Culture and art

Культура и искусство

Франческо Гварди

Франческо Гварди Александр Македонский у тела убитого персидского царя Дария 1712—1793. Холст, масло. 0,95 х 1,26

Франческо Гварди Александр Македонский у тела убитого персидского царя Дария 1712—1793. Холст, масло. 0,95 х 1,26

Франческо Гварди Александр Македонский у тела убитого персидского царя Дария

Франческо Гварди долгое время был известен главным образом как один из блестящих мастеров пейзажной живописи, так называемой венецианской ведуты. Лишь в 20-е годы нашего столетия было установлено его авторство для ряда фигурных композиций. Выяснилось также, что в начале своей артистической карьеры Гварди работал в качестве помощника в мастерской своего брата Джованни Антонио.

Мастерская в числе других заказов выполняла копии с известных произведений итальянских художников XVI—XVII веков. Очевидно, в этой мастерской около 1750 года возникла и картина «Александр Македонский у тела убитого персидского царя Дария». Она, как и некоторые другие фигурные композиции Гварди, написана на основе произведения другого мастера. В данном случае прообразом послужила картина генуэзского художника XVII века, работавшего в Венеции, Ланджетти «Приам просит у Ахиллеса тело Гектора». Однако достаточно сравнить эти две композиции, чтобы решительно отвергнуть всякий упрек в адрес Гварди в неоригинальности художественного решения. В нашей картине сразу улавливается присущий произведениям Гварди, по удачному выражению одного ученого, «характер динамической импровизации», которая находит свое развитие в стихии самой живописи. Главным выразительным средством Гварди служит прежде всего его мазок — упругий, динамичный, гибкий, словно лепящий форму изображаемого предмета, вместе с тем-обладающий внутренней вибрацией, отражающий общее настроение тревоги, царящее в картине. В колорите Гварди является подлинным наследником и продолжателем традиций венецианской живописи; московская картина, изображающая эпизод из истории войн античного полководца Александра Македонского, построена на смелом сочетании интенсивных красных и синих тонов, объединенных единым золотистым тоном.
Полотно поступило в Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в 1924 году из Румянцевского музея.