приобретенной маркизой капеллы Святого Петра в парижской церкви капуцинов. Она заказала Буше это полотно после смерти в 1754 году своей единственной дочери, еще до того, как была приближена ко двору. Сюжет из жизни Святого Петра не был популярен во Франции в XVIII веке, его больше любили итальянские мастера барокко. В 1764 году собор Сент Луи в Версале перестраивался. и «первому художнику короля» могли поручить украшение собора, ставшего центром французского епископата. За перестройкой собора наблюдал сам Людовик XV. Буше мог вспомнить о заказанной ему ранее работе и осуществить ее в соборе Версаля.
Во всех трех картинах художник Франсуа Буше достаточно свободно трактует религиозные сюжеты. Полотно Свет мира написано на сюжет из Евангелия о том, как Иосиф. Симеон и Анна первыми узнали о божественном происхождении Христа, пришедшего в мир, чтобы осветить его, и несущего свет для раскрытия славы народа Израиля. Герои Буше в этом полотне и в картине Отдых на пути в Египет не очень похожи на библейских персонажей. Мадонна похожа на французскую даму XVIII века, а Иосиф — на античного философа, ангелы — на пухлых амуров Буше. Кроме того, в композицию полотна Отдых на пути в Египет Буше ввел фигурку младенца Иоанна Крестителя, которого по легенде не было со Святым Семейством на пути в Египет. Дидро как всегда резко написал картине Рождество, представленной в Салон 1750 года: «Что представляют собой его девственницы? Хорошеньких, милых пастушек. А его ангелы — маленьких, вольных в обращении сатиров». Неизвестно, была ли набожна маркиза де Помпадур, читавшая произведения просветителей, и нравились ли ей картины Буше. Однако все четыре картины навсегда остались самыми яркими образцами трактовки религиозных сюжетов мастером эпохи рококо.
Особняком в творчестве Франсуа Буше стоит полотно Смерть Сократа (1762). Сюжет этот привлекал с середины XVIII столетия художников-неоклассицистов. Для них он был примером героической смерти, стоического отношения к ней. своего рода exemplum virtutis, то есть примером доблести, как назывались подобные сюжеты. Критик Лафон де Сент-Иен приводил его в брошюре Sentiment sur quelques ouvrages le Peinture. Sculpture et Gravure (1754). рекомендуя художникам обращаться к этому сюжету. Но Буше оставался мастером своего времени. он трактовал его без пафоса и дидактики, просто изобразив сцену смерти старого человека, а не героя. Возвышенные идеалы неоклассицизма не привлекли его внимания. Подлинный живописец рококо, он вдохновился этим сюжетом, возможно, лишь в связи с тем, что его ученик Жан-Батист Дезе, художник уже более молодого поколения, представил на конкурс в Королевскую Академию живописи и скульптуры картину на этот сюжет.
Известно, что Франсуа Буше хотел приехать в Петербург в 1760-е годы для того, чтобы преподавать в петербургской Академии художеств.
До конца неизвестно, кто же изображен на полотне Портрет мадам с)е Бержере (1746) — одна из трех жен Пьера Жака Онезим де Бержере (Бержере де Гранкур).

Франсуа Буше