Culture and art

Культура и искусство

Евангелист Матфей (?), св. Николай (?), св. Виктор (?), св. Людовик Тулузский, евангелист Марк Дерево, темпера. 94×29 (размер каждой створки).

Евангелист Матфей (?), св. Николай (?), св. Виктор (?), св. Людовик Тулузский, евангелист Марк
Дерево, темпера. 94×29 (размер каждой створки). ГЭ 5501.
Пятичастный полиптих. Все пять досок имеют один инвентарный номер.
Неизвестно, как в первоначальном виде выглядел полиптих, и все ли створки дошли до нас. В этом произведении — в постановке фигур, в изяществе, с каким передаются движения голов и рук, в пристрастии к богато орнаментированным тканям, в чрезвычайно изысканной цветовой гамме — ясно ощутимы черты интернациональной готики.
Бенуа в предисловии к Кат. 1922 писал о принадлежности пяти святых «какому-то первоклассному мастеру из круга влияния Джентиле да Фабрпано (не исключена возможность, что перед нами работа самого мастера)». Это мнение кажется вполне убедительным, особенно после недавно произведенной реставрации, в результате которой открылось хроматическое богатство и тонкость колорита.
Джентиле да Фабриано (около 1370—1427) был одним из крупнейших представителей стиля интернациональной готики. Работал в области Марке, Венеции, Бреше, Флоренции, Сьене, Риме.
В Кат. 1922 приводятся мнения разных исследователей об авторстве эрмитажного произведения. Жарновский высказался в пользу самого Джентиле, Айналов — умбрийца Бопфпльи. Липгарт полагал, что полиптих мог быть создан Пьетро ди Доменико Монтепуль- чано. Воинов (1922) отнес картину к кругу Джентиле да Фабриано.
В Кат. 1958 и 1976 полиптих включен как произведение неизвестного художника далмато-венецианской школы XV в., с указанием, что эта работа близка кругу венецианского мастера Микеле Джамбоно, также испытавшего влияние Джентиле да Фабрпано.
Очевидно, на мысль о близости к Джамбоно навел полиптих этого художника из Городского музея в Фано или створка полиптиха с изображением св. Иакова (подписная) из собр. Академии в Венеции. В этих работах есть определенное сходство с эрмитажной в постановке фигур на своеобразной по конфигурации подставке и в трактовке складок, однако иной тип лиц, а сами фигуры — приземистые и тяжелые.
Имена двух изображенных святых не вызывают сомнений: это св. Людовик Тулузский (или Анжуйский) — французский епископ в мантии, украшенной королевскими лилиями, и с короной у ног, а также евангелист Марк, около которого виднеется маленький лев.
Определение остальных святых спорно. Святой с жерновом в руках в Кат. 1958 и 1976 назван Виктором. Но ни один из итальянских святых с этим именем не имел в качестве атрибута жернова. С жерновом мог быть представлен редкий французский святой — Виктор Марсельскпй, однако его изображали в виде рыцаря со знаменем, напоминающего своим обликом св. Георгия. Среди святых, почитаемых в Италии, с жерновом мог быть представлен Пантелеймон. Но обычно подчеркивалось, что он в первую очередь целитель, и в руках этот темноволосый юноша держал коробочку с пилюлями, как св. Косьма и св. Дамиан.
По композиционной логике, пару св. Марку должен составлять кто-то из евангелистов. Поскольку, кроме пера и книги, у святого нет других атрибутов, это, скорее всего,— Матфей: когда изображались все четыре евангелиста, Матфей, как правило, держал книгу.
Святой епископ назван в Кат. 1958 и 1976 Николаем, что вполне возможно, хотя для полной уверенности не хватает обычных для Николая золотых шаров.
Происхождение: пост, в 1919. Ранее: собр. А. А. Воейкова в Петербурге.
Каталоги Эрмитажа: Кат. 1958, с. 142; Кат. 1976, с. 117.
Выставки: 1920 Петроград, с. 5; 1922 Петроград, № 23—27.
Литература: Воинов 1922, с. 76

Упоминается с 1392 по 1411. Ученик своего отца, Никколо ди Пьетро Джерини, работал в его мастерской. Испытал влияние Спинелло Аретино, с которым сотрудничал, и Лоренцо Монако. Работал, в основном, во Флоренции и Сан Джиминьяно, а также в Кортоне.