Culture and art

Культура и искусство

Художник Сахи Романов

Художник Сахи Романов

Р. Сахи. Декрет о земле. Масло. 1970.

Художник Сахи Романов

Художник подписывает свои произведения — «Р. Сахи». Свою русскую фамилию— Романов — он получил в детдоме, а обычно его называют просто «Сахи», что означает по-казахски «щедрый».
Сахи — ведущий художник Казахской киностудии. Им оформлены такие фильмы, как «Дорога жизни» (1960), «Безбородый обманщик» (1964), «Крылья песни» (1965), «У подножия Найзатаса» (1969) и многие другие. Он постоянный участник республиканских, всесоюзных и международных выставок. Выставка произведений Сахи в 1970 году в Алма-Ате показала значительность его вклада в развитие национального изобразительного искусства. Сам Сахи считает свое станковое творчество неотделимым от работы в кино. Постоянное изучение натуры помогает ему в работе над фильмом, изобразительно обогащает фильм, помогает избежать ненужных схем.

Заканчивая художественный факультет Всесоюзного института кинематографии, Сахи представил в качестве дипломной работы иллюстрации к казахской народной сказке «40 небылиц». В их сюжетах, как и в самой сказке, быль тесно перемешивается с вымыслом, который не выходит, однако, за рамки жизненного опыта маленького героя. На небе среди звезд пасется лошадь, к которой прижимается жеребенок, по степи за джейраном несется сапог, будто только что снятый с ноги толстого хана, мальчик заглядывает за облако, став на кончик кнута, которым пользуются чабаны… Листы иллюстраций выполнены художником по-разному: Сахи свободно переходит от четкого штрихового рисунка к гуаши, заставляя краски звучать то напряженно, то мягко — в зависимости от содержания той или иной сцены
Композиция листов очень разнообразна. Как в раскадровке фильма показывает художник своих героев, уточняет их характеристики в различных эпизодах, обыгрывает запоминающиеся детали (например, огромную меховую шапку мальчика), которые даже в массовых сценах фиксируют на себе внимание.
Потому ли, что самому Сахи близок сочный юмор народной сказки или же ему оказался сродни характер героя — смышленого мальчугана, своей находчивостью победившего хитрого хана,— но уже в этой работе определились основные черты творчества художника — эмоциональная щедрость и открытость.

Р. Сахи. Кюй. Освобождение от цепей. Масло. 1970

Р. Сахи. Кюй. Освобождение от цепей. Масло. 1970

Некоторые листы, решенные в интимнолирическом плане и не связанные непосредственно с сюжетной канвой («Мальчик у костра ночью», «Вечер в степи» и другие), во многом автобиографичны. Рано лишившись родителей, он с маленьким братом пешком дошел из Кзылординской области до города Куйбышева. Бойкий и самостоятельный мальчуган настойчиво «выбивался в люди»: сам пришел в детдом, потом поступил в ремесленное училище. Но, наверное, еще на родине, на берегах «Великой реки» — Сыр-Дарьи, или же, когда он бродил по степи, слушая голоса природы, в нем начал пробуждаться художник.
Во время Великой Отечественной войны, работая на заводе, Сахи стал посещать вечернюю художественную студию, а в 1950 году, закончив Московскую художественную школу, стал студентом ВГИКа.
С воспоминаниями о родине во многом связано первое большое живописное полотно — «Вечер на джайляу» (1958). Девушка- чабан со своей отарой спускается к юртам, над которыми уже поднялся дымок костров. Снежные вершины гор еще горят в лучах заката, но их склоны уже окутала дымка холодного воздуха, которая делает не таким ярким красный цвет платка на девушке, свребрит шерсть овец. В мерном ритме композиции, в мягкой гармонии цвета звучит лирическая вечерняя мелодия.

Р. Сахи. Портрет О. Сулейманова Масло. 1963.

Р. Сахи. Портрет О. Сулейманова Масло. 1963.

Сахи принадлежит к поколению, с которым в искусстве Казахстана связаны большие достижения в области сюжетно-тематической картины.
Своеобразные черты народного быта раскрываются в его полотнах «Ковровщицы» (1964), «На каникулах» (1966) и других. В этих произведениях Сахи опирается на художественные традиции, переданные ему преподавателями института — замечательными советскими художниками В. П. Ефановым, Ф. Ф. Богородским, Г. М. Шегалом, Ю. И. Пименовым. Вместе с тем с каждой новой работой все отчетливее проявляется и его собственный творческий темперамент. Композиция становится динамичнее, силуэты экспрессивнее, все четче определяются задачи, которые ставит перед собой художник в области цвета. На протяжении нескольких лет, отдавая предпочтение серебристо-серой «вечерней» гамме, он сочетанием ее оттенков добивается большой напряженности звучания, повышенной эмоциональной выразительности.
В период поисков своих путей в искусстве большое место в творчестве Сахи занял рисунок: в нем раньше, чем в живописи, достиг художник свободы, раскованности, умения воплотить свой замысел. Этими качествами отличается уже серия «Жизнь и творчество Курмангазы» (1960), привлекающая экспрессией, смелостью и какой-то даже шероховатой, тяжеловесной грубоватостью штриха.

Р. Сахи. Иллюстрация к сказке «40 небылиц». Карандаш. 1953.

Р. Сахи. Иллюстрация к сказке «40 небылиц». Карандаш. 1953.

В серию входят листы, на которых мы видим панорамное изображение степи («Хромая сайга», «Золотая степь»), и листы, где герой изображен «крупным планом» («Порыв», «О, мой сын!»). Стремясь подчеркнуть социальную направленность творчества Курмангазы, Сахи уже в построении композиции и в характере самого штриха передает различную «интонацию» — то медлительно-лирическую, то наполненную страстным чувством, призывом.
С той же свободой владения рисунком встречаемся мы и в выполненных тушью эскизах костюмов для кинофильма «Безбородый обманщик», которые по цельности их композиционного замысла можно рассматривать как самостоятельное графическое произведение. Глубоко чувствуя природу народного юмора, Сахи ярко, почти гротескно дает социальный характер персонажей, высмеивая при этом ленивого, глупого хана и его окружение. Четкость черных контуров на белом поле листа и разнообразные узоры орнамента, украшающего костюмы людей, придают известную декоративность этим композициям.
Многие живописные работы были выполнены Сахи во время его поездок со съемочной группой в разные районы Казахстана. Работая над этюдами, художник чаще всего преследует вполне конкретную цель — изучение типажа, организацию композиций групп, поиски цветовых отношений в пейзаже и т. д. Однако при активном творческом отношении эти работы перестают быть только подсобным материалом. Так, вполне реально изображая горы с залегающими в них тенями или залитую солнцем степь, Сахи озабочен не столько проблемой достоверности изображения, сколько передачей в цвете характера того или иного пейзажа, или связанной с ним бытовой сцены. И как бы подчиняясь его активному восприятию действительности, сама живопись становится плотной, экспрессивной. Нередко целую серию работ объединяет определенный интонацион ный строй. Так, в серии этюдов, выполненных в Аяк-Калкане, решенной в напряженной оранжево-красной гамме, в разных вариациях раскрывается тема палящего солнца, зноя. В других этюдах, «сталкивая» красный цвет с почти черными тенями, художник добивается известного драматизма. В картине «Утро в колхозе» контраст фиолетовых гор с ярко-зеленой травой создает ощущение свежести и прохлады, передает состояние природы, пробуждающейся после ночного сна.

Р. Сахи. О, мой сын! Из серии «Жизнь и творчество Курмангазы». Карандаш. 1960.

Р. Сахи. О, мой сын! Из серии «Жизнь и творчество Курмангазы». Карандаш. 1960.

По собственному выражению Р. Сахи, главное в его поисках — «услышать цветовой звук земли, передать в цвете ее запах». И в этом, видимо, ключ к пониманию природы яркого, глубоко национального и полного своеобразия творчества Сахи, которое возникает как бы стихийно, «изнутри», от близкого ему народного восприятия жизни, заложенного в сказке, эпосе, легенде. Они стали для него своего рода школой образного мышления, дали разбег для создания произведений, в которых миропонимание художника, возможно, получило более широкое и полное выражение.
ней кошмы на земле, оживление вокруг передают настроение праздничного возбуждения, главным выразителем которого по традиции, является акын: прикасаясь к струнам своей домбры, он слагает песню в честь Великого события.
В картине «Кюй Освобождение от цепей» образ акына — выразителя народных дум — приобретает откровенно символический характер. Свободная поза поэта, как бы вырастающего из земли и тесно с ней связанного, разорванные цепи, резвящиеся по степи в лучах заката белые джейраны — все это придает изображению романтическую приподнятость и пафос, близкий народному поэтическому творчеству. Как и в первой картине, здесь в палитре художника.
В 1970 году, к выставке, посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, Сахи заканчивает три картины: «Декрет о земле», «Кюй. Освобождение от цепей» и «Под небом Родины». Все они связаны между собой стремлением художника дать обобщенное выражение чувств полноты, радости жизни и свободы, обретенных народом в результате социалистических преобразований в стране.

Р. Сахи. У подножия Пайштаса. Гуашь. 1969.

Р. Сахи. У подножия Пайштаса. Гуашь. 1969.

В основе первой картины — «Декрет о земле» — лежит конкретный сюжет: комсомолец-пропагандист беседует с жителями аула. Его фигура на фоне Красной юрты, над входом в которую висит портрет Ленина, является композиционным и смысловым центром: к нему направлено общее движение и внимание. Но сюжет — лишь отправная точка для выражения концепции художника. Красный цвет юрты и лежащей перед доминируют оранжево-красные тона: они | звучат в пейзаже, в одежде акына и, сгущаясь в узорах ковра, почти сливаются с сочным коричнево-черным тоном I земли.
Родственная народной поэзии символика лежит и в основе третьей картины — «Под небом Родины», где мы видим ребенка, раскинувшегося в своей люльке среди залитых солнцем степных просторов. Песенное начало присутствует и в самой композиции, и в трактовке пейзажа, и в цветовом решении полотна, определяющую роль в котором играет опять-таки «солнечный», оранжево-желтый тон. Художник хочет передать цветом ощущение счастья, радости жизни.
Большую творческую активность, идущую от неразрывной связи со своей средой, своим народом, стремится передать Сахи и в своих портретных работах. Такой подход характерен для портретов режиссера Ш. Айманова и поэта О. Сулейманова, чабана Ерсаи на и автопортрета художника.

Р. Сахи под небом родины. Масло. 1970

Р. Сахи под небом родины. Масло. 1970

Сахи легко узнается в любом своем произведении, хотя он не стоит на месте, а постоянно ищет, экспериментирует. Созданный им в 1973 году на основании скудных изобразительных материалов образ ученого и философа Аль-Фараби лишен обычной для художника зримой материальности: некоторая идеализация образа как бы усиливает в нем духовное начало. Цветовое решение портрета отличается особой восточной изысканностью.
В сюжетно-тематических работах последних лет Сахи целиком опирается на материал, который дает ему повседневная жизнь. Но и в этих работах, уже лишенных прежнего пафоса, заметно стремление художника к творческой переработке мотива.
Так, в двух вариантах его картины «Цирк» нетрудно проследить, как непосредственное впечатление постепенно подчиняется мысли художника. В первом варианте он изображает здание цирка в Алма-Ате, стремясь в ритме движения толпы, в мелькании ярких красок, несколько смягченных сумерками, передать праздничное настроение. Во втором же варианте — «Прогулка цирковых лошадей» художник придает всей сцене более обобщенный характер. Образы гимнастов и наездников, разминающихся на зеленой лужайке и как бы связанных с окружающим их пейзажем, приобретают символическое значение — это молодость, сила.
Все творчество заслуженного деятеля искусств Казахской ССР Сахи Романова, много сделавшего для развития искусства Советского Казахстана, окрашено большой любовью к Родине. Рассказывая о новой жизни на древней земле, он неустанно ищет новых путей для выражения ее неповторимого своеобразия.

Р. Сахи. Вечер на Джайляу. Масло. 1958.

Р. Сахи. Вечер на Джайляу. Масло. 1958.